Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Феномен Степана Бандеры

И почему его боятся украинофобы?
29 декабря, 2010 - 19:51
СТЕПАН БАНДЕРА В «ПЛАСТЕ». 1923 г.

Степан Бандера и далее остается в Украине «противоречивой», неоднозначно трактуемой фигурой. Хотя, если разобраться, то это вполне целостный, однозначный (для украинцев — однозначно положительный) исторический персонаж. И то, что он остается для большинства из нас «противоречивым», «неприемлемым», — прежде всего проблема самих украинцев, в частности, непонимания ими действительно ценностных моментов своей истории.

Хотя советская пропагандистская машина целенаправленно очерняла С.Бандеру, не останавливаясь даже перед циничным обманом, «бандеровство» так и не удалось вытравить. Это, в частности, показало телешоу «Великие украинцы», в свое время проводившееся на канале «Интер». Реально именно С.Бандера стал «украинцем №1». Хотя определенные силы (понятно, какие) сделали все, чтобы представить другой результат. И даже при фальсифицированном результате оказалось, что проводник ОУН имеет огромную популярность.

Как объяснить это? Ведь о Бандере мы имеем крайне мало ценных, партийно незаангажированных публикаций (особенно — рассчитанных на широкую публику). Среди них могу отметить разве что книгу Галины Гордасевич «Степан Бандера: человек и миф». Кстати, она большую часть своей жизни прожила на Донбассе. Нет также научной биографии С.Бандеры. Хотя вопрос об этом поднимался. Словом, о Бандере абсолютное большинство украинцев (даже его сторонники) имеют приблизительное представление.

И все же сознательные украинцы инстинктивно чувствуют: С.Бандера — их герой. И они готовы с гордостью носить имя бандеровцев.

КОМПЛЕКС НАПОЛЕОНА?

Случается, великими людьми становятся совсем небольшие люди (по крайней мере, по росту). А еще случается, что эти великие были неуклюжи с виду, имели проблемы со здоровьем и т.д. и т.п. Чуть ли не с детства им приходилось в неравных условиях соревноваться со своими ровесниками, доказывать, что они чего-то стоят. Для одних людей недостатки, которыми наделила их природа, становятся своеобразным проклятием. У них опускаются руки. Другие, наоборот, принимают вызовы природы. И в этой борьбе закаляют себя.

К последним принадлежал С.Бандера.

Родился он 1 января 1909 г. в селе Старый Угринов (ныне Калушский район Ивано-Франковской области). Его отец был греко-католическим священником. Во времена создания Западно-Украинской Народной Республики (ЗУНР) избирался послом в Национальную Раду, собственно, парламент этого государства. Во время польско-украинской войны 1919 г. стал капелланом Украинской галицкой армии (УГА). Вместе с ее воинами терпел невзгоды военной жизни. С.Бандера так писал об этом: «Мой отец пробыл всю историю УГА на «Большой Украине» (т.е. на Приднепровье) в годах 1919—1920, борьба с большевиками и беломосковскими войсками, тиф. В Галичину он вернулся летом 1920 г. Сперва скрывался от польских официальных органов, учитывая преследования ими украинских политических деятелей». Вскоре после военного лихолетья, в 1922 г., умерла от туберкулеза его жена, оставив на него семеро детей. Степан был вторым ребенком в семье.

Вероятно, детство С.Бандеры назвать радостным сложно. Сельская глубинка, военные годы, нужда, ранняя смерть матери. И, к тому же, у Степана было плохое здоровье. У него был ревматизм суставов. У него даже отказывали ноги, и он терял возможность ходить. Эта болезнь не покидала его в течение всей жизни. На некоторых фотографиях видим Степана с палочкой. Однако С.Бандера научился бороться с этой болезнью. Что здесь было главным: целеустремленный характер, сила воли, вера в идею, «высшее призвание»? Об этом можем лишь догадываться.

Невольно напрашивается параллель с одним советским героем — писателем Николаем Островским. Последний тяжело болел. Как и С.Бандера, имел проблемы с суставами. Был якобы очень идейным и целеустремленным. А болезнь у него прогрессировала, и умер он в молодом возрасте. В отличие от С.Бандеры!

Может, идея была «не та»? Понимаю, кое-кто скажет: дескать, сравнение некорректно. Хотя почему? Известны случаи, когда вера помогала людям бороться с недугами.

С.Бандере, именно учитывая его проблемы со здоровьем, отказали в приеме в Пласт — украинскую скаутскую организацию, которая делала ставку на физический закал и патриотическое воспитание молодежи. Степан все-таки добился, чтобы его приняли в Пласт. И смолоду дружил со спортом. Даже известный его арест 14 июня 1934 г. состоялся при «спортивных обстоятельствах». Полиция арестовала С.Бандеру тогда, когда он собирался играть в теннис.

Среднее образование С.Бандера получил в Стрыйской украинской гимназии. Болезненный низкорослый мальчик, конечно, имел мало шансов завоевать внимание и уважение товарищей. И все же это ему удалось. Из воспоминаний следует, что у него был независимый характер, он мог, отстаивая свою позицию, пойти на конфликт с учителями. В то же время, учился хорошо. Поэтому ему ставили высокие оценки, несмотря на конфликтность.

В старших классах гимназии С.Бандера присоединяется к подпольному украинскому националистическому движению. Можно выискивать разные причины того, почему он это сделал. Определенную роль сыграла позиция отца, сознательного украинца, воспитание в семье, атмосфера, которая царила в Стрыйской украинской гимназии, влияние старшего товарища С.Бандеры, его тезки Степана Охримовича. Последний и приобщил Степана к националистическому движению. Однако, по нашему мнению, далеко не последнюю роль в этом деле сыграл юношеский максимализм, стремление к героическому, стремление самоутвердиться.

Интересно, что С.Бандера сознательно готовил себя для мученичества ради идеи. Известен такой факт: в 15 лет, узнав о мученической смерти украинской националистки Ольги Басараб, Степан решил «поэкспериментировать», узнать, сможет ли он вытерпеть пытки. С этой целью начал загонять себе иглы под ногти. За этим занятием застала его сестра Владимира. Потом, по свидетельству товарищей, С.Бандера, уже учась в Львовской политехнике, бил себя ремнем, обжигал пальцы, защемлял их в косяках дверей и т.д.

То есть он знал, что может попасть в тюрьму. Знал, какие насилия творят там над украинскими националистами. В частности, упоминавшегося его товарища Охримовича польская полиция забила до смерти. Поэтому С.Бандера готовился к этому. Можно в этом сознательном мученичестве увидеть и отголосок христианских идей. Ведь, воспитываясь в семье священника, Степан знал жития святых, то, как святые усмиряли мучениями свое тело и страдали ради христианства. Такие примеры могли быть для него образцом.

БЫЛ ЛИ С. БАНДЕРА ТЕРРОРИСТОМ?

Конечно, сейчас слово «террорист» имеет крайне негативную коннотацию, а борьба с терроризмом провозглашается едва ли не проблемой №1. Однако терроризм — непростое и далеко не однозначное явление. В частности, оно стало «хорошейй традицией» на территории деспотичной Российской империи. К террору прибегали разные революционеры — социальные, национальные. Напомним: к смертной казни за терроризм был осужден Александр Ульянов, родной брат «вождя мирового пролетариата» В.Ленина. Террор широко использовали русские эсеры. Да и большевики не гнушались им. Например, не менее значимый «вождь пролетариата» И.Сталин в молодые годы совершал грабительские «экспроприационные акты» (эксы), добывая деньги для большевистской кассы.

В молодые годы занимался террором Юзеф Пилсудский — вождь Польского государства межвоенного периода, против которого боролся С.Бандера. Реально это государство терроризировало многочисленное украинское население Галичины, Волыни, Холмщины, Берестейщины, Подляшья. Только так называемая пацификация, когда украинских крестьян без суда и следствия били, а то и забивали до смерти, чего стоила! Неудивительно, что на государственный террор украинские националисты отвечали индивидуальным политическим террором.

Не будем сейчас вдаваться в анализ террористической деятельности ОУН. Этому надо было бы посвятить отдельное объемное исследование. Укажем лишь, что террор никогда не был основным звеном деятельности украинских националистов. В частности, во времена, когда ОУН реально руководил С.Бандера.

Но давайте вернемся к политической карьере Бандеры. После окончания гимназии он планировал продолжить учебу в Украинской хозяйственной академии, которая находилась в Подебрадах (Чехословакия). Однако осуществить это не смог, поскольку ему не сделали загранпаспорт. Польская власть очень придирчиво отслеживала деятельность сознательных украинцев и пыталась всячески ограничивать их. Пробыв год дома, он поступил на агрономический факультет Львовской политехники. Активно участвовал в украинском национальном движении, в работе разнообразных украинских легальных организаций. Стал членом ОУН. В 22 года возглавил пропагандистский отдел организации, в 23 стал заместителем краевого проводника, а в 24 сам возглавил Краевой Провод. Согласиться возглавить Краевой Провод ОУН — это почти подписать себе смертный приговор. Как правило, на этом положении люди находились не более года и погибали от рук польской полиции. Так, в частности, произошло с Юлианом Головинским и упоминавшимся Степаном Охримовичем, предшественниками С.Бандеры.

Уже на начальных стадиях своей деятельности в ОУН Бандера зарекомендовал себя не как мастер террора, а как умелый пропагандист. Возможно, здесь давало о себе знать происхождение из семьи священника. Он усвоил, что слово может быть наиболее эффективным оружием. Отметим кстати: сам Бандера террористических актов не совершал — лишь готовил отдельные из них.

Припомним основные моменты. В ноябре 1932 г. 11 боевиков ОУН осуществили нападение на почтовое отделение в Городке близ Львова. Это был типичный экс, направленный на добывание денег для организации. Это нападение (кстати, его готовил не С.Бандера) оказалось неудачным. Двое нападающих были убиты на месте. А двоих, Василия Биласа и Дмитрия Данилишина, арестовала польская полиция. После скорого суда эти двое были повешены. С.Бандера в день, когда их казнили, организовал акцию — в церквях Галичины зазвонили колокола. Это было напоминанием о мученической смерти боевиков.

Став краевым проводником ОУН, С.Бандера отказался осуществлять эксы. Подготовленные им террористические акты имели преимущественно политический и отплатный характер.

Одним из самых известных стало убийство советского дипломата Алексея Майлова в октябре 1933 г. Совершил его Николай Лемик. Перед этим терактом боевик встречался с С.Бандерой и Романом Шухевичем и получил от них инструкции. Согласно этим инструкциям, он, совершив убийство советского консула во Львове (планировалось именно такое убийство), должен был сдаться польской полиции и заявить, что это покушение совершено в знак протеста против Голодомора в Украине 1932—1933 гг. Правда, Лемик убил не консула, а спецуполномоченного ГПУ, который проверял работу советских консульств в Европе. В конце концов, это больше значило, чем убийство консула. Лемик сдался полиции, а потом выступил на суде с соответствующим заявлением. Это, разумеется, вызвало немалый резонанс в Польше.

Еще одним резонансным политическим терактом стало убийство министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого, совершенное 15 июня 1934 г. На совести господина министра были массовые преследования украинцев. Перацкий был лицом, приближенным к Ю.Пилсудскому, и мог реально стать преемником этого «начальника государства».

В самом теракте в отношении Перацкого есть немало «странных» моментов. Существует даже такая версия, что украинских националистов просто использовали противники этого влиятельного политического деятеля. Сейчас не будем разбирать эти версии — поскольку, опять-таки, это отдельный разговор. Укажем только, что именно убийство Перацкого стало основным обвинительным моментом на варшавском суде 1935—1936 гг. против С.Бандеры и других оуновцев.

Однако не политические убийства были главными в деятельности ОУН 30-х гг. ХХ в. По инициативе С.Бандеры и под его руководством украинские националисты провели ряд успешных акций. В частности, удалось организовать широкомасштабную «школьную акцию», которая охватила огромное количество украинских школьников Галичины. Было отпечатано и распространено 92 тысячи листовок и шесть тысяч брошюр. На то время это был очень большой тираж. Благодаря пропагандистской работе удалось организовать учеников школ, которые одномоментно выступили против польского языка преподавания, традиции молиться на польском языке и польской государственной атрибутики в школах Галичины.

Еще одной кампанией, инициированной Бандерой, стала «антимонопольная акция». Она заключалась в бойкоте монопольных товаров — водки и табака. С одной стороны, эта акция ставила целью подорвать финансы Польского государства. Ведь для последнего торговля водкой и табаком была важным источником денежных поступлений. Кроме того, эта акция была борьбой за здоровье нации. Кстати, сам Бандера никогда не употреблял ни водки, ни табака.

Также под руководством Бандеры на Галичине началась широкомасштабная акция чествования могил сечевых стрельцов, погибших в борьбе за независимость Украины. Эти могилы начали упорядочивать: ставили на них памятники или кресты, высаживали цветы, отправляли поминальные службы, устраивали веча. В селах, где не существовало таких могил, насыпали символические, устанавливая на них кресты.

Польская власть быстро сориентировалась, что это содействует развитию самосознания украинцев. Поэтому полицейские и польские шовинисты уничтожали эти могилы, снимали памятники, срубали кресты. Такие варварские акции часто осуществляли ночью. Здесь невольно напрашивается одна параллель. В разгар «перестройки» на родине С.Бандеры, в селе Старый Угринов, ему соорудили скромный памятник. Тем не менее, доблестное советское воинство его взорвало. После восстановления памятника снова совершило такой же акт вандализма. Думаю, комментировать не надо.

Но вернемся к личности С.Бандеры. Можем констатировать, что под его руководством деятельность ОУН на украинских землях имела разносторонний характер. Его нельзя охарактеризовать как стопроцентного террориста. По крайней мере, Юзефа Пилсудского или Иосифа Сталина есть больше оснований за «грехи молодости» обвинять в терроризме, чем Бандеру. Правда, эти персоны стали государственными мужами и будто тем самым «смыли» с себя грех терроризма. Хотя, находясь при власти, прибегали к широкомасштабному государственному террору, перед которым их «молодежный» террор кажется просто цветочками.

ПУТЬ К СЛАВЕ

Почему именно С.Бандера стал наиболее известным оуновским деятелем, своеобразным символом украинского национализма, отодвинув на задний план таких выдающихся личностей, как Евгений Коновалец или Роман Шухевич, не говоря уже о других «менее заметных» фигурах? В этом при желании тоже можно увидеть своеобразную загадку или мистику.

До конца 1935 г. С.Бандера не принадлежал к известным личностям. Однако именно в конце 1935-го — первой половине 1936 г. о нем начали много говорить и писать. Этому способствовали два судебных процесса — варшавский и львовский.

После ареста 14 июня 1934 г. Бандеру начали допрашивать, однако найти какой-нибудь компромат на него следствию было тяжело. Сам же проводник ОУН мужественно держался, ничего не выказывая. То же самое касалось и многих других арестованных его товарищей. Казалось, инкриминировать ему какую-либо противозаконную деятельность не удастся. Тем более, что подобное было не впервые. Перед тем несколько раз С.Бандеру арестовывали, но потом отпускали. Он воистину был блестящим конспиратором. Никто даже не мог подумать, что этот невыразительный студент политехники является краевым проводником ОУН. Однако произошел сбой. Во второй половине 1934 г. в руки чешской полиции попали организационные архивы ОУН, так называемый архив Сеника. За него отвечали Омелян Сеник и Ярослав Барановский. Через некоторое время этот архив оказался в руках польской полиции.

Вообще дело «архива Сеника» является одной из самых запутанных страниц истории ОУН. По сей день оно так и не прояснено. Существовало подозрение, что этот архив сдал Барановский. Тем более — оказалось, что его брат был агентом-провокатором польской полиции. Сдача «архива Сеника» полякам стала сильным ударом для ОУН. Это помогло польской полиции выявить, что Бандера является краевым проводником. Именно в такой ипостаси он и предстал на судебном процессе в Варшаве против 12 оуновцев, который состоялся с 18 ноября 1935 г. по 13 января 1936 г.

Основным обвинением на этом суде было убийство Перацкого. Власти хотели представить оуновцев как ограниченных и жестоких террористов. Неудивительно, что суд широко освещала польская пресса. Однако все вышло наоборот. Поразило поведение С.Бандеры. Он дал понять, что не считает себя гражданином Польши и не признает польских законов. На вопрос о своем гражданстве ответил: «Украинское». Также отказался выступать на польском языке, а сказал, что будет общаться на украинском. Такие же заявления сделали большинство подсудимых.

Бандере отказали в праве выступать на украинском языке. Иногда силой выводили из зала. Сам процесс приобрел скандальный характер и фактически скомпрометировал польскую власть. На нем С.Бандере вынесли смертный приговор. Он встретил его словами: «Хай живе Україна!». Правда, потом этот приговор заменили пожизненным заключением.

Провалив судебный процесс в Варшаве, польская власть попробовала взять реванш во Львове. С 25 мая по 26 июня 1936 г. здесь проходил суд, где оуновцам выдвинули обвинение — убийство своих: директора украинской академической гимназии во Львове Ивана Бабия и студента Якова Бачинского. Эти убийства, особенно Бабия, были неоднозначно восприняты в украинской среде Польши. Поэтому существовала надежда, что оуновцы предстанут здесь в крайне негативном свете. Однако Бандера показал, что Бачинский был убит за то, что стал провокатором-доносчиком, а Бабий не только сотрудничал с польской властью, но и подговаривал учеников своей гимназии доносить полиции.

Во Львове подсудимым разрешили выступать на украинском языке. Это они полностью использовали для пропаганды идей ОУН. Поражал своим поведением и словами Бандера. Кое-кто даже говорил, что от него исходила какая-то чрезвычайная сила. Был даже случай, когда в зале суда все, включая полицейских, судей, встали, приветствуя проводника ОУН. Польская газета «Ойчизна» так писала о нем: «Он низенького, маленького роста, худой, лицо молодого мальчика, темноволосый, одетый в черную одежду. Ведет себя свободно и начинает сознаваться уравновешенным голосом. Мысли проявляет в ясной форме, из них видно, что это интеллигентный человек. Его признания производят заметное впечатление. Весь зал с интересом следит за признаниями Бандеры. Ощущается, что этот человек совершенно не похож на большинство подсудимых».

Красноречивым было последнее слово С.Бандеры. Его следует привести хотя бы частично: «Прокурор сказал, что на скамье подсудимых заседает группа террористов и их штаб. Хочу сказать, что мы, члены ОУН, не террористы. ОУН охватывает своей акцией все участки национальной жизни. Об этих акциях мне не дали говорить, даже о моей собственной деятельности... Из расправы выходило бы, что ОУН сводит свою деятельность главным образом к боевым акциям. Заявляю, что боевая акция не является единственной и не является первейшей, но равнозначной с другими участками. По тому, что в этому зале рассматривали атентаты, которые выполняла Организация, мог бы кто-то думать, что Организация не считается с человеческой жизнью вообще и даже с жизнью своих членов. Коротко скажу: люди, которые все время в своей работе осознают, что в любой момент могут сами потерять жизнь, такие люди больше чем кто-либо другой, умеют ценить жизнь. Они знают ее ценность, ОУН ценит очень высоко жизни своих членов, но наша идея в нашем понятии такая величественная, что когда речь идет о ее реализации, то не единицы, не сотни, но и тысячи жертв надо посвятить, чтобы ее реализовать. Вам лучше всего известно, что я знаю, что сложу голову, и известно вам, что мне давали возможность мою жизнь спасти. Живя год с уверенностью, что я потеряю жизнь, я знаю, что переживает человек, который имеет перед собой перспективу в ближайшем времени жизнь потерять».

Не думаю, что в данном случае Бандера лукавил. Да, собственно, зачем?

РАСКОЛ ИЛИ СПЕЦОПЕРАЦИЯ?

Именно после варшавского и львовского судебных процессов о С.Бандере заговорили в Украине. Для сознательных украинцев, особенно молодежи, он стал человеком-легендой, символом бескомпромиссной борьбы за украинскую идею.

Тем не менее, заключение С.Бандеры оказалось ударом по ОУН. Ведь в его лице националисты имели опытного организатора, который не только хорошо ориентировался в ситуации, но и видел перспективу. На положении краевого проводника его заменил Лев Ребет, который уступал в своих организаторских способностях С. Бандере и начал сводить деятельность ОУН к просветительской работе.

Поэтому возник замысел устроить С.Бандере побег из тюрьмы. Конечно, сделать это было нелегко. Ведь бывший проводник ОУН был заключен в самых прочных тюрьмах Польши, которые имели поселенную охрану. Вначале его держали в «Святом Кресте» возле Келец, затем — в тюрьме в Воронках.

Весной 1938 г. Роман Шухевич предложил план освобождения С.Бандеры из Воронков. Предполагалось, что оттуда его легко переправят через польско-немецкую границу. План был одобрен, началась подготовка. Однако начали твориться странные вещи. 23 мая от рук советского террориста Павла Судоплатова гибнет лидер ОУН Евгений Коновалец. Это был результат сложной операции, проведенной большевистской спецслужбой. Сейчас в основном известны ее детали.

Почему именно в 1938 г. произошло это покушение? Наверное, причины ясны. В Европе ощущалось приближение войны. Конечно, готовился к войне и Советский Союз, надеясь в ходе ее «освободить» западноукраинские земли, где действовала ОУН. Большевистские руководители понимали, что это едва ли не единственная структура, которая будет способна оказывать реальное сопротивление на этих землях. Тем более, что ОУН располагала немалым опытом подпольной борьбы. Убийство Е.Коновальца давало возможность дезорганизовать ее работу. Ведь именно он организовал эту структуру, пользовался среди ее людей безоговорочным авторитетом, в конце концов, многое в ней держалось на его личности.

И вот Е.Коновальца не стало. Закономерно, возник вопрос о выборах проводника-лидера ОУН. Стать им имел все шансы С.Бандера, если бы... находился на свободе. Однако после убийства Е.Коновальца уже упоминавшийся Я.Барановский приказывает прекратить подготовку побега С.Бандеры. Причем этот план раскрывается, и С.Бандеру переводят в тюрьму «Бригидки» в Бресте. «Чудеса» продолжаются дальше. Оказывается, покойный Е.Коновалец оставил устное завещание в отношении своего преемника. Правда, об этом завещании знает почему-то только Я.Барановский, который, конечно, информирует о нем ближайшее окружение бывшего проводника. Но это еще не все. Преемником должен стать Андрей Мельник, который... никогда не был членом ОУН и последние десять лет занимался совершенно мирной работой — руководил имениями митрополита Андрея Шептицкого. Едва ли не единственным оправданием такой преемственности могло быть то, что некогда А.Мельник принадлежал к соратникам Е.Коновальца по оружию и даже некоторое время в начале 1920-х годов занимал пост коменданта Украинской военной организации.

Можно себе представить: человек, не в курсе специфики работы организации, далекий от нее, оказывается ее руководителем. Разумеется, в такой ситуации руководил не А.Мельник, а руководили им. И судя по всему, основным вождем был Я.Барановский. Логика вещей подсказывает, что этот «серый кардинал» ОУН работал на чужую спецслужбу. Другой вопрос — какую? Во время Второй мировой войны якобы были найдены документы, свидетельствующие, что он работал на поляков. Хотя не исключено, что его хозяевами могли быть и немцы, поскольку А. Мельник и его окружение начали проявлять пронемецкую ориентацию.

Как раз накануне нападения Германии и СССР на Польшу, в августе 1939 г. А.Мельника официально выбирают главой провода ОУН. Это нападение помогает освободиться и С.Бандере. В то время он находился в Брестской тюрьме. К Бресту приближались как немецкие, так и советские войска, под городом и в городе велись жестокие бои. В такой ситуации тюремщики оставили узников. С.Бандере удалось бежать. Сначала он оказался в «освобожденном» большевиками Львове, затем — в Кракове.

Ознакомившись с делами в ОУН, он увидел, что тогдашнее руководство организации взяло курс на превращение ее в некую «спокойную», малодейственную структуру, которая должна была оказаться на службе у немцев. Попытки прийти к согласию с А.Мельником закончились ничем.

В такой ситуации С.Бандера и его сторонники, делавшие ставку на собственные силы и революционную борьбу, выступили против «мельниковского» руководства ОУН. Весной 1941 г. в Кракове они провели ІІ чрезвычайный сбор организации, где избрали новый провод во главе с С.Бандерой.

Как оценить такие действия? Можно сказать, это был раскол. Далеко не все пошли за С.Бандерой. Особенно немногочисленные оуновские интеллектуалы, которые стали мельниковцами. Хотя, в принципе, это понятно. Этих интеллектуалов пугал радикализм и привлекала умеренность.

Но, с другой стороны, существовали серьезные риски деградации ОУН. Надо отдать должное С.Бандере: он своевременно понял их и попытался свести к минимуму. В частности, сумел сохранить часть ОУН, которая была готова вести вооруженную борьбу за Украинское государство. Вероятно, без этой бандеровской ОУН украинское освободительное движение 1940-х годов не получило бы такого размаха.

КТО СОТРУДНИЧАЛ И КТО БОРОЛСЯ С НАЦИСТАМИ

Едва ли не больше всего обвинений советских пропагандистов в отношении С.Бандеры и бандеровцев касается якобы их сотрудничества с немецкими фашистами. При этом «забываются» очевидные данные, искажаются факты, а в большинстве случаев просто звучит откровенная клевета. На самом же деле, украинские националисты бандеровского крыла были едва ли не наиболее последовательной антифашистской, вернее антинацистской, силой в Европе — в отличие от западных демократий, заключивших с А.Гитлером 29 сентября 1938 г. Мюнхенское соглашение, а также Советского Союза, который в 30-е годы серьезно помог гитлеровцам усилить армию, а затем с сентября 1939-го по 1941 год укреплял с ними «боевое единство», осуществляя захват (или «освобождение») значительных территорий в Центрально-Восточной Европе. Необходимо признать: в ужасах Второй мировой войны виновны не только немецкие нацисты и их союзники, но и западные демократии, а также в особенности СССР. Все они в большей или меньшей мере сотрудничали с гитлеровцами, подталкивая их к агрессивным действиям.

Еще один вопрос: когда началась Вторая мировая? В западной историографии утвердилось мнение, что 1 сентября 1939 года, когда Германия напала на Польшу, а через 17 дней то же самое сделал Советский Союз. В таком датировании содержится определенный элемент пропаганды: оно помогает «замазать» Мюнхенское соглашение, свалив вину за начало войны на Германию и СССР. Вместе с тем, советская историография акцентирует внимание на другой дате — 22 июня 1941 года, когда началась Великая Отечественная война. И тем самым «замазывается» почти двухлетнее сотрудничество СССР с нацистами.

Вспомним еще следующее. Как известно, первой аннексией нацистской Германии стал аншлюс Австрии в марте 1938 г. Однако это произошло мирно, без вооруженных столкновений. Год спустя, 14 марта 1939 года, в результате Мюнхенского соглашения была ликвидирована Чехословакия, территории которой отошли к Германии и ее союзникам. И если чехи без сопротивления приняли немецкую оккупацию, в Словакии возникло марионеточное, союзное с Германией государство, то на Закарпатье, которое входило в Чехословакию, украинцы оказывали вооруженное сопротивление союзникам Германии — венгерским агрессорам. Это сопротивление организовали украинские националисты. Фактически это и было начало Второй мировой войны — по крайней мере для нас, украинцев.

В 1940 году, когда союзник нацистской Германии Советский Союз вероломно напал на Финляндию, С.Бандера предлагал создать отряды украинских националистов, которые должны были отправиться защищать Финляндию. Интересно, что А.Мельник выступил против этого, так как, дескать, такие действия не понравятся Германии.

В 1940 — в начале 1941 г. С.Бандера и его сторонники, предвидя, что конфликт Германии и СССР случится в недалекой перспективе, организовали так называемые дружины украинских националистов, более известные как батальоны «Роланд» и «Нахтигаль». Правда, это происходило при согласовании с немецкой властью. И является единственным фактом сотрудничества бандеровцев и нацистов. Конечно, каждая сторона преследовала здесь собственную цель. Бандеровцы надеялись, что эти батальоны станут ядром армии независимого Украинского государства. Немцы же стремились использовать их для борьбы с советскими партизанами на территории Белоруссии. В 1942 году эти военные формирования были распущены немцами, а многих их солдат за нежелание продолжать службу подвергли заключению в львовской «тюрьме на Лонцкого».

Благодаря дружинам украинских националистов был провозглашен Акт восстановления Украинской государственности 30 июня 1941 года во Львове. Однако это вызвало негативную реакцию со стороны немецкой власти, в планах которой не было создания самостоятельной Украины. Ведущих членов ОУН арестовали, многие из них оказались в концлагерях. Среди них был С.Бандера, который с 5 июля 1941 г. по 27 сентября 1944 г. находился в концентрационном лагере Заксенхаузен. Узниками этого лагеря стали и другие деятели ОУН, в том числе мельниковцы.

Бандеровцы также организовали походные группы ОУН, в которых около десяти тысяч активистов организации шли за немецкими войсками на Поднепровскую Украину, создавая там свои структуры. Деятельность походных групп отнюдь не приветствовалась нацистами. Многие их участники были расстреляны гестапо.

Во время Второй мировой войны всей семье Бандеры пришлось пройти тяжелый мученический путь. Отец С.Бандеры, Андрей, после начала войны отказался покинуть родное село, которое заняли советские «освободители» — тогда боевые товарищи немецких нацистов. Курьерам своего сына, которые были специально посланы за ним, он сказал: «Что будет с нашими людьми, то будет и со мной. Не имею религиозного, духовного права и не имею права как украинский патриот покидать односельчан». Андрей Бандера был арестован энкаведистами, хотя никакой вины за ним не было — лишь то, что был украинским патриотом и отцом С.Бандеры. 8 июля 1941 г. ему был вынесен смертный приговор. Не дождавшись пятидневного срока, в течение которого подсудимый имеет право подавать апелляцию, его расстреляли. Произошло это 10 июля в Киеве.

Один из братьев Бандер, Богдан, погиб в походных группах ОУН на юге Украины в 1941 г. Его смерть считается делом гестапо. Правда, определенных данных относительно этого нет. Другие два брата, Александр и Василий, были замучены в нацистском лагере Аушвиц (Освенцим). Конечно, эти факты замалчивались советскими пропагандистами, как и замалчиваются ныне их духовными наследниками.

Для полноты картины, что означала Вторая мировая для семьи Бандер, несколько слов о сестрах Степана. Марта, Владимира и Оксана были арестованы советской властью и отбывали наказание в лагерях ГУЛАГа. Их привозили в Москву, водили по театрам и музеям, показывали «успехи» советской власти. От них требовалось лишь одно — отречься и осудить деятельность брата. Никто из них не пошел на это. Для этих людей честь значила больше благополучия. Чего не скажешь о некоторых нынешних украинских политиках и «известных деятелях».

Марта и Оксана прожили жизни сами. После заключения им не позволили вернуться в Украину. Владимира же на время ареста была матерью шести детей. Когда она вместе с мужем-священником находилась в ссылке, ее детей отдали в детдом.

Конечно, удерживая С.Бандеру в концлагере, нацисты неоднократно предлагали сотрудничество. Однако договориться с ним не удалось. Он был выпущен на свободу в конце войны, когда Германия терпела поражение одно за другим. Было ожидание, что с помощью С.Бандеры немцы используют Украинскую повстанческую армию. Однако реально никакого сотрудничества между ОУН, УПА и нацистами так и не было.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

После окончания войны С.Бандера находился на территории Западной Германии, которая была под контролем США, Англии и Франции. При этом его деятельность была строго законспирирована, и он часто менял место жительства. Даже его дети, Наталка, Андрей и Леся, не знали, кто их отец. Такая конспирация была связана с тем, что существовало требование советской стороны к западным союзникам выдать С.Бандеру как «преступника против человечества». Например, 6 февраля 1946 г., на заседании первой сессии Генеральной ассамблеи ООН в Лондоне этого публично добивался известный украинский писатель Мыкола Бажан, выступая от имени советской Украины (умели же в пропагандистских целях использовать бесхребетных украинцев!). Соответственно подразделения американской военной полиции, находившиеся в Западной Германии, получили требование задержать С.Бандеру.

Также на него постоянно организовывались покушения советскими спецслужбами. Известно шесть таких покушений. Советская власть видела в лице С.Бандеры одного из своих опаснейших врагов.

Ситуацию усложняло и то, что в самой среде ОУН (бандеровцев) за границей наметились идейные и организационные разногласия. К С.Бандере и его сторонникам сформировалась оппозиция, центром которой стала газета «Український самостійник». Оппозиционеров возглавил Л.Ребет, который представлял «мягкую», компромиссную линию в среде украинских националистов. Оппозиционеры требовали демократизировать деятельность ОУН, а также изменить идеологию организации, приняв некоторые социалистические элементы. Это якобы обуславливалось реалиями борьбы УПА на советских землях. С.Бандера был категорически против таких изменений, предлагаемых оппозиционерами. В знак протеста против «подшивания под фирму ОУН неокоммунизма» С.Бандера 22 августа 1952 г. отрекся от должности главы Провода ОУН. И все же 5-я конференция заграничных частей ОУН снова избрала его руководителем. Выражая свою признательность за оказанное доверие, он сказал: «Спасибо! Смертный приговор принимаю».

В последние годы своей жизни С.Бандера зарекомендовал себя как бескомпромиссный борец против коммунистической системы. В частности, под его руководством в диаспоре бандеровцы организовали мощное международное движение — Антибольшевистский блок народов (АБН). При этом проводник не имел каких-либо иллюзий относительно политики США. Так, в письме к членам ОУН в феврале 1953 г. указывал на сотрудничество США и СССР. Вот небольшой отрывок из этого письма: «К сожалению и на не пользу украинскому освободительному делу, политика США активизируется по линии поддержки московского белого империализма — единонедилимства. При этом она не только игнорирует любое стремление Украины и других давно порабощенных Москвой народов к самостоятельности, но проявляет стремление подчинить их московским империалистическим тенденциям, заставить украинские политические силы отступить от основной цели освободительной борьбы и принять минимальную цель: устранение большевистского режима и системы с дальнейшей принадлежностью Украины к русской империи в новых формах устройства».

Как будто эти слова прозвучали совсем недавно!

Неудивительно, что советские спецслужбы пытались устранить С.Бандеру. Слишком много проблем он им создавал. После нескольких неудачных покушений на проводника ОУН КГБ все-таки удалось совершить его убийство. Произошло это 15 октября 1959 г. в Мюнхене, неподалеку от квартиры, где жила семья Бандер. Проводник ОУН был убит специальным пистолетом, заряженным ядовитым веществом. Само убийство должно было выглядеть так, что С.Бандера умер от сердечного приступа. Убийцей стал агент КГБ Богдан Сташинский — кстати, украинец, родившийся под Львовом.

Как ни парадоксально, но смерть проводника ОУН послужила украинским националистам. Это, возможно, выглядит удивительно. И снова мистически.

Так вот, уже при первых осмотрах тела С.Бандеры возникло подозрение, что это не просто смерть от сердечного приступа, а убийство. Однако доказать было невозможно. Но не прошло и двух лет, как Б.Сташинский сдался немецкой полиции и рассказал все, как было.

За этим стояла целая трагически-романтическая история. Б.Сташинский, находясь в Восточном Берлине, влюбился в местную девушку Инге Поль. Прибыв после совершенного убийства С.Бандеры в Москву, имел аудиенцию у главы КГБ А. Шелепина и попросил у него разрешения жениться на Инге. В порядке исключения ему разрешили, но при условии, что жена прибудет в Москву и станет сотрудником КГБ. Инге не разделяла коммунистических взглядов, не симпатизировала СССР, и когда Б.Сташинский рассказал, кто он, была просто шокирована. И все же любовь победила. Они поженились и поехали в Москву. Здесь Инге забеременела и решила вернуться к родителям в Восточную Германию. Б.Сташинского не пустили с ней. В Германии она родила сына. Но отцу так и не разрешили увидеться с женой и новорожденным. Через несколько месяцев ребенок умер. Только тогда под пристальным надзором кагэбистов Б.Сташинский приехал к своей жене. Встретившись, они решили бежать на Запад. Не без трудностей им это удалось. Буквально в последний день перед сооружением Берлинской стены (чем не символично?), Богдан и Инге оказываются в западной части города, где Б.Сташинский сдался полиции.

В октябре 1962 г. (почти через три года после убийства С.Бандеры — тоже символика!) состоялся сенсационный судебный процесс в Карлсруге (ФРГ), где судили Б.Сташинского. Там детально освещалось, как готовилось и осуществлялось покушение на лидера ОУН. Ведущие газеты мира писали об этом процессе. Фактически это был суд над преступлениями коммунистической системы — коммунистический Нюрнберг.

С. БАНДЕРА, УКРАИНОФОБЫ И ХОХЛЫ

Иногда можно услышать: дескать, С.Бандера — это лишь символ. Как по мне, не совсем так. Конечно, есть в нем много и символического. Однако, акцентируя внимание на символических аспектах, мы забываем, что С.Бандера был талантливым политиком, организатором, человеком, который мог превращать поражения в победы. В то же время это был идейный политик. И главное: абсолютно украиноцентричный, ориентированный на собственные силы, а не на поддержку извне. Он имел как раз те качества, которых так не хватает современным украинским политикам.

Какими бы ни были сложные обстоятельства, под руководством С.Бандеры ОУН стала эффективной структурой, заметно влиявшей на украинскую жизнь. Этого не могли не понимать советские руководители, которые совершили убийство проводника. После смерти С.Бандеры ОУН «утишила ход».

Теперь представим, что убийства 15 октября 1959 г. не было. С.Бандере удалось прожить еще десять, а то и двадцать лет. Думаю, история ОУН, и, в конце концов, история Украины была бы несколько другой. Надеюсь — лучшей. Но это что-то из области альтернативной истории.

Перейдем к вопросу, поставленному в самом начале. Почему С.Бандеру боялись и боятся украинофобы, распуская о нем самую чудовищную клевету, всячески очерняя?

Очень просто: они боятся, что он станет образцом для украинцев. И тогда украинцы наконец станут украинцами. И поставят своих старших-младших братьев-сестер на место. А так, можно этим украинцам садиться на голову, успешно вешая на уши идеологическую лапшу. Что кое-кто успешно делает.

Но оставим тех украинофобов. Они, по крайней мере, знают, чего хотят.

Перейдем к хохлам, то есть несознательным украинцам... У них специфическое отношение к С.Бандере. Как будто они не против этой поистине неординарной личности, но думают — лишь бы чего-то такого не случилось.

Яркий пример с упоминавшимся телешоу «Великие украинцы». Оказывается, среди «засвеченных» украинских интеллектуалов не нашлось никого, кто бы мог стать «адвокатом» С.Бандеры. Пришлось отдуваться Вахтангу Кипиани — человеку с «типично украинским» именем и фамилией.

А разве не типично хохлацкой вышла ситуация с присвоением С.Бандере звание Героя Украины? Вместо того чтобы сделать это, например, к столетнему юбилею проводника ОУН, бывший президент дал звание Героя «под занавес», тогда, когда проиграл выборы, но еще недолгое время оставался на президентском посту.

Наконец типично хохлацкой является донецкая судебная волокита вокруг присвоения звания Героя С.Бандере. Только вот что интересно — оказывается, среди украинских адвокатов не нашлось человека, который бы мог постоять за проводника ОУН. Где же вы, юристы национально-сознательных партий? Зато нашелся... российский адвокат Роман Орехов, который, кстати, переехал в Украину из России, выучил (!) украинский и принципиально на нем общается.

Оказывается, и после смерти С.Бандера способен творить чудеса.

Петр КРАЛЮК. Фото с сайта wikipedia.org
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments