Флаг имеет силу тогда, когда его несут.
Евгений Сверстюк, украинский литературный критик, эссеист, поэт, мыслитель, философ, политзаключенный советского режима

Бата НЕДИЧ: «Сериал — это не художественная литература, это ежедневная газета, которую ждут люди»

2 февраля, 2007 - 00:00

Долгоиграющие сериалы — уже константа украинского телеэфира. И когда в программе появляется новый подобный проект, надо понимать, что это — надолго. 29-го января на канале «1+1» начался показ нового сериала «Ангел-хранитель» и теперь герои Дарьи Поверенновой, Анатолия Руденко, Алексея Панина и Жанны Эппле будут с нами до следующей зимы. Съемки проекта идут по уже обычному для телевизионщиков графику — параллельно с эфиром и для группы режиссера Баты Недича продлятся вплоть до будущей осени. В таком режиме постановщик живет уже давно, переходя от создания «Исцеления любовью» к «Волчице», а теперь работая над «Ангелом-хранителем».

— Бата, вы уже несколько лет снимаете исключительно долгоиграющие сериалы. Вас так привлекает подобный формат?

На самом деле это далеко не так. В любом случае, я всегда говорил, говорю и, наверно, буду говорить, что работа режиссера очень тяжелая и сложная. Я, прежде всего, считаю себя хорошим режиссером. А это — как водитель. Ты или хороший водитель, или плохой. Я себя считаю хорошим водителем. Могу ездить на любой технике, начиная от спортивного автомобиля (потому что занимался автоспортом) до тяжелых грузовиков. В данном случае я езжу на грузовике и получаю от этого удовольствие. И не я один. Может быть, я хотел бы ездить на хорошей спортивной машине, но на данном этапе это нереально. Значит, надо быть профессионалом в том деле, которое у тебя есть на руках на данный момент. Потому что если ты хороший режиссер, то ты хороший режиссер. Это очень тяжелый шахтерский труд. За последние три года мы с группой отдыхали считанные дни.

— Вы работаете с одной командой?

— Да. Народ верит в нас — я имею в виду группу, продюсеров Валентина Опалева и Влада Ряшина. Когда речь идет о нас, конкретно о наших фамилиях, то не стоит вопрос «а давайте сначала посмотрим ваш материал, а потом рассмотрим, будем ли мы это показывать». Мы уже являемся вроде как торговой маркой. Но это очень тяжелый и сложный труд. Гораздо легче, когда есть возможность и время на то, чтобы правильно все построить и все придумать заранее. А когда идет съемочный процесс, все подготовлено, и ты думаешь только о том, как воплотить задуманное. А мы выдаем практически 30 минут в день. Это полсерии, как минимум. Практически все делается «с колес», потому что сценария как такого не существует, есть так называемые биты. Мы три месяца снимали на море натуру под 100 серий для того, чтобы их потом уже комплектовать в павильоне. Это очень непросто, и я не думаю, что многие режиссеры и многие группы в состоянии подобное выдержать. Потому что на так называемых более легких проектах ты снимаешь в общей сложности где-то три четыре месяца и выдаешь 90—100 минут экранного времени. 90—100 минут экранного времени мы выдаем за три-четыре дня. То есть у нас все происходит совершенно по-другому, и тут надо мгновенно принимать решения, вспоминать, что было на натуре, прощупать все эти линии, которых о-о-очень много. Выстроить так, чтобы зрителю было интересно.

— Что было в «Ангеле- хранителе» такого, что вас зацепило, пробудило интерес к этому проекту?

— На таких больших проектах все решается совершенно по-другому, не так, как в нормальном кино. Это больше продюсерский проект и очень много людей отвечает за него — огромное количество серий, огромное количество денег, участников... Так что я как режиссер, например, не принимаю решений по поводу главных героев. Это решение принимается на уровне канала, с продюсерами. А потом мы из того, что получаем, делаем какой- то вкусный салат.

— Вы говорили, что вас заинтересовал сценарий телесериала...

— Чем меня конкретно привлекает «Ангел-хранитель»... Уже прошли какие-то детские болезни, когда мы не имели права отходить влево или вправо от сценария, когда мы не могли приспосабливать этот сценарий к ситуации и к данному актеру. Когда нас пугали, что если сцена идет 1 минуту 29 секунд, то она должна идти 1 минуту 29 секунд, а не 1 минуту 27 или 31 секунду. Сейчас мы понимаем, где можем урезать, где мы можем добавить, и как это все сделать, чтобы оно было «вкуснее». На этот раз нам удалось пообщаться с авторами — они приезжали в Алушту — и многие вещи удается менять по ходу. Потому что это живой организм, и нельзя делать все по какому-то задуманному шаблону, который часто может не совпадать с тем, что мы думаем и что мы можем сделать. Мы пробуем много вкусного и интересного.

— Ваше мнение как человека-создателя долгоиграющего продукта — в чем популярность таких сериалов?

— Мое субъективное мнение, которое может быть правильным или неправильным — есть очень хорошая художественная литература, которую мы достаточно редко читаем, потому что на нее нет времени, и есть ежедневная газета, которую мы покупаем и читаем каждый день. То, что мы делаем, — это не художественная литература, это ежедневная газета, в которой есть потребность. Кроме того, достаточно много в нашей жизни людей, которые нас окружают, да и мы тоже испытываем нехватку общения, контакта с близкими людьми. И наблюдать за тем, что происходит на экране, для многих людей является, может быть, единственным выходом как-то себя приобщить и прикоснуться к какой-то жизни.

— Если вы работаете с актерами, которых вам предлагают продюсеры, а не с теми, которых выбираете вы сами, — не бывает ли так, что вы не находите общий язык?

— Вот это как раз то, что отличает нашу работу от работ в других группах и в других менее масштабных проектах. С самого начала, когда мы начинаем работу над сериалом, я не рисую себе ничего конкретного. То есть будет глупость, если я скажу, что я вижу героиню такой-то. Сначала я знакомлюсь с артистом и пытаюсь на него примерить ту роль, которая есть. А не наоборот. Артисту дается возможность раскрыться как можно больше. Я их не ограничиваю. То есть мы вместе лепим того героя, который нам нужен. Поэтому у меня абсолютно никогда и ни с кем из артистов не было никаких проблем. Мы до сих пор со всеми дружим.

— Актеры поддаются на такой способ сотворчества?

— Конечно! Все, абсолютно все артисты, которые заняты на данный момент в нашем сериале — и они подтвердят мои слова, — идут на это с удовольствием. Это очень важно, потому что надо понимать, что в других каких-то условиях люди уже на третьей недели начинают друг другу бить морды, а мы работаем годами и получаем от этого удовольствие. Тут атмосфера, аура и все, что происходит, совершенно другие.

— Все-таки кого-то из актеров приглашали лично вы?

— Могу привести пример Миши Жонина — великолепного киевского артиста, которого я пытался засунуть в предыдущие проекты, но у меня не получилось. И даже не получилось своего покойного кума, Толю Дьяченко, засунуть, хотя мы с ним в шикарных отношениях. Просто не было такой возможности. Вот на этот раз Жонин выстрелит очень сильно.

— Он снова негативный герой?

— Сейчас он негативный, но совершенно не такой негативный, как все ожидают. Он как раз будет носителем комедийной линии в этом сериале, и этим я горжусь. Я объясняю своим актерам и людям, с которыми мы работаем, что мы не работаем «черное — белое». Нас жизненные обстоятельства делают такими, какие мы есть на данный момент, и это не значит, что завтра этот человек не может быть другим. Мы не делимся на плохих и на хороших. Вот у нас есть роль Григория Крижевского, который, как мы видим с первых серий, не может найти контактов ни с сыном, ни с женой, ни с отцом, но у него же в жизни происходит страшная вещь — на него идет охота, постоянно пытаются его убить. И у человека, у которого в данный момент такая жизненная ситуация, не может быть много времени на общение с сыном. Другая линия — наша героиня Вера никак не может принять ухаживания очень хорошего красивого парня Коли. Да не любит она его!!! Ну, может человек быть тысячу раз хорошим, красивым и т.д., но мы его просто по жизни не любим. О значает ли это, что она плохая? Я не думаю. То есть по- разному к этому можно относиться. Тот же герой Алексея Панина... Он не сверхбандюган. Он занимается каким-то бизнесом и может быть где- то более жестким. И вообще, что, наши положительные герои не могут взять взятку или еще что-то такое? Вот и вопрос: где эта грань? И как раз мы идем по этому пути для того, чтобы все было более жизненно и понятно. Бывают сериалы, когда ты включаешь и понимаешь — вот гад, а вот это хороший человек. Мы хоти м от этого уйти. Я, по крайней мере, стараюсь, и думаю, что у нас это удастся.

Светлана ЦЫБАНЕВА
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments