Наша свобода зависит от свободы прессы, которую, если ограничить, значит потерять.
Томас Джефферсон, президент США, один из авторов Декларации независимости США, политический деятель, дипломат и философ

Азбука победы на информфронте

Почему Украина так и не обеспечила эффективную медиаподдержку АТО
1 декабря, 2017 - 13:25
ФОТО АЛИНЫ КОМАРОВОЙ

За новостями с фронта большинство жителей Украины, имеющие доступ к интернету, следят одинаково: читают в «Фейсбуке» страницы волонтеров, журналистов, СМИ, силовых ведомств, их руководителей, отдельных подразделений и обычных бойцов (последних теперь уже очень редко, видно, что идет работа по предупреждению утечки информации). В принципе можно говорить о наличии у нас признаков информационного хаоса, который, с одной стороны, дает людям в тылу возможность получать разностороннюю информацию о событиях в зоне боевых действий, с другой — делает нас уязвимыми в ходе гибридной войны.

С самого начала войны на востоке в публичном пространстве бесчисленное количество раз обсуждались проблемы освещения военных действий и в целом информационного сопровождения Антитеррористической операции. Но за это время «болезнь» уже приобрела признаки «хронической», которая, конечно, периодически обостряется.

В который раз дискуссия (эвфемизм, который здесь использован вместо не слишком литературного слова, описывающего спор в «Фейсбуке») разгорелась на прошлой неделе. Пресс-центр АТО, волонтеры и журналисты поссорились из-за освещения событий на Светлодарской дуге.

Далее, как говорится, будет «много букв», но ситуация — из-за масштаба скандала и важности поднятых во время спора вопросов — заслуживает детального разбора.

Точкой отсчета стал пост в «Фейсбуке» известного волонтера Юрия Мысягина.

22 ноября он написал следующее: «Ждал эту новость. Очень ждал!!! Мы все ждали очень заждались такие новости. Из-за систематических провокаций и обстрелов наших позиций на Светлодарской дуге из запрещенного Минскими договоренностями тяжелого вооружения, а это неоднократно зафиксированные обстрелы минометами 82-го и 120-го калибра, ствольной артиллерии 122-го калибра, и «Грады» — военные разных подразделентой 54-й бригады и приданного им 24-го батальона «Айдар» были вынуждены спланировать и провести военную операцию на Светлодарской дуге.

В результате внезапных военных действий наших подразделений были освобождены несколько поселков, жители которых встречали нашу пехоту как освободителей, также были взяты под наш контроль несколько стратегических высот. В результате этой операции у нас появились новые позиции размером несколько квадратных километров, на которых мы уже успешно закрепились.

...Я не все, что знаю и что будет, пока могу писать, но поверьте — нас в ближайшем будущем ждет еще много хорошихновостей от героев Светлоларской дуги».

23 ноября пресс-центр штаба АТО со ссылкой на украинскую сторону СЦКК (Совместный центр по контролю и координации вопросов прекращения огня и стабилизации линии разграничения сторон) отметил, что «силы АТО строго придерживаются Минских договоренностей, в соответствии с положениями которых могут укреплять или переоборудовать свои позиции, передислоцироваться в пределах территорий, определенных этими договоренностями, поэтому «подразделения ВСУ в последние дни не совершали продвижения вперед». По мнению военных, «подобные провокационные информационные сообщения направлены на дискредитацию Украины и ее ВСУ в глазах мирового сообщества».

24 ноября на канале «1+1» вышел сюжет, где журналисты рассказали о «выравнивании линии фронта и выходе на окраине Горловки». Кроме того, канал, со ссылкой на мнение военных, напрямую обвинил «одного из волонтеров» в срыве плана «по возврату значительного куска оккупированной территории». Как сообщалось в сюжете «плюсов», украинская армия освободила села Травневое  и Гладосово, но реализовать все запланированное не удалось из-за «болтливости одного из волонтеров».

«Скажу честно, результат планировался значительно более масштабный. Планировали захватить значительно большую территорию, но эти планы стали достоянием общественности», — рассказал журналистам один из офицеров 54-й бригады. «Еще в начале операции один из волонтеров опубликовал намерения военных в интернете — и террористы «ДНР» оперативно подтянули резервы, поэтому малой кровью операцию осуществить не удалось, а на масштабные бои и кровопролитие армейцы намерений не имели. Теперь военные на Светлодарской дуге вздыхают, что с такими друзьями врагу и разведку нет необходимости иметь», — говорится в сюжете «Плюсов».

Военный корреспондент «1+1» Евгения Цветанская описала ситуацию следующим образом:

«Волонтера Юрия Мысягина я и еще ряд военных попросили убрать пост про освобождение сел. Потому что все причастные к освобождению понимали последствия массовой огласки. Военные — потому что под угрозой их жизнь. Я — потому что была с ребятами на телефонной связи и переживала. ...Волонтер не захотел убирать пост, потому что он на тот момент насобирал много лайков.... Люди, так нельзя. Не мешайте армии».

25 ноября новую версию произошедшего распространил пресс-центр штаба АТО. Силовики одновременно подтвердили сведения об освобождении двух сел и опровергли трактовку этого события как «продвижения вперед»: «Отдельные подразделения Вооруженных сил Украины на луганском направлении улучшили тактическое положение с целью улучшения условий наблюдения за противником и ведения оборонительного огня в ответ на провокационные обстрелы российско-оккупационных войск». «Украинская сторона СЦКК информирует: подразделения ВС Украины не осуществляли продвижения вперед. Силы АТО полностью придерживаются Минских договоренностей. Подразделения ВС Украины в зоне проведения АТО могут совершенствовать свои позиции на линии разграничения сторон в рамках Минских договоренностей».

Штаб АТО также обнародовал просьбу к «людям, которые сотрудничают с Вооруженными силами Украины, не разглашать никакой информации и сведений, фото и видеоматериалов, касающихся хода тактических и оперативных действий (перемещение, изменение позиций, раскрытие подразделений, продвижения и т.д.)». «Несколько дней назад имел место прецедент, когда один из волонтеров преждевременно обнародовал информацию, которая поставила под угрозу безопасность и жизнь военнослужащих», — отметили в штабе АТО и «еще раз настойчиво попросили» не распространять никаких сведений о ходе антитеррористической операции.

В свое оправдание Юрий Мысягин — также в «Фейсбуке» — отметил, что его пост никак не повлиял на события на фронте:

«Как планировали взять два поселка, так их взяли. Какое время отвели после начала операции, в это же время успешно все и закончили. Как планировали с утра провести «осмотр-зачистку» поселков, так ее и провели. Ничего больше.

На следующий день после успешного завершения операции, на «Фейсбуке» 22 ноября в 11.00 появился мой пост.

...Все последующие разговоры на «Фейсбуке» о том, что волонтер чуть ли не сорвал Минские договоренности, хотя по ним вся эта территория наша — не имеют под собой никаких оснований».

Позицию журналистов «1+1» Юрий Мысягин объяснил как обиду на то, что из-за его поста канал не смог первым сообщить о военной операции и остался без эксклюзива.

Встал на защиту волонтера известный журналист Юрий Бутусов. На своей странице в «Фейсбуке» он, в частности, отметил: «... кроме материальной поддержки, Юра (Мысягин) помогает морально. Он рассказывает об успехах наших войск. Успехах во время «перемирия» и запрета стрелять и наступать. Ведь людям в окопах так важно знать, что об их действиях помнят, что их ценят».

Один известный офицер-связист ВСУ, назовем его Алексей П., в свою очередь, уверен, что проблема информационного сопровождения АТО является  у нас системной: «Обычные, простые люди живут в формате информационного голода, как бы причудливо это ни звучало. Поэтому и хватаются за любую медийную соломинку», — говорит военный. Официальная информация с фронта, по его мнению, представляется в виде «банальных штампов»: «Сегодня враг совершил двадцать обстрелов наших позиций. Украинские воины отвечали девятнадцать раз. Вот и все». Этого, как считает офицер, катастрофически мало. «Ежедневная сухая бомбардировка сознания формирует... картинку», которая затем «трансформируется в уныние»: армия стоит, не воюет, все пропало, мы проигрываем войну... А другой официальной информации, более живой и оптимистичной,людям попросту взять неоткуда, констатирует военный:  «...Информационная война и контринформационная борьба они очень важны. Мегаважны. Новости с линии фронта должны идти первыми на всех телеканалах. Сюжеты должны формировать сознание масс. Армия сражается. Она б**** по колено в грязи и снегу, но не сделала НИ ЕДИНОГО ШАГУ НАЗАД! Украинские парни горло перегрызут за свою страну. Я хочу понимать, что люди смотрят новости и плачут. Я хочу видеть, как прямо в окопах парням вручают высшие награды государства. Вот по колено в грязи, вперемешку с сотнями стрелянных гильз. Я хочу, чтобы даже у меня, моя черствая душа дрожала от каждого выпуска новостей.

Страна, каждое министерство или же департамент должны воевать с ордой, а не делать вид!» — эмоционально пишет Алексей.

Что же мы имеем в сухом остатке после... этой дискуссии?

Главный вывод: на четвертый год войны Украина не обеспечила эффективную информационную поддержку Антитеррористической операции. «Сухие» отчеты пресс-центра АТО, наверное, удовлетворяют информпотребности штабов и «наших партнеров» по Нормандскому и Минскому форматам, но они не мотивируют украинских военных и не обеспечивают поддержку нашей армии в тылу. Медиа также не выполняют этих задач по мотивации и поддержке, потому что значительная часть журналистов уверена, что СМИ должны заниматься сугубо информированием, без каких-либо дополнительных нагрузок.

Можно, конечно, отметить, что во время войны журналистские материалы с фронта должны быть более осмысленными и более нацеленными на нашу победу. Но в условиях, когда лидеры т.н. медиасообщества и некоторые ведущие журналисты вообще выступают против того, чтобы называть украинскую армию нашей, даже информирование выглядит как большое достижение.

Задачи по поддержке в публичном пространстве боевого духа армии и тыла стараются выполнять некоторые медиа — менее влиятельные, чем центральные каналы, — и волонтеры. Но эта информационная деятельность, направленная на работу с общественными настроениями и мотивацией бойцов, кажется, никем не координируется и не направляется. К тому же, такая работа еще и не поддерживается — ни государством, ни международными организациями: гранты и дотации не выдаются на качественную, эффективную и современную информационную поддержку Антитеррористической операции (именно АТО, а не позитивного имиджа ВСУ, не реформ в силовых структурах, а именно военных действий). В этих условиях «партизанская» самодеятельность информволонтеров действительно не имеет шансов быть 100% полезной.

Вообще-то является «азбукой», что вся информационная активность вокруг событий на фронте требует контроля и координации, а Антитеррористическую операцию нельзя провести успешно и победить в войне без эффективного, системного и планомерного ее коммуникационного сопровождения. Но не известны ли эти азбучные истины тем, кто «сидит в высоких кабинетах» и «принимает решение», или — возникает и такое мнение — победа просто не является целью нашей АТО.

Наталья ИЩЕНКО
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments