А самое большое наказание - это быть под властью худшего человека, чем ты, когда ты сам не согласился руководить.
Платон, древнегреческий философ, епиграматист, поэт, один из родоначальников европейской философии

Как потомки казаков Одессу строили...

1 сентября, 2011 - 20:28
ЕЖЕГОДНО В ДЕНЬ НЕЗАВИСИМОСТИ ОДЕССИТЫ ОБРАЗУЮТ ЖИВУЮ «ВЫШИВАНКОВУЮ ЦЕПЬ». ОНА ТЯНЕТСЯ ВДОЛЬ ПОТЕМКИНСКОЙ ЛЕСТНИЦЫ — ОТ ПАМЯТНИКА ДЮКУ ДЕ РИШЕЛЬЕ. НЕМНОГИМ ИЗВЕСТНО, ЧТО АВТОР ОДНОГО ИЗ ГЛАВНЫХ СИМВОЛОВ ОДЕССЫ — ИВАН МАРТОС — БЫЛ ПОТОМКОМ КАЗАКОВ / ТЕМУ УКРАИНСКОГО УЧАСТИЯ В ФОРМИРОВАНИИ АРХИТЕКТУРНОГО ОБРАЗА ОДЕССЫ ИСТОРИКИ НАЧАЛИ РАЗРАБАТЫВАТЬ НЕДАВНО. И ЕДИНСТВЕННЫЙ СЕГОДНЯ ДОСТУПНЫЙ ПОРТРЕТ УКРАИНСКОГО АРХИТЕКТОРА — ЭТО ДОСТАТОЧНО РАСПРОСТРАНЕННОЕ ФОТО ИВАНА МАРТОСА

Педалируя, иногда некстати, тезис о большом вкладе в историю Одессы многих национальностей, современный одесский истеблишмент и СМИ часто игнорируют вклад украинский. Подбирая аргументы для укрепления позиций Одессы в пределах украинской цивилизации, нам не следует забывать об одном из основных: в конце XVIII — начале ХХ ст. современный портовый центр Украины был в большой степени построен именно украинцами.

В наше время погони за внешней аристократичностью разговор об архитектурной Одессе следует начинать с упоминания о сотнях простых украинских строителей Одессы. В 1797 г. в царском приказе отмечалось, что украинские казаки не только поселились на территории бывшей крепости Хаджибей (в частности, Пересыпи), но и «завели себе хозяйство и построили собственные жилища». По неполным данным одесских историков И. и Г. Сапожниковых, на протяжении 1794—1820 гг. в Хаджибее и Одессе проживали 635 черноморских казаков и их родственников, что было совсем не маленькой цифрой в то время для города лишь в несколько тысяч.

Автором проекта перестройки Одессы был выходец из казацкой старшины, статс-секретарь Екатерины ІІ Андриан Грибовский. Среди потомков казаков вспомним простого каменщика в приодесских хуторах и рабочего мраморных мастерских Одессы Елисея Слабченко, отца выдающегося украинского историка Михаила Слабченко. Михаил вспоминал, что с детства помогал отцу в его нелегком труде.

Именно украинская казацкая среда дала Одессе ее первых строителей. Прежде всего речь идет о разветвленной династии Шостаков. Один из ее представителей Антин работал в конце ХVIII века и в 1810-х годах военным инженером на Юге Украины. Вместе с Ф. Деволаном в 1793 г. он обследовал местные гавани и избрал место для будущего города. В начале XIX ст. он жил в Одессе, в качестве частного строительного подрядчика сооружал Большой мол в Одесском порту, Ришельевский лицей в квартале между Дерибасовской, Екатерининской и Ланжероновской улицами.

Другой потомок казаков, знаменитый скульптор, академик и профессор, Иван Мартос в 1823—1828 гг. создал для Одессы один из ее современных символов — бронзовую статую градоначальника Арман Ришелье. Сегодня этот памятник и памятник императрице Екатерине ІІ, что неподалеку, символизируют два вектора развития города: европейский и имперско-азиатский. Француз, который стоит спиной к Екатерине ІІ, как будто указывает современным одесситам, как отнесется к ним Европа, если они будут следовать идеям российской императрицы. Сын И. Мартоса Алексей был одним из первых украиноцентричных историков ХІХ ст., ярым сторонником реализации планов И. Мазепы.

Во второй половине ХІХ ст. эстафету этих мастеров подхватили три украинских архитектора. Пантелеймон Викентьевич Йодко трудился на должностях архитектора Ришельевского лицея и Новороссийского университета. По его проектам в Одессе была построена Астрономическая обсерватория, здания на улицах Старопортофранковской, Коблевской, трехэтажный флигель консистории во дворе усадьбы на Софиевской и много других сооружений. Часть зданий, спроектированных П. Йодко, не сохранилась. Но дом на улице Б. Хмельницкого, 48 напоминает нам об украинском архитекторе и сегодня.

Немало сооружений в центре Одессы, в частности на улицах Ришельевской, Ямской, Екатерининской, построил Дмитрий Васильевич Тележинский.

А самый значительный вклад в архитектуру Одессы среди украинских архитекторов второй половины ХІХ ст. внес Иван Фомич Яценко, сверхштатный техник строительного отдела Одесской городской управы (от 1888 г.). Среди десятков построенных им сооружений можно отметить богоугодные центры, церкви, городскую грязелечебницу и детский курорт в парке на Хаджибеевском лимане, жилой дом редактора «Одесского листка» Навроцкого на улице Ланжероновской, гостиницу «Версаль» на углу ул. Греческой и Красного переулка. Символично, что И. Яценко построил жилой дом на одной из очень немногих улиц Одессы, маркировавших здесь украинское присутствие, — Малороссийской.

Первая четверть ХХ ст. подарила Одессе целую плеяду выдающихся украинских архитекторов. Среди них особого уважения заслуживают Федор Павлович Нестурх (Нештурха) и Яков Матвеевич Пономаренко, которые открыто демонстрировали свою преданность украинскому сознанию и культуре, что не мешало им оставаться на ведущих местах общественной иерархии Одессы.

Федор Нестурх родился в Одессе в семье печатника, потомка украинских казаков Нештурхов. После учебы в Санкт-Петербургской Академии искусств и работы на должности городского архитектора Пскова в 1900 г. он вернулся в Одессу, где до 1902 г. трудился инженером-контролером при градоначальнике, а с 1902 по 1922 г. — главным городским архитектором. Он разработал обязательные постановления по строительной части для Одессы, тщательно изучил всю проектную документацию для повышения качества застройки (например, в 1911 г. рассмотрел 1100 заявлений на строительство и выполнил 1100 поручений управы), организовал технический надзор за частным строительством и реорганизовал надзор за городским. Он знакомился с зарубежным опытом по библиотечному, больничному строительству в Германии, по сооружению рынков, боен, холодильников. Использовал формы необарокко, модернизованных исторических стилей, неоренессанса и т.п. На перечень сооружений Ф. Нестурха в Одессе (большинство из них сохранилось) можно было бы потратить несколько страниц, поэтому назовем главные: станция скорой помощи в Валиховском переулке, Городская публичная библиотека на улице Херсонской, корпус психиатрической больницы на Слободке, морские ванны и купальни на Большом Фонтане, городские купальни в Отраде, фруктовый пассаж на Привозе, корпус Высших женских курсов на улице Торговой. Он строил городскую осветительную станцию и газовый завод, после пожаров перестраивал театр Сибирякова (нынешний Одесский академический украинский музыкально-драматический театр имени В. Василько) и принимал участие в восстановлении городского оперного театра. Он был участником многих обществ (возглавлял архитектурный отдел Одесского отделения Русского Технического общества, Одесское общество архитекторов-художников), съездов, активно печатался в прессе.

Федор Нестурх был одним из активнейших деятелей одесских украинских культурологических организаций, первых в Российской империи, — «Просвіти», «Українского клубу», «Українскої Хати», где выступал с докладами, принимал участие в музыкальных вечерах. Для своего соратника Ивана Липы он спроектировал и построил больницу в селе Дальник. Украинскую революцию 1917 года Ф. Нестурх встретил с подъемом. Он был одним из тех, кто считал, что Украина должна развиваться как самостоятельное государство. Зодчий мечтал построить еще лучшее здание для Украинской национальной библиотеки, чем ранее построенное им для Публичной библиотеки.

Всем, кто проходит мимо табличек с именем Ф. Нестурха (особыми эстетическими качествами выделяется металлический мемориальный знак на одном из корпусов «Привоза»), стоит помнить о Федоре Нестурхе как об украинце, который внес свою лепту в создание современного архитектурного образа Одессы. Ведь сегодня городская власть устанавливает на старинных зданиях Одессы таблички, где чаще всего указаны лишь владельцы домов, а не их архитекторы.

Сын иконописца Яков Пономаренко, кроме архитекторской, посвятил себя и педагогической деятельности в Одесском художественном училище. Он применял стилевые формы декоративного и раннего модерна. Именно он первым на юге Украины стал обращаться к модернизованным формам украинского национального зодчества. Самым значительным достижением архитектора является строительство в 1912—1913 гг. первого в Одессе многокорпусного жилищного комплекса в начале улицы Пироговской. Я. Пономаренко рука об руку сотрудничал с Ф. Нестурхом не только в культурно-художественных обществах и городской управе, но и в указанных украинских обществах, к руководству которых он принадлежал. Яркой иллюстрацией отнесенности художника к украинской культуре являются его украиноязычные письма к выдающемуся украинскому киевскому художнику и педагогу Петру Холодному, министру образования в правительстве УНР. Эти письма хранятся в киевском Институте рукописей Национальной библиотеки Украины им. В. Вернадского. Из них, в частности, узнаем, что Я. Пономаренко планировал построить памятник на могиле затравленного шовинистами и трагически погибшего одесского украинского историка-патриота Ивана Бондаренко (детальнее об этом историке «День» писал в материале «Город самостийников», №112—113 от 1 июля 2011 года. — Ред). Судьба самого архитектора была похожей. В 1920-х гг. он был арестован большевиками и погиб в тюрьме. Ради уничтожения украинского патриота, подобно современным эпигонам, тогдашние украинофобы пошли на потерю ценного специалиста.

Другой член «Просвіти» и архитектор городской управы Лев Федорович Прокопович известен по большей части строительством многих православных храмов (о чем не следует забывать их современным хозяевам, московским батюшкам, которые активно осуществляют украинофобскую пропаганду). По его проектам были построены Пантелеймоновский Афонский двор на Вокзальной площади, церковь Григория Богослова на улице Старопортофранковской, Ильинская церковь Афонского двора на улице Пушкинской, проведена реконструкция Спасо-Преображенского кафедрального собора. Здание духовной семинарии — также его работа. До недавнего времени здесь была библиотека Одесской аграрной академии. Теперь, после рейдерского захвата российских шовинистов из организации «Союз православных граждан», она передана православной церкви Московского патриархата под храм. Строил Л. Прокопович и жилые дома. Большое внимание привлекает двухэтажный дом с мансардой на улице Ришельевской, который стал типографией Ефима Фесенко. Таким образом, он в значительной мере способствовал развертыванию украинского движения в Одессе, ведь эта типография стала настоящим материальным фундаментом украинства. В конце ХІХ — в первые десятилетия ХХ ст. здесь была издала львиная доля украинской литературы. В 1918 г. здесь печатались первые украинские деньги.

Широко известным стал уроженец Одессы Юрий Мелетьевич Дмитренко, архитектор и коллега Я. Пономаренко и Л. Прокопивича по преподаванию в Одесской рисовальной школе. По проектам и под руководством Ю. Дмитренко построены церкви, благотворительные дома, читальни, трибуны ипподрома, комплекс сооружений психиатрической больницы на Слободке-Романовке, городская бактериологическая станция на улице Херсонской, банк на углу улиц Пушкинской и Греческой, гостиница «Лондонская» на Приморском бульваре. Он осуществлял надзор за сооружением Городского оперного театра. Юрий Дмитренко также является автором городской аудитории для народных чтений на улице Старопортофранковской. До недавнего времени здесь была библиотека имени И. Франко, однако услышать из уст ее работников украинский язык было нереально, а частыми гостями библиотеки были украинофобы наподобие депутата-регионала Косьмина, которые дарили исключительно русскоязычную литературу. В настоящий момент ситуация «исправлена» — на библиотеке установлена мемориальная доска купцу Г. Маразли, его же именем вскоре назовут библиотеку.

В отличие от адептов исторической русификации Одессы не буду прибегать к умалчиваниям и вспомню о факте из творческой биографии Ю. Дмитренко, который не может быть предметом гордости со стороны современных украинцев: в конце ХІХ ст. по его проекту был сооружен памятник Екатерине ІІ. Именно тот, который недавно был восстановлен современными последователями реинтеграции Украины в состав России. Однако большинство современных одесситов не знают, а историки сознательно замалчивают непопулярный и невыгодный для многих факт: в 1917-ом году после Февральской революции тот же Ю. Дмитренко вместе с Я. Пономаренко и известным одесским архитектором Б. Эдуардсом, в соответствии с решением городской Думы и управы, положительно решили вопрос относительно демонтажа памятника как символа имперской России. На волне роста демократических настроений памятник покрылся слоем остроумных, правда иногда и нецензурных, проявлений народного гласа, часто с намеком на любвеобильность императрицы. Денег, как всегда, не хватало, власть часто менялась. Поэтому памятник, от греха подальше, задрапировали. И только в 1920 году большевики снесли памятник, в сущности, воплотив решение демократов 1917 года.

Украинские мотивы прослеживаются также в творчестве некоторых одесских архитекторов-неукраинцев. Так упомянутый уроженец Одессы Б. Эдуардс (его отец был англичанином, а мать, возможно, была украинкой) создал памятники выдающемуся меценату украинской культуры А.Н. Полю в Кривом Роге, Н. Гоголю в Харькове, обелиск Богдану Хмельницкому в крепости Кодак, князю Святославу (в виде стелы) на Ненасытницком пороге Днепра, а также Запорожским казакам, которые в 1792 г. переселились на Кубань.

Мы обратились только к вкладу украинцев в перестройку исторического центра Одессы до начала ХХ ст. Однако не следует забывать о том, что и в дальнейшем Одесса в большой степени перестраивалась усилиями украинских архитекторов и простых строителей. Стоит вспомнить лишь о первом послевоенном главном архитекторе Одессы Андрее Анисимовиче Лисенко. Продолжается эта традиция и сегодня.

В дискуссиях современных властей предержащих с ненавистными для них украинскими националистами (а фактически всеми украинцами) мы часто слышим призывы уважать исторические традиции, не переписывать историю, выполнять заветы предков. Однако углубление в реальный исторический материал не всегда «вылавливает» из истории то, что хочется им. Искаженная украинофобией до неузнаваемости современная Одесса, когда окропить ее правдивой историей, словно кричит: «Одесса была и будет украинской!»

Александр МУЗЫЧКО, кандидат исторических наук, доцент. Иллюстрации предоставлены автором
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments