Тоталитаризм обещает нам не столько эпоху веры, сколько эпоху шизофрении.
Джордж Оруэлл, английский писатель и публицист

Владимир Сиренко... «без бабочки»

Для оркестра дирижер с плохим слухом — полная катастрофа. Самое главное — нужно иметь волю
11 ноября, 2010 - 20:02
СЕГОДНЯ ВЛАДИМИР СИРЕНКО — ОДИН ИЗ ЛУЧШИХ ДИРИЖЕРОВ СОВРЕМЕННОСТИ, ХАРИЗМАТИЧНЫЙ МЕДИУМ, ОН ВЕДЕТ ЗА СОБОЙ МУЗЫКАНТОВ, ЗАЖИГАЯ ОГНЕМ СВОЕГО ВДОХНОВЕНИЯ И ПЕРЕДАВАЯ ЭТОТ «ОГОНЬ» СЛУШАТЕЛЯМ / ФОТО КОНСТАНТИНА ГРИШИНА / «День»

Народный артист Украины, лауреат Шевченковской премии концертом в Национальной филармонии Украины отметил свое 50-летие. Владимир Сиренко выступал вместе со своим коллективом — Национальным заслуженным академическим симфоническим оркестром Украины, деятельность которого получила мировое признание. В исключительно теплой и праздничной атмосфере вечера чувствовались любовь и доверие публики к талантливому дирижеру, который сумел завоевать ее сердца, превратить каждое выступление оркестра в яркое событие.

Юбилей не нарушил напряженный рабочий график маэстро. Буквально на следующий день после праздничных событий он начал готовить еще один юбилей, в котором творческие итоги своего долгого пути в музыку и с музыкой представляли два известных украинских композитора старшего поколения Жанна и Лев Колодубы. После репетиции мы встретились с Владимиром Федоровичем в его кабинете. Темой нашей беседы стало искусство дирижера, которое он избрал как главное дело своей жизни, когда еще учился играть на баяне в Полтавском музыкальном училище.

Профессия дирижера — одна из самых сложных и таинственных. Она напоминает айсберг, у которого только одна седьмая общего объема находится на поверхности воды. Среди музыкантов-исполнителей встречается немало талантливых вундеркиндов, покоряющих вершины своего искусства уже в юном возрасте. По словам Карла Элиазберга, «дирижер начинается только после тридцати пяти лет». Это действительно профессия зрелого возраста, что связано с необходимостью длительного обретения опыта, прежде чем удастся по-настоящему постигнуть секреты управления оркестром.

Умелый организатор коллективного творческого процесса, дирижер является и харизматическим медиумом, способным вести за собой музыкантов, зажигать их огнем своего вдохновения и передавать этот живой огонь слушателям. Он подобен в одно и то же время и режиссеру, и актеру. Как и режиссер, дирижер выступает полномочным представителем автора исполняемого произведения. Поэтому прежде, чем выйти к оркестру, сначала тщательно изучает авторский текст, разрабатывает стратегию, мысленно охватывает целое, определяет темп, характер и баланс звучания, чтобы во время репетиций выверить и отработать все детали. При этом окончательные результаты этой работы зависят от музыкантов, их профессионального мастерства, от контакта, который устанавливается с каждым из них в процессе живого исполнения. Но если режиссер, поставив спектакль, словно умирает в своих актерах, дирижер продолжает разыгрывать собственную роль и свой собственный текст в том музыкальном действии, которое подготовил и выносит на суд публики. А из какого же инструмента он извлекает музыку, которая должна прозвучать на множество голосов? Этим инструментом оказывается он сам, его физические данные, органы восприятия, точные и ясные дирижерские жесты.

Поэтому первый вопрос, с которого я начала беседу с Владимиром Сиренко, касался роли дирижерского аппарата, того, что принято называть мануальной техникой. Ведь известно, что разные дирижеры ведут себя за пультом по-разному. Вспоминался оставшийся в памяти современников резкий контраст, который производила манера управления оркестром опытнейшего немецкого дирижера вагнеровской школы Ханса Рихтера, и сменившего его на посту руководителя Венской придворной оперы выдающегося композитора и дирижера Густава Малера. Если Рихтер с его могучей массивной фигурой возвышался над оркестром, как неподвижный монумент, то маленький худощавый Малер был весь в движении, его огненный темперамент проявлялся в импульсивной спонтанности и разнообразии выразительных дирижерских жестов. Я вспоминаю, сколь импульсивной была дирижерская манера нашего Стефана Турчака. В молодые годы о нем говорили, что во время исполнения он был столь захвачен музыкой, что буквально «выскакивал из фрака»...

— Сразу дирижером никто не становится. Сначала требуется приобрести какую-либо конкретную исполнительскую профессию. Но, например, для тех, кто обучается игре на народных инструментах, дирижирование является обязательным предметом. Могу сказать о себе, что как только я начала его проходить в Полтавском музыкальном училище, я им настолько увлекся, что твердо взял курс на дальнейшее обучение в консерватории именно по специальности оперно-симфоническое дирижирование, — признается маэстро В.Ф. СИРЕНКО. — Осваивают дирижерские навыки и студенты, которые готовятся стать руководителями хоровых коллективов. Поэтому у них, как и у студентов факультета народных инструментов, овладение мануальной техникой происходит на раннем этапе обучения. Сложнее бывает в этом смысле пианистам и струнникам, если в дальнейшем они переключаются на дирижерскую специальность. Но при выборе дирижерской профессии они получают свои преимущества. Фортепиано как универсальный инструмент облегчает знакомство с любой музыкой. К тому же пианисты еще в студенческие годы приобретают навыки ансамблевой игры. Что касается скрипачей и других струнников, то им знакомы все сложные технические секреты игры на этих инструментах, а ведь струнная группа составляет основу как симфонического, так и камерного современных оркестров.

Возвращаясь к мануальной технике, нужно сказать, что если руки дирижера дышат с оркестром, его жесты пластически выразительны, он четко и ясно показывает все вступления, то музыкантам с таким дирижером играть удобно. Но хорошо и правильно поставленный мануальный аппарат особенно важен, когда речь идет о наиболее сложных оркестровых сочинениях с обилием пластов фактуры, сменами ритма и разнообразием тембровой палитры. Ведь не случайно первыми великими дирижерами в современном смысле этого слова стали выдающиеся композиторы Гектор Берлиоз и Рихард Вагнер, которые в своем творчестве существенно расширили состав оркестра, обогатили музыку новыми приемами оркестрового письма, новыми красочными эффектами.

— Дирижирование хором, оркестром народных инструментов и симфоническим оркестром — какая существует разница между этими тремя специализациями?

— Разница, несомненно, существует. Больше общего имеют между собой работа дирижера симфонического оркестра и руководителя хора. И струнные инструменты, и деревянные духовые по своему строю и манере звукоизвлечения ближе к человеческому голосу. Играющие на них музыканты имеют тонкий слух, без которого нельзя научиться играть чисто. А дирижер, выстраивая звуковой баланс, тщательно следит, чтобы не было фальши в общем звучании. В симфоническом оркестре чистота интонации, строй аккордовой вертикали постоянно контролируются и корректируются слухом. Всем хорошо известно, что перед началом концерта такой оркестр должен настроиться. Такая настройка является сигналом к началу концерта. Также и хормейстер настраивает хор по камертону и заново выверяет чистоту звучания перед каждым исполняемым номером. У народных инструментов строй фиксированный, то есть темперированный, как и у рояля. Задачи взаимной корректировки звучания здесь стоят несколько иные. Хотя в чисто художественном смысле подход к исполняемой музыке ничем не отличается, как и характер общения дирижера с музыкантами оркестра и с публикой.

— Получается, что среди способностей, которыми должен обладать именно оперно-симфонический дирижер, главным оказывается хороший слух?

— Хороший слух должен иметь каждый музыкант. Но слух дирижера обладает спецификой. Ведь дирижеру приходится одновременно слышать множество голосов многоголосной оркестровой ткани, различать эти голоса по их неповторимому тембру, улавливать и поправлять фальшивые ноты даже тогда, когда звучание столь плотное и насыщенное, что отдельный неверный звук может быть не столь заметен, как при прозрачной фактуре. Дирижер с плохим слухом — это для оркестра полная катастрофа, как и дирижер с плохими руками, жесты которого хаотичны, хотя внешне могут казаться очень эмоциональными, но их плохо понимают музыканты. Однако самое первое качество, без которого невозможно проявить себя в этой профессии, — это дирижерская воля. Чтобы за тобой пошел коллектив, чтобы объединенные в этот коллектив профессионалы своего дела, музыканты, много лет посвятившие себя изучению музыки, приняли твои трактовки, подчинились твоим требованиям и признали твой авторитет, тут без твердых волевых качеств никак не обойтись. А еще дирижеру помимо слуха одинаково необходим весь комплекс музыкальных способностей. Это и чувство ритма, и память, и умение, не забывая о деталях, охватывать большое произведение в его целостности. Также важно знание специфики всех инструментов оркестра. Такие знания приходится постоянно пополнять и совершенствовать. И в этом отношении неоценимую помощь оказывают дирижеру опытные концертмейстеры, которые возглавляют отдельные оркестровые группы. Ведь каждая группа инструментов, входящая в состав оркестра, — струнные, деревянные духовые, медные духовые, ударные — должна звучать как единый организм, однородный слаженный ансамбль. Поэтому при комплектовании оркестра музыканты проходят тщательный отбор.

— Я знаю, что такой отбор, проведение конкурса с целью правильного комплектования оркестрового коллектива входит в обязанности главного дирижера. Это как раз и есть одна из невидимых сторон айсберга, лишь поверхностную внешнюю сторону которого посетители концертов могут реально наблюдать. Хорошо помню, сколько времени и усилий заняло у вас, Владимир Федорович, приведение в порядок симфонического оркестра Национальной радиокомпании Украины, когда вы возглавили этот коллектив в 1991 году.

— Этот оркестр тогда действительно находился не в лучшей форме, так как к тому времени в течение двух лет был без главного дирижера. К тому же это был период естественной смены поколений, часть музыкантов уже достигла пенсионного возраста, и было мало молодежи... Приходилось срочно решать задачи комплектования коллектива и параллельно постоянно расширять репертуар, учить новые программы. Работа на радио имеет свою особую специфику. Когда произведение записывается на пленку, микрофоны чутко улавливают малейшие погрешности, которые в живом концерте могут быть и не столь заметны. Для меня общение в течение восьми лет с этим оркестром и сотрудничество с опытными звукорежиссерами было неоценимой школой во многих отношениях. Мы сделали много записей и классической, и новой музыки. Я постоянно имел дело с произведениями украинских композиторов, в том числе они доверяли мне и оркестру радио свои премьерные исполнения.

— Я это тоже прекрасно помню, потому что именно в эти годы началось ваше постоянное сотрудничество и очень плодотворное творческое общение с моим мужем, композитором Виталием Губаренко.

— Наша первая встреча с Виталием Сергеевичем произошла несколько раньше, когда я начинал свой путь и работал вторым дирижером того оркестра, который теперь возглавляю. Я был горд, что известный композитор, музыку которого играли многие выдающиеся дирижеры, доверил мне проведение своего авторского концерта. Этот концерт состоялся 22 февраля 1991 года и включал три его камерных симфонии для скрипки и двух скрипок с оркестром, а также сюиту из балета «Камінний господар». Но это не были премьерные исполнения. А впервые я провел премьеру его нового сочинения уже на следующий год. Это была симфония-балет «Зеленые святки», произведение, которое Виталий Сергеевич мне посвятил. Я очень люблю эту музыку, исполнял ее не один раз, в том числе в авторском концерте Виталия Губаренко уже после смерти композитора.

— А после «Зеленых святок» в том же 1992 году вы подготовили премьеру такого монументального произведения Виталия Губаренко, как опера-оратория на тексты Тараса Шевченко «Згадайте, братія моя». Здесь кроме оркестра участвовали и хор им. П. Майбороды, и детский хор, и группа солистов. Позднее вы тоже часто включали в свой репертуар сложные синтетические произведения, в том числе такие шедевры мировой музыкальной литературы, как Пассионы И.-С. Баха, «Торжественная месса» Бетховена, симфонии с хором и солистами: 9-ю Л. Бетховена, 2-ю,3-ю,8-ю Г. Малера. Из произведений украинских композиторов в содружестве с хоровой капеллой «Думка» Национальный симфонический оркестр исполнил под вашим руководством «Кавказ» С. Людкевича, «Слово о полку Игореве» Е. Станковича, «Реквием для Ларисы» В. Сильвестрова. Не могу я забыть ярких впечатлений от вашего концерта, в котором были соединены в одной программе бетховенская 9-я симфония и два новых сочинения украинского композитора Виктории Полевой — Кредо на классический латинский текст и Ода к радости, написанная на тот же текст Ф. Шиллера, который звучит и в финале симфонии Бетховена. Это говорит о том, что вы верите в высокие качества и в настоящую зрелость украинской музыки, выдерживающей соседство с самыми лучшими образцами мирового музыкального искусства.

— Я уже как-то говорил, что не все наши украинские композиторы — бетховены, и сами они это хорошо знают. Классики на то и есть классиками, что каждый из них неповторим, и сравнивать их друг с другом — занятие бесполезное. Но украинская музыка, безусловно, имеет свое лицо. Есть много прекрасных произведений, которые могут увлечь любую аудиторию. К сожалению, с мировым признанием достижений украинского композиторского творчества дело обстоит пока плохо. В этом не виноваты ни композиторы, ни мы, исполнители. И с оркестром радио, и с нынешним коллективом мне приходилось часто выезжать на зарубежные гастроли. В программу таких гастролей включаются главным образом наиболее известные произведения мирового музыкального репертуара. Так диктуют те, кто нас заказывает и оплачивает поездку, кто отвечает за то, чтобы концерты были рентабельны и собрали публику. А чтобы в зарубежных поездках могла звучать украинская музыка, для этого нужны заинтересованность государства, специальная и долговременная государственная программа, которую разработали бы разбирающиеся в сути вопроса профессионалы.

— Судя по нынешней ситуации в нашей культуре, такая программа скоро не появится. Ведь за последние годы здесь произошли и продолжают происходить разрушительные процессы. Перестало функционировать и печатать новые произведения украинских авторов издательство «Музична Україна», в Киеве ликвидированы нотные магазины, не выходит журнал «Музыка», переживает сложности Национальный союз композиторов Украины, да мало ли что еще! Хорошо, что пока существуют такие фестивали, как «Київ-МузикФест», «Премьеры сезона», одесские «Два дня и две ночи». В их программы включаются и новые произведения украинских авторов, и взоры обращены к тому, что уже апробировано как лучшие достижения, а также открываются некоторые забытые страницы. А вот записи в фонд радио, на диски? Ведь за годы вашей работы вы сделали немало таких записей и с одним, и с другим оркестром. Такая работа планировалась, оплачивалась, а теперь, как я понимаю, сделать запись какого-либо произведения украинского автора — задача почти недостижимая.

— Это действительно так, если дело касается большого симфонического оркестра. Еще сложнее, если к тому же требуется хор, солисты. Никакого государственного финансирования на это не отпускается. Такая запись будет стоить настолько дорого, что вряд ли отыщутся спонсоры, готовые вложить средства в увековечивание творчества украинского автора...

— Не хочется, чтобы наша с вами беседа, начатая в мажорных тонах, окончилась на такой грустной ноте. Поэтому в завершении я хочу поздравить вас с семейным дуэтом. Ведь уже в трех концертах, которые прошли под вашим управлением, в качестве солистки успешно выступала ваша дочь, ученица 11 класса Киевской специальной музыкальной школы им. М.Лысенко Мирослава Сиренко. Она сыграла в сопровождении оркестра такие произведения, как Концерт для флейты В. Губаренко, Поэма для флейты Ж. Колодуб и Концерт для флейты № 2 В. А. Моцарта. А в вашем юбилейном концерт мы впервые услышали музыку молодого композитора Всеволода Сиренко, пока еще студента-первокурсника, но уже представившего публике большое оркестровое произведение, триптих «Осенний праздник». Эта музыка содержит яркие образные и оркестровые находки, она вполне профессиональная и обещает многое в будущем. И мы будем ждать новых встреч с вами и с молодыми представителями вашей музыкальной династии...

СПРАВКА «Дня»

Владимир Федорович СИРЕНКО родился 1 ноября 1960 года на Полтавщине. Окончил Киевскую консерваторию по классу оперно-симфонического дирижирования у профессора Власенко (1989). В 1990 году стал финалистом Международного конкурса дирижеров в Праге. В течение 1991—1999 годов — главный дирижер Симфонического оркестра Украинского радио, с 1999 г. — главный дирижер и художественный руководитель Национального симфонического оркестра Украины. Неоднократно гастролировал в России, США, Южной Корее, Франции, Италии, Германии, Испании, Нидерландах, Польше, Словакии, Болгарии, Бельгии, Великобритании и др.

Многогранному таланту дирижера подчиняются произведения от наивысшей мировой и украинской классики до концертов современного музыкального авангарда. Он воплотил монументальные симфонические циклы «Все симфонии Малера», «Симфонии Бетховена», в программах его концертов — наивысшие достижения мировой симфонической музыки — «Фантастическая симфония» Берлиоза, «Реквием» Верди, «Кармина бурана» К. Орфа, произведения Станковича и Брукнера, Брамса, Чайковского, Губаренко, Шнитке и др.

Сиренко, как дирижер, поставил девять опер. Впервые в Украине осуществил такие уникальные музыкальные проекты, как «Царь Эдип» и «Свадебка» Игоря Стравинского и «Сестра Анжелика» Дж. Пуччини. Преподает в Национальной музыкальной академии Украины. Традиционным стало участие Владимира Сиренко во многих украинских и зарубежных международных фестивалях, в частности, «КиївМузикФест», «Киевские летние музыкальные вечера», Международном фестивале классической музыки «Звезды планеты», «Биеннале украинского авангарда», фестивалей в Польше, Великобритании и др.

Дирижировал на таких известных сценах, как Московская и Петербуржская консерватории, Театр на Елисейских Полях и Опера Комик в Париже, Концертгебау (Амстердам), Центр Мануэля де Фалья (Гранада), Зал Народовой филармонии (Варшава), Барбикан (Лондон) и др. Лауреат Национальной премии им. Тараса Шевченко.

Марина ЧЕРКАШИНА, музыковед
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments