Прошлое не исчезает. Героически пролитая кровь не исчезает. Она трансформируется в новую форму духовной энергии, порождает человека, который должен его опеть. Прошлое воскрешается и расцветает в гении.
Евгений Сверстюк, украинский писатель, доктор философии, президент Украинского пен-клуба

«Я король Никто»

Исполнилось 118 лет со дня рождения выдающейся поэтессы украинского происхождения Розы АУСЛЕНДЕР
16 мая, 2019 - 11:04

Она взяла себе фамилию мужа Auslander, что в переводе значит «иностранка». Действительно, она нигде не чувствовала себя полностью дома. Потеря родины оставалась одной из ее главных тем до конца жизни. В большинстве мест, где она жила, она чувствовала себя чужой. Украина, США, Румыния, Австрия, Германия — разные города, разные страны — нигде не задерживалась надолго. Но даже когда сложились все условия, чтобы осесть, Роза отказывалась покупать или надолго арендовать жилье: снимала комнаты в пансионатах и постоянно имела наготове хороший десяток чемоданов: «Я не проживаю/я живу». Чужестранка. Иностранка. Иная.

Перетвори мене знов

У воду

Хочу текти

рікою

в море

впадати

Розалия Беатрис ШЕРЦЕР (Rosalie Beatrice Scherzer) родилась 11 мая 1901 в Черновцах, что тогда вместе со всей Буковиной входили в состав Австро-Венгрии. В семье разговаривали на немецком. Мать читала для Розалии много поэзии, впоследствии уже в торговом лицее в Вене девушка сама начинает писать стихотворения и сказки, но никому не показывает. В 1919—1920 гг. изучает философию. В 1921-м, вскоре после смерти отца, по предложению матери, чтобы не погрязнуть в бедности, вместе с будущим мужем Игнацем АУСЛЕНДЕРОМ Розалия переехала в США. Издавала газету Westlicher Herold, работала редактором, публиковала статьи и эссе в немецкоязычных журналах Америки. В 1926 году получила американское гражданство. Первые стихотворения опубликовала в Нью-Йорке в 1928 году. В 1931-м вернулась в Черновцы, чтобы ухаживать за больной матерью, прожила здесь до 1936-го, потеряв гражданство США. В 1939-м при поддержке земляка, известного поэта Альфреда МАРГУЛ-ШПЕРБЕРА, выпустила в Черновцах первую книгу стихотворений «Радуга» («Der Regenbogen»).

В 1940-м, когда в город вошли советские войска, Розу арестовали по подозрению в шпионаже в интересах США. Она провела в тюрьме несколько недель, вышла на свободу за отсутствием доказательств. В официальных биографиях об этом опыте никогда не вспоминала. В 1941—1944 годах находилась в Черновицком гетто, где познакомилась с Паулем ЦЕЛАНОМ (еще один, и последний раз, они увиделись в 1957 году в Париже). Пряталась от немцев до 1944-го, чудом избежала концлагеря. В 1946-ом вернулась в США, обновила гражданство в 1948-м. До 1956-го не писала стихотворений на немецком, перейдя на английский. В 1965-м вышла вторая книга ее стихотворений «Слепое лето» («Blinder Sommer»). В 1967-м вернулась в ФРГ. Ее сборники получили многочисленные премии, награды и отличия.


ФОТО С САЙТА WIKIPEDIA.ORG

После 1978-го страдала тяжелым артритом, не могла самостоятельно писать и потому диктовала свои тексты. Доживала в доме престарелых еврейской общины Дюссельдорфа, остаток жизни посвятив стихотворству и редактуре уже выпущенных сборников. К славе, которая, наконец, пришла к ней, относилась спокойно, многочисленным почитателям и почитательницам отказывала в визитах. 8 июня 1986 года продиктовала своему издателю Гельмуту БРАУНУ последнее стихотворение. Заметила: «Все, мне больше нет надобности писать». Отошла, считая свою поэтическую миссию выполненной. Сейчас ее наследие составляет свыше двадцати книг, переведенных на большинство европейских языков.

Важным мотивом в работах Ауслендер является «зелена матінка Буковина» и Черновцы, которым посвящены эти обворожительные строки:

Місто на схилах у сукні зеленій

Дроздів непідробні трелі

Дзеркальний короп

приправлений перцем

мовчав п’ятьма мовами

Или:

Мирне місто на пагорбах

оторочене буковими лісами

[...]

Чотири мови

уживаються вкупі

голублять повітря

Як щасливо дихало

містo

поки не впали бомби.

Кстати, не в последнюю очередь именно из-за войны и пережитых ужасов ее стиль кардинально изменился: «мої рими рифмы розкололися». Более-менее нормативные, рифмованные поэзии 1920—1930-х годов и лаконичные, насыщенные послевоенные верлибры, что прославили Розу — такой резкий излом свойствен только великим мастерам.

В действительности Роза Ауслендер, ее гениальный земляк Пауль Целан — это лишь две самых заметных вершины той «еврейской Атлантиды», которая существовала у нас на Буковине и в Галичине и дала миру невероятное количество талантов. Достаточно ли мы уважаем это наследие? Собственно, немало информации для этой статьи я взял из графической биографии Розы Ауслендер  «Жизнь в слове», написанной литературоведом и переводчицей Оксаной МАТИЙЧУК и только что опубликованной черновицким «Издательством 21». «Жизнь в слове» — фактически, биографический комикс, соавторами которого выступили участники Клуба иллюстраторов Pictoric — Елена СТАРАНЧУК и Олег ГРИЩЕНКО. Это тот случай, когда узнаешь важные факты из жизни героини исследования, изложенные в доступной и яркой форме, но в то же время и сама книга является отдельным произведением искусства. Также рядом с этим изданием на моем столе лежит книга стихотворений и прозы Ауслендер «Время Феникса» в переводах Петра РЫХЛА (который делает колоссальную работу, знакомя Украину с современной немецкоязычной литературой), выпущенная «Издательством 21» в 2011. За последние годы там так же вышло пять сборников Целана и книга его переписки с австрийской писательницей Ингеборг БАХМАН.

В целом, мы только сейчас начинаем осознавать тот дар истории и географии, который получили когда-то в Черновцах, — и которым в силу разных обстоятельств совсем не поэтической эпохи не смогли воспользоваться. Пусть и поздно, Роза Ауслендер, «Король Никто», приходят к нам. Не мы нужны ей — а она нужна нам — предельно, срочно, жизненно. Потому что:

Є ще простір

для вірша

Ще вірш

є простором

де можна дихати

Дмитрий ДЕСЯТЕРИК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ