Я видела, тогда, кто клонился ниже всего, того топтали люди и лошади.
Леся Украинка, украинская писательница, переводчица, фольклористка, культурная деятельница

«Белый шум» освобожденных городов

Как переживают информационные атаки Краматорск, Славянск и Мариуполь
5 сентября, 2014 - 12:20
«Белый шум» освобожденных городов
СЛАВЯНСК, ЛЕТО 2014 Г. / ФОТО РЕЙТЕР

Несмотря на то, что некоторые города Донбасса уже длительное время освобождены и мыслят категориями мирной жизни — отстраивают инфраструктуру, занимаются помощью переселенцам, но попыток бороться с «информационным расколом» пока нет. Журналисты, которые вынужденные переселенцы, перебираются в новые города иногда всей редакцией или частью и стараются работать дистанционно для старой аудитории. Так, луганский телеканал «ИРТА», который под давлением представителей «ЛНР» был вынужден прекратить работу в конце мая, перебрался в Северодонецк. Также на этой неделе должна возобновить выпуск газета «Вечерний Луганск». Работники ТРК «Луч» работают в Киеве, причем в редакции осталось только три журналиста. Три донецких телеканала, по сути, являются оккупированными представителями «ДНР». Многие газеты прекратили выходить в Донецке и поддерживают ленту новостей только на своем сайте. Хотя, в освобожденных городах медиа пытаются возрождаться. Например, в Константиновке снова регулярно выходит газета «Провинция».

Необъявленная война изменила информационный ландшафт Донбасса, а информационные вбросы заставляют региональную журналистику искать новые подходы к своей работе. «День» расспросил работников медиа-сферы трех освобожденных и до сих пор тревожных городов Краматорска, Славянска и Мариуполя о том, как жители города получают информацию, каким источникам доверяют, насколько поддаются панике и что нужно сделать в информационной среде, чтобы предотвратить подобные ситуации в дальнейшем.

«БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ ЖИТЕЛЕЙ КРАМАТОРСКА ВЕРИТ СЛУХАМ»

Андрей РОМАНЕНКО, редактор газеты «Новости Краматорска»:

— Во-первых, нужно любыми путями перекрыть российскую пропаганду. Потому что пока это будет литься в уши наших людей, никакая информационная политика ничего не изменит. Во-вторых, необходимо выстроить государственную позицию в контексте освещения АТО. Потому что сейчас у нас есть официальные спикеры, которые себя уже несколько дискредитировали, так как не всегда говорят правду. Также есть уйма неофициальных спикеров-экспертов, которые, очень часто не видя всей картины, сеют откровенную панику. Во всеукраинских медиа сейчас все сжалось до двух строчек об АТО, включении из какого-то освобожденного города и похорон героев. Нужно давать более правдивую и развернутую информацию, чтобы вселять в людей уверенность, что завтра не будет захвачен Харьков, а послезавтра «ДНР» не вернется в Краматорск. Я понимаю, что существуют военные тайны и нельзя раскрывать все планы, но уверенность вселять надо.

Если говорить о печатных СМИ Краматорска, то в них особо панического ничего не проникает. Все сейчас сконцентрировались на темах восстановления города, переселенцах, текущих вопросах. О войне, которая идет совсем недалеко, пишут очень мало. К тому же отсутствует нормальная коммуникация военных в городах с местными СМИ. Например, у нас в городе расположены военные и в окрестностях города есть большой полигон, где эти военные с какой-то периодичностью проводят учения. Во время этих учений город слышит примерно такие же звуки, как во времена обстрела ДНРовцами, и это сеет панику. Понятно, что во время войны 99% информации должно быть закрыто, ведь от этого зависят жизни тысяч мирных и военных людей, но минимальный поток информации на местном уровне должен быть. И это — очень важно, потому что заметно, что изменилось отношение к украинской армии, Украине вообще, растет патриотизм. Для меня также не понятно, например, почему военные первого сентября не прошлись по школам. В нашей стране тратят миллионы на популяризацию и хороший имидж армии, при этом прикладные вопросы очень часто можно решить вот такими простыми вещами.

Достаточно большая часть жителей Краматорска верит слухам, потому что они красивые и оперативные. Например, произошел первый взрыв на учениях украинских военных, и буквально через пять минут весь город обсуждает слух о том, что под городом идут бои, где участвует около 1000 боевиков. Это же красиво и значительно интереснее, чем учения украинских военных в карьере. К сожалению, большое количество людей получает информацию именно из слухов. А те, кто все же старается не паниковать, те смотрят сайты местных газет или всеукраинские СМИ.

«ЧЕЛОВЕК ИЩЕТ ИНФОРМАЦИЮ, ИСХОДЯ ИЗ СВОИХ ВЗГЛЯДОВ»

Павел Палагута, журналист газеты «Деловой Славянск»:

— Бороться с информационными фейками не получится, потому что есть всемирная сеть Интернет, где такие вбросы осуществляются регулярно. И с этим ничего не поделаешь. Но мне кажется, совсем не лишним было бы давать больше оперативной и правдивой информации из штаба АТО и тех ведомств (военные следователи, СБУ и другие), которые занимаются расследованиями преступлений, совершенных на территории оккупированного Славянска. Нужно, чтобы такие процессы были более показательными и публичными.

Вообще в Славянске ситуация достаточно сложная. У нас здесь было пять редакций печатных изданий, сейчас в печатном виде возобновили работу только две из них. Сайты некоторых печатных изданий, в том числе нашего, например, не прекращали работу. Также в Славянске было два телеканала, но сейчас они в эфир не выходят и работают только через Интернет, потому как разрушена инфраструктура, в частности была снесена телевизионная вышка. И через два месяца с момента освобождения люди получают местные новости из газет раз в неделю, которые тоже сократили свои объемы. Журналисты в город, в основном, вернулись, и рынок труда этот у нас вполне заполнен. Люди работают, дело свое они знают и доносят до аудитории то, что происходит в городе. Славянские СМИ сейчас больше ориентированы не на тревожную информацию, а на то, что делается в городе — восстановление инфраструктуры, помощь переселенцам.

Основную информацию люди все-таки берут из социальных сетей. Доверие к СМИ несколько потеряно, потому что вборсы были как с российской стороны, так и с украинской. Разделение в умах людей все равно остается: есть люди, которые ведут активную проукраинскую политику, остались и те, кто сочувствует «ДНР». И человек, в зависимости от своих взглядов и убеждений, будет искать определенную информацию, чтобы подтвердить себе, что он прав. Нужно налаживать диалог, людям надо общаться. От качества работы журналистов тоже зависит то, как люди будут воспринимать информацию. Я думаю, что людям нужен мягкий и неагрессивный подход — человек сам должен понять, где он живет, осознать это и принять в себе.

«МЕСТНЫЕ СМИ ОБ АТО ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ СООБЩАЮТ»

 Иван СИНЕПАЛОВ, Общественное телевидение Приазовья:

— Информационная среда Мариуполя находится в плачевном состоянии. В информационной войне мы потерпели тотальное поражение. Кроме того, что есть много провокаторов, которые непосредственно занимаются вбросом фейков на улицах, также есть и уйма интернет-троллей, которые занимаются тем же в социальных сетях и на других виртуальных платформах. Дошло до того, что крупнейший сайт города 0629.com.ua вынужден был закрыть комментарии из-за обилия проплаченных «комментаторов» с агрессивной пророссийской лексикой. Чтобы избежать такой ситуации в будущем, нужна сильная доктрина информационной безопасности. Например, не должны имеет права выходить газеты такие как «Хочу в СССР», которую только недавно закрыли.

Традиционные местные СМИ об АТО вообще ничего не сообщают, и это главная проблема. Даже когда происходили события 9 мая, мы о них узнавали из центральных СМИ и от известного сепаратиста «стримера Влада».

Опасным оружием в руках Кремля являются соцсети — ведь оттуда мариупольцы активно черпают информацию. Достаточно одного сомнительного поста «русские танки под Мариуполем», как сон на пару ночей для города испорчен. Вообще, в стране не осталось полутонов, только черное и белое. То же и с мариупольской аудиторией — есть «вата», которая верит LieNews, а есть «бандеровцы», которые доверяют «ТСН» и другим новостям украинских СМИ. В процентном соотношении эти категории очень трудно просчитать, и ситуация хуже, чем нам хотелось бы, но лучше, чем они надеются. У Общественного телевидения Приазовья есть своя аудитория, и в целом она не отличается от аудитории центрального общественного телевидения. Это — активные патриоты 25—50 лет, в основном мужчины.

Екатерина ЖЕМЧУЖНИКОВА, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ