Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

Управление ненавистью

Война в телевизоре — на примере информационного пространства Крыма
30 марта, 2018 - 12:40
ТАТЬЯНА ПЕЧОНЧИК

Слово может быть не только острым, как бритва, — оно может становиться настоящим оружием, инструментом информационной войны. Примером такого инструмента является язык вражды, который активно, в первую очередь, использовали русские СМИ в 2013—2014 годах. И продолжают использовать — подтверждают правозащитники, приводя результаты исследования «Язык вражды в информационном пространстве Крыма: масштаб и последствия», который представили во время XV Международного фестиваля документального кино о правах человека Docudays.

«Главный народный праздник киевские каратели утопили в крови», «Это война с фашизмом. Как и 70 лет назад, за спиной у нацистской нечисти стоит «цивилизованный» Запад» — это не отрывки из пропагандистской методички, это отрывки из новостей российских и крымских СМИ после оккупации. И это — пример языка вражды, языка ненависти.

Наиболее устоявшееся определение «языка вражды» — любые некорректные высказывания в адрес этнических, конфессиональных и других социальных групп, сообществ или отдельных личностей как представителей этих сообществ. Центр информации о правах человека, а также Крымская правозащитная группа решили задокументировать, как много и каким образом этот арсенал использовали российские и крымские СМИ после аннексии полуострова.

Председатель правления Центра информации о правах человека Татьяна Печончик отметила: «В этом исследовании мы поставили цель выяснить, каким образом война разворачивалась не только на полях боевых действий, но и каким-то образом война этому предшествовала и сопровождала вооруженный конфликт в телевизоре, на сайтах информационных агентств». Инициаторы исследования отметили, что это первая подобная разведка, которая проанализировала информационное пространство Крыма с момента оккупации и рассмотрела, как происходило разжигание вражды, против каких групп и к каким последствиям это привело.

Для мониторинга выбрали сайты так называемых органов крымской власти, самые рейтинговые крымские СМИ (например, сайты телеканалов «Первый крымский», «НТС Севастополь», сайты газет «Крымская правда», «Крымские известия», интернет-издание «Крыминформ», «РИА Крым» и другие), редакции которых находятся на территории Крымского полуострова, а также основные российские телеканалы («Россия-1», «НТВ», «Первый канал»), вещание которых ретранслируется в информационном пространстве Крыма.

Исследователи не только искали примеры языка вражды, но и классифицировали их по стандартам другого аналитического центра «Сова», который долгое время занимается именно мониторингом языка вражды в СМИ. Так, распределяют три вида или ровные языки ненависти: жесткая (призывы к насилию, подстрекательство к дискриминации, завуалированные призывы к насилию), средняя (оправдание исторических случаев насилия и дискриминации, утверждение о криминальности той или иной этнической или религиозной группы как такой, обвинение в негативном влиянии этой группы на общество, государство) и мягкая (создание негативного образа этнической, религиозной или определенной социальной группы), упоминание этой группы и ее представителей в унизительном и обидчивом контексте, утверждение о неполноценности, моральных недостатках, цитировании ксенофобских высказываний.

Всего на исследуемых ресурсах зафиксировали 718 примеров разжигания ненависти, в основном, в мягкой форме. Язык вражды среднего уровня использовался в 8% случаях. Язык вражды в жесткой форме составил менее 1% от общего количества найденных примеров.

«Больше всего этих примеров было в русских теленовостях (479 примеров. — Ред.), то есть априори по стандартам журналистики в новостях не должно быть никаких оценочных суждений, но в российских новостях они были», — говорит исследователь Крымской правозащитной группы Ирина СЕДОВА. Она добавляет, что основные примеры присутствовали в виде устных высказываний ведущих, журналистов или спикеров в видеосюжетах.

На втором месте по использованию языка ненависти были крымские СМИ — 168 примеров, 58% из которых пришлись на два ресурса, сайт «Форпост» и «Крыминформ». 71 пример нашли во время мониторинга сайтов так называемой крымской власти. Например, в июле 2017 года на сайте «Правительство Республики Крым» в рубрике «Новости» была опубликованная статья «Украинский нацизм стал основой государственной идеологии Украины — Сергей Аксенов».

По словам председателя правления Центра информации о правах человека Татьяны Печончик, «язык вражды больше всего разгорался против таких групп, как украинцы, крымские татары, сторонники Евромайданы, члены Меджлиса крымскотатарского народа, мусульмане, верующие украинской православной церкви Киевского патриархата, журналисты и правозащитники, эмигранты и свидетели Иеговы».

Да, в отчете отмечается, что больше всего язык вражды использовался против украинцев (43% от всех случаев), которых чаще всего называли «бандеровцами», «фашистами», «карателями», «боевиками», «волками в овечьей шкуре», «носителями трезуба в головах», «прихвостнями нацистов». В то же время крымчане исследуемые ресурсы называют россиянами, а жителей Донбасса — «отдельным народом, который требует права на самоопределение».

Кроме украинцев, основными объектами языка вражды оказались члены и сторонники Меджлиса крымскотатарского народа, крымские татары и мусульмане (14%), которых вышеуказанные СМИ называли «Радикальными исламистами» и «экстремистами», Меджлис изображается как «террористическая, экстремистская организация».

Исследовательница Ирина Седова отмечает, что больше всего примеров обнаружили именно относительно групп людей, объединенных по этническому, национальному признаку. «На телеканалах более интересная ситуация, потому что они смогли разжигать вражду до 36 этнических групп. То есть когда идут новости, украинцы испытывают более жесткую форму дискриминации, другие группы выступают в основном в контексте криминальной хроники. Если человек совершил какое-то преступление, то они обязательно должны указать его национальность, гражданство или даже этническую принадлежность», — говорит исследователь Крымской правозащитной группы Ирина Седова.

Мониторинг проводился в два часовых промежутка (с марта по сентябрь 2014 года и с января по июль 2017 года), чтобы увидеть динамику использования языка вражды в новостях. Да, исследователи отметили, что со временем интенсивность использования языка вражды стала спадать. «При этом язык вражды остается привычным явлением: его используют представители так называемой власти Крыма, политики, местные журналисты и пророссийские активисты», — указывают в отчете. Вместе с тем, во время каких-то резонансных событий, в основном связанных с боевыми действиями на Донбассе и деятельностью крымскотатарского национального движения, язык вражды опять начинает активно использоваться.  

Эффективность такого средства во время информационной войны очевидна, и это можно увидеть по результатам социологических опросов. Так, председатель правления Центра информации о правах человека Татьяна Печончик говорит: «Было бы очень интересно наложить эти данные и данные из опроса «центра» Левады. Они опрашивают россиян время от времени, кого те считают своими врагами. И мы даже обсуждали это с коллегами, что все эти тумблеры в российских новостях вели к росту ненависти россиян против какой-либо страны или какого-либо народа. Мы видели, что в 2017 году СМИ уже больше концентрировались на событиях в Сирии, и, соответственно, туда лились все эти потоки, и, соответственно, тот уровень ненависти к украинцам начал снижаться, а другой начал расти».

То, что язык вражды в информационном пространстве Крыма сыграл свою роль, подтверждают и эксперты, которые проводили исследование, и местные жители полуострова. Режиссер Валерий Балаян отметил, что этот инструмент использовался задолго до аннексии: «Мне не хватает такого же исследования относительно 2004-2014 годов. 20 лет я живу в Крыму, и мы видели, как это работало относительно Крыма, относительно крымских татар. И как крымские татары были врагами даже при Украине».

Язык вражды опасен и приводит к серьезным последствиям. Исследователи порекомендовали Министерству иностранных дел Украины обращать внимание и на этот доказанный факт во время международного давления на Россию, использовать примеры разжигания ненависти в Международном суде ООН — относительно нарушения Россией Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации и тому подобное.

Должны смотреть и сами на себя, отмечают эксперты. «Мы не можем отвечать тем самым, той же палкой. Чем мы тогда лучше, если будем отвечать на язык вражды языком вражды?», — отметил Юрий Бидзиля, доктор наук по социальным коммуникациям, заведующий кафедрой журналистики Ужгородского национального университета. Напротив, исследователи говорят об ответственности за разжигание вражды, особенно когда этим занимаются журналисты.

Елена ЧУРАНОВА
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ