Выбирать себе правительство вправе лишь тот народ, который постоянно находится в курсе происходящего
Томас Джефферсон, выдающийся политический деятель, дипломат и философ эпохи Просвещения, один из авторов Декларации независимости США, 3-й президент США в 1801—1809 годах

Эфир дилетантов

или Субъективные заметки о телесериале «Страсти по Зинаиде»
20 декабря, 2019 - 13:05

На общенациональных каналах сериалы по-прежнему занимают значительную часть эфирного времени. Причем, с 2017 года существенно изменилась география производителей. От США и РФ до США, стран ЕС, Турции и Польши. И конечно — сериалы отечественного производства, что, казалось бы, не может не радовать. Вот к ним ми и решили присмотреться.

Три недели подряд на телеканале «Интер» бушевали страсти. Я не о том, о чем вы подумали. «Страсти по Зинаиде», 12 — эпизодный сериал, который сняла «Кінокомпанія «Київтелефільм». Так, во всяком случае, написано в начальных титрах. Которые предваряют многомесячный   труд большой съемочной группы. Финальные же  представляют ее поименно.  Режиссер-постановщик сериала — российский актер и режиссер Александр Мохов. В заглавной роли — российская актриса и телеведущая Настя Задорожная, исполнители главных ролей:  российские сериальные артисты — тот же Александр Мохов, Анна Казючиц, Андрей Чернышов, Антон Соколов. Из украинских               — в эпизодических ролях отметились Владимир Горянский и Александр Данильченко. Неувязочка какая-то получается... Да, впрочем, какая разница! Кто сегодня читает  стремительно пролетающий «поминальник» (простите, есть у телевизионщиков такой неблагозвучный термин)...

Может быть, конечно, при производстве фильма была задействована техническая база «Кінокомпанії «Київтелефільм», да в бессловесной толпе на каком-то лихом сценарном вираже (сценарист — Карине Фолиянц, кандидат искусствоведения, преподававшая драматургию и историю кино в различных российсских учебных заведениях, как поведала Википедия)  посуетились лицами начинающие «звезды экрана», не знаю. Не выясняла. Меня искусство увлекло.

В одной из аннотаций к сериалу малограмотный копирайтер, гордый, очевидно, своей ассоциативной находкой, написал, что «Страсти по Зинаиде» — парафраз оскароносного фильма Владимира Меньшова «Москва слезам не верит». Ну, чтобы, не дай бог, недальновидный зритель каналы не вздумал переключать:  кино, мол,  ожидается душевное, о нелегкой женской судьбе, но все тернии героиня преодолеет, и в финале увидит  небо в алмазах.

И действительно. Сериал начинается с мажорной ноты — чистая и наивная девочка Зинаида Крылова, рано потерявшая родителей, узнает, что ее мечта сбылась — она поступила в вуз! Без протекции и взяток. Как «положено» в таком случае, она радостно бежит в неведомую даль, неистово  размахивая сумочкой, волосы развеваются (уложенная челочка, правда, форму сохраняет) и кричит всем встречным о своей победе... И сразу становится невыразимо скучно — это ведь не стилизация под фильмы 50-60-х годов, где некая гипертрофированность поведения светлых героинь «Весны на Заречной улице» или «Летят журавли» воспринимается как условный романтический образ, а вполне реалистичная картинка из 90-х, которые многие хорошо помнят.

А даже кто не помнит, знают, конечно же, что эти самые 90-е прошлого века вошли в историю с эпитетом «лихие». И уже через несколько минут после начала 12-серийного марафона мы убеждаемся в этом — средь бела дня  хозяева города пытаются избить не понравившегося им чужака. Но не тут-то было — по иронии судьбы рядом оказывается сама (!)  Зинаида! И спасает бедолагу. Конечно же, их встреча была предопределена. Как и этот наивный сюжетный поворот. Любовь с первого взгляда, игра в прятки с завязанными глазами («А давай никогда не расставаться?!»), беременность, предательство друга, волшебное превращение юной девочки-колокольчика в железную леди, которая не прощает обиды. Выяснение отношений, падение с обрыва, по счастью, не закончившееся печально (впереди ведь еще долгих 11 серий). Появление благородного ботаника-постояльца, который возится с сыном Зинаиды, как с родным, и (не ходить к гадалке) влюблен в его маму.  Неожиданное явление через несколько лет отца ребенка, у которого, ясное дело, не сложилось желанного брака с богатой невестой и рухнула карьера за рубежом. Зло ведь должно быть наказано — этим прописным истинам нас учат с детства. Узнав о том, что у него есть сын, парень  возвращается в провинциальный город, и страсти вспыхивают с новой силой. Зинаида-кремень, поэтому горе-папаша крадет ребенка, новый верный друг находит малыша, но его избивают, и он попадает в тюрьму. А вскоре Зинаида узнает о его смерти.  Отъезд из города, чтобы начать новую жизнь, продажа соседкой квартиры — нужно помочь  матери-одиночке  (в этот момент можно было спорить на все вырученные деньги, что добрую, но наивную женщину кинут, однако  поджег квартиры и ее смерть — это уже перебор, чтобы оправдать «Страсти по Зинаиде», умышленное преувеличение — если кто не понял).

Зинаида в отчаянье, но на горизонте (свято место пусто не бывает) появляется новый благородный герой — звезда районной газеты, который на следующий после знакомства день приводит девушку в редакцию и заявляет, что она будет его ассистентом. Эй, коллеги, работавшие в 90-х в сми, даже в столичных, слышали ли вы о такой должности — ассистент?! Причем,  не у главного  редактора, а у обычного корреспондента... Хотя, собственно, какое дело благодарным (если такие есть) зрителям до подобных профессиональных мелочей. Главное ведь, у Зинаиды на горизонте  замаячило  счастье (она не равнодушна в автору резонансных криминальных публикаций). Правда, маленькая деталь — оказывается, он женат, и у него смертельно болен ребенок...

Это всего лишь точечное перечисление  страстей, произошедших в трех, не долгих по хронометражу  сериях. Казалось бы, все возможные роковые удары Зинаида уже пережила — не было, разве что, потери памяти после падения с обрыва, сестры-близнеца, коварной и алчной, о которой она представления не имела, темного прошлого погибших родителей, и его резонанса в нелегкой судьбе Зинаиды. Я предположила, что нечто подобное произойдет в оставшихся девяти эпизодах. Нужно ведь было масла в огонь подливать, чтобы страсти по Зинаиде не тлели.  И  почти угадала, были, правда,  вариации сценарных находок.

Смысла анализировать, даже просто делиться эмоциями по поводу происходящего на экране в последующие вечера так же нелепо, как разговаривать с телевизором. Оно настолько ошеломляюще (не в хорошем смысле слова) и убого, что поневоле приходит в голову: «Не шутка ли это? Изощренная, креативная? Ведь нельзя же всерьез выпускать такое на одном из центральных каналов страны?» У меня даже возникла мысль, что в съемочную группу специально набрали дилетантов всех профессий — мол, давайте, бросим их в водоворот кинопроизводства, и посмотрим, выплывут ли...  От костюмеров: если у благородного олигарха жена — красавица-стерва, то обязательно в леопардовом наряде (ну, а в чем же еще?). Постановщиков: драки в кадре такие смешные и мультяшные, что хочется самому кому-нибудь морду набить, хоть никогда и не пробовала, но, предполагаю, что лучше получится. Гримеров: когда сын Зинаиды погибает в аварии, сообщить о трагедии к ней приходят  два милиционера — ну, это, скажу я вам, номинация на «Оскар-наоборот»: один — утрированный злодей с выбеленным лицом и запавшими глазницами, другой а-ля Иванушка-дурачок с прической под горшок. Наверняка в том тоже тайный смысл есть, не иначе. «Мастерам диалога»  вообще бы премию выписала: сцена, когда Зинаида по просьбе коллеги и поклонника криминального репортера «спалилась», ставя жучок в квартире правильного олигарха, и журналист объясняет ей, что вся эта затея была нужна ему лишь для того, чтобы нарыть компромат на хозяина и получить деньги, которые необходимы, поскольку дочь умирает. Железная Зинаида все понимает, растекается, как металл в доменной печи, и сладкоголосо шепчет; «Ну, хочешь, я тебе сладенького принесу...» Сладенького принесу, Карл! Или, не помню уж в какой сцене: «Мне не важно, на каком фортепьянЕ играю...» Вспомнился сразу бородатый филологический анекдот: «Сижу в кине, в первом ряде, в зеленом пальте...»

На этом фоне даже калька из уже упомянутого фильма «Москва слезам не верит» (сын-малыш спит, героиня после тяжелой смены, а то и двух,  больная, сидит ночью за учебниками, и... нет, не догадались, не засыпает (это но-хау), а теряет сознание) кажется шедевром режиссерского мастерства — верю!

Недавно на просторах интернета мне встретился заголовок «Пять фильмов о любви, от которых стынет кровь». По-моему, после «Страстей по Зинаиде» я  стала снежной королевой. А тут еще реклама не помню чего, которая преследует в сериале со слоганом «Лисець вже близько»... Есть предположение, что уже наступил.

Ирина ГОРДЕЙЧУК
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ