Воли украинского народа к самостоятельной жизни не погубят ни враждебные тюрьмы, ни ссылки, потому что Украина является недостижимым бастионом героев и борцов
Евгений Коновалец, украинский военно-политический деятель, организатор ОУН

Женщина, которая любит любить

В издательстве MERIDIAN CZERNOWITZ вышли воспоминания знаменитой украинской актрисы Ады Роговцевой
28 мая, 2013 - 15:58
В СЕНТЯБРЕ ПРОШЛОГО ГОДА В ТЕАТРЕ «СУЗІР’Я» НА ТВОРЧЕСКОМ ВЕЧЕРЕ, ПОСВЯЩЕННОМ 75-ЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ ПОПУЛЯРНОЙ АКТРИСЫ, АДА РОГОВЦЕВА ЧИТАЛА ФРАГМЕНТЫ ИЗ ЕЩЕ НЕОПУБЛИКОВАННОЙ КНИГИ / ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Книга называется «Свидетельство о жизни» (дизайнер — Ростислав Лужецкий, художник — Тарас Ткаченко), в издании использованы фотографии из домашнего архива Роговцевой-Степанковых. Свое «Свидетельство...» Ада Николаевна написала преимущественно на русском, но в книге есть мощный украиноязычный блок, связанный с работами актрисы в национальном материале и с соседями и бытом села Жеребятин вблизи Борисполя, — по словам Ады Рогоцевой, «моего пристанища и утешения».

Воспоминания охватывают семь десятилетий! Открывается целая россыпь подробностей, иногда не очень понятных современной молодежи: о том, что в те времена ели, что носили, что пели, как зарабатывали деньги, что и как праздновали. Мечта девочки-подростка съесть целое кольцо «Краковской» или «Семипалатинской» колбасы, о бабушкином жестоком романсе — «девушке нежной», которая «чайкой прелестной Над озером тихим спокойно жила», о свинье Марочке, что выросла в доме, словно собака, и отказывалась есть без поцелуя в пятачок. А еще о елке, украшенной стограммовыми «мерзавчиками», таранкой и калиной.

Жизнь А.Н. Роговцевой типична для нескольких поколений, — война, оккупация, послевоенные бедствования, тяжелый труд, «кухонные» интеллигентские дискуссии, книги, фильмы, спектакли и актеры, которыми увлекались все. Исключение здесь — одно: талант. Талант пропустить чужую боль и чужую радость через себя так, чтобы оплодотворить ими тысячи людей. Талант видеть в природе и окружающих те негромкие, незаметные, но бесценные ежедневные «жемчужинки». Талант благодарности — людям и судьбе. Талант любви.

Родители, дети, муж Кость Петрович Степанков, внуки, две бабушки и дед, тетя Зиночка, «дядя Степа» и его семья, коллеги по театру и кино — от народных артистов СССР до рабочих сцены — обо всех Ада Николаевна вспоминает с нежностью (а о тех, кто того не достоин, не вспоминает вообще или не называет имен, когда уже без этих негативных персонажей совсем не обойтись). Михаил Романов, Владимир Нелли, Леонид Варпаховский, Юрий Лавров, Виктор Халатов, Олег Борисов, Павел Луспекаев, Давид Боровский, Ирина Молостова и Борис Каменькович... Один только перечень громких имен мог бы занять несколько страниц! А рядом с ними — актеры вспомогательного состава, пожарник Аганов, уборщица сцены Танечка, гастрольный администратор Сан Саныч и другие, кто таким образом благодаря Роговцевой фактически попадают в историю.

Где-то ближе к финалу книги Ада Николаевна опоминается и несколько виновато замечает: «Вспоминая ушедших, я часто, возможно, чрезмерно, употребляю слово «любовь». Но дело в том, что эти люди дарили мне свою любовь так щедро, что уход из жизни каждого из них стал для меня личной потерей». Как здесь не вспомнить звездную роль Роговцевой — Эстер из «Священных чудовищ» Ж. Кокто в постановке Романа Виктюка, — от имени которой Ада Николаевна когда-то говорила со сцены: «Я люблю любить... У меня, как у Верлена, неистовство любви. А вы ненавидите любовь. Все ненавидят любовь, пытаются ее разрушить, помешать ей жить. Все объединяются против любви, ожесточаются против нее...»

Даже драматичные ситуации ее актерского и человеческого пути изложены Роговцевой не в обвинительном тоне, а с попыткой быть максимально объективной, не позволить боли и обиде перечеркнуть то хорошее, что было связано с определенными людьми и определенными периодами жизни.

Так, две истории, одна из которых привела к потере «дома» — Театра русской драмы им. Леси Украинки, а вторая, недавняя, лишила киевлян возможности видеть Роговцеву на сцене Киевского театра драмы и комедии на левом берегу Днепра — автор пересказывает со спокойной решительностью, сдержанно, и с благодарностью: Михаилу Резниковичу — за разноплановые работы, открытия новых актерских возможностей, Эдуарду Митницкому — за почти пятидесятилетнюю дружбу и Гелену с «Варшавской мелодии», главную роль ее творческой жизни.

...Время для каждого из нас течет так, что с годами «разрастается» наше собственное «кладбище» — все больше людей, которых знаешь и любишь, отходят в вечность, все меньше их остается вокруг... Воспоминания Ады Роговцевой — тоже в основном о тех, кого уже нет, поэтому главная нота книги — щемящая грусть.

...Авторы мемуаров часто преувеличивают собственное значение в истории, и потому их воспоминания выглядят возвышенно и победно. Ада Николаевна свою роль приуменьшает («Всю свою жизнь я прожила в Украине, и в 70 лет получила самое высокое звание — Героя Украины. Почти шесть лет я думаю — какой я герой?»), иронизируя по поводу собственных юношеских мечтаний о славе и успехе, причем на кокетство это совсем не похоже. Но простим это первой актрисе Украины. Давайте будем беречь ее!

P.S. Презентация книги «Свидетельство о жизни» состоится 31 мая в рамках «Книжного Арсенала», а осенью запланирован тур Ады Роговцевой по городам Украины

Анна ЛЫПКИВСКАЯ, театровед
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ