Нас послали только предсказывать воскресение мертвых и будить сонных. Это наше дело.
Пантелеймон Кулиш, украинский писатель и общественный деятель

«Непреклонный космополит»

Жизненный путь Игоря Шевченко, украинца, который преподавал в Гарварде, — ответ на вопрос, почему важно качественное образование?
17 февраля, 2011 - 20:26

Если на украинском языке «спросить» в Google, что он знает о польском украинце, византологе мирового уровня, Игоре Шевченко, можно получить в ответ лишь несколько ссылок, среди которых — «Радио «Свобода», журнал «Ї» и всезнающая Википедия. Кроме специалистов-византологов, большинство не только самой широкой читательской аудитории, но и научных работников и журналистов не знакомы с жизнью этого человека, которую, однако, не без основания можно считать поводом для национальной гордости.

Игорь Шевченко, научный работник мирового уровня, чуть ли не единственный украинец, ставший профессором лучших университетов США — Гарвардского, Колумбийского и Принстонского; почетным доктором Варшавского университета и Люблинского католического университета, членом Польской академии умений в Кракове (он и Ярослав Исаевич — единственные украинцы, получившие такой титул). А учитывая количество языков, которыми владел Игорь Шевченко, его считают вторым Агатангелом Крымским. В соседней постсоветской Польше украинец Игорь Шевченко, ушедший из жизни немногим более года назад, считался живым преданием.

Недавно польский культуролог, исследователь кино, аспирант Игоря Шевченко в Гарвардском университете Лукаш Ясина издал книгу-беседу со своим учителем «Затятий космополіт». Это одна из самых свежих публикаций, посвященных ученому. К 91-й годовщине со дня рождения Игоря Шевченко, исполнившейся 10 февраля, журнал «Український тиждень» совместно с книжным магазином «Є» организовали встречу-презентацию с автором книги «Затятий космополіт» Лукашем Ясиной. «День» публикует наиболее интересные фрагменты этой беседы.

ВЫХОДЕЦ ИЗ ВИРТУАЛЬНОЙ УКРАИНЫ

Хоть название книги содержит определенный намек на интернационализм, Игорь Шевченко, чьи родители были киевлянами, всегда гордился своим надднепрянским происхождением. Но родился он неподалеку от Варшавы, в местечке Радосьть, куда семья «петлюровца» вынуждена была эмигрировать после большевистской интервенции в Украину. Положение эмигрантов из УНР в Польше было значительно лучше, чем «местных» галицких украинцев — они не чувствовали себя здесь людьми второго сорта, поскольку Польша видела в УНРовцах союзников по борьбе с Советским Союзом. Следовательно, Игорь Шевченко имел возможность учиться в одной из лучших школ Польши — лицее им. Адама Мицкевича в Варшаве, где в совершенстве изучил польский язык, который, кстати, сами поляки считают сложным предметом. В то же время, находясь в среде украинских эмигрантов, Игорь Шевченко воспитывался в своеобразной виртуальной Украине, которая вышла из Украины реальной, — в книге Лукаша Ясины есть детское воспоминание Игоря Шевченко о том, как он сидел на коленях у второго президента УНР Андрея Левицкого.

СТУДЕНТ ВСЕЙ ЕВРОПЫ

У Игоря Шевченко были удивительные способности к учебе, которых так сегодня не хватает многим украинцам. Он изучал классическую филологию в Карловом университете в Праге, куда переехал в начале Второй мировой войны, учился в Украинском свободном университете. Именно под влиянием пражских друзей Шевченко проникся византологией. В возрасте тридцати лет он, уже перспективный византолог, одновременно учился в университетах в Лювене (Бельгия), Париже и Брюсселе. Немецкая школа византологии считается самой лучшей в Европе, именно ее адептом стал Игорь Шевченко.

Но для украинцев важно не только то, что Игорь Шевченко был ученым мирового уровня — он является автором около 150 трудов по византологии. Его духовная позиция, жизненный путь являются беспрецедентными свидетельствами того, как украинцам недостает качественного образования.

Лукаш Ясина убежден, что Игорь Шевченко принадлежал к немногим из тех людей, которые придерживаются абсолютно современных взглядов на жизнь и при этом опираются на собственные исконно национальные корни.

Сегодня Игоря Шевченко больше знают и ценят в Польше, чем на его родине. Хотя перед распадом Советского Союза он стал заграничным членом Академии наук УССР, чему ужасно удивлялся, ведь таким образом украинцы признали его иностранцем. Польские издатели начали публиковать научные труды Игоря Шевченко еще с 1960-х годов. Причем особенно популярны не так его труды по византологии (Шевченко сам считал, что миллионы не должны знать специалистов такой узкой отрасли), как его книги «Польша в истории Украины» и «Україна між Сходом і Заходом», которая, между прочим, издана в Польше и на украинском языке. Кстати, Игорь Шевченко не настаивал на переводе своих книг, поскольку считал, что если кто-то заинтересуется определенным трудом, то выучит язык оригинала.

Игоря Шевченко не без основания сравнивают с Агатангелом Крымским. Кроме украинского и польского, он знал русский, но в общении с русскими отдавал предпочтение английскому, а находясь в Украине, общался на родном языке, французский, немецкий, итальянский, испанский, греческий, древнееврейский, латинский языки. Еще во время учебы Шевченко перевел на украинский книгу Джорджа Оруэлла, которая в его переводе вышла под названием «Колгосп тварин». Английский он изучал, составляя польско-английско-украинский словарь. А в 84 года мог за два дня перевести с древнего языка 36 страниц текста с комментариями.

Игорь Шевченко придавал большое значение отношениям украинцев и поляков, поскольку считал эти народы очень близкими. В то же время ученый остро критиковал и поляков, и украинцев. Но если в польском Кракове его критику встречали аплодисментами, то в украинском Львове — молчанием, несмотря на то что Игорь Шевченко глубоко эмоционально относился к Украине. В Гарварде вместе с Омеляном Прицаком он создал Украинский научный институт. В Украину впервые приехал в 1970 году, а после того — в 1990-м. Радовался, что на улицах Киева начинает звучать украинский язык. В то же время проникался тем, что современная Украина далеко не всегда развивается в правильном направлении, что политики могут за десятилетие нивелировать усилия предыдущих поколений. Считал, что больше всего украинцам мешает советская ментальность, от которой они еще не избавились, неприятие Украины Европой и умелый подход к ситуации самого «выдающегося современного политика» Владимира Путина. Как преодолеть эти препятствия? Ответ ищите в жизненной позиции Игоря Шевченко...

Виктория СКУБА, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments