...Несогласие в собственных рядах есть смертоноснее за враждебные мечи, а внутренние разногласия открывают двери иностранным захватчикам.
Карл Густав Эмиль Маннергейм, государственный и военный деятель Финляндии, президент Финляндии

О детях и этиках

7 июня, 2006 - 19:30

«По краям» прошедшей теленедели стояли два праздника. Первый — «возрастной» — Международный день защиты детей. Второй — профессиональный — День журналиста. И тот, и другой украинские телеканалы, естественно, не обошли своим вниманием.

День защиты детей — классический пример праздника, во время которого принято в очередной раз напоминать о проблемах «соответствующей» ему категории граждан. Точно так же, как в годовщину катастрофы аварии на Чернобыльской атомной электростанции по телевизору особенно много говорят о бедах и болях чернобыльцев, а в День Победы — о социальной защите ветеранов Великой Отечественной войны, в Международный день защиты детей вспоминают о «нашем будущем» и о том, от кого и от чего его нужно защищать.

И в этом году на ТВ также было немало «детских» сюжетов — как в сам день праздника, так и в итоговых выпусках новостей за неделю. Так, например, в «Фактах недели с Оксаной Соколовой» (ICTV) показали сюжет Сергея Смальчука «Проданное детство» о том, «куда исчезают наши дети», в котором, в частности, рассказали, о такой серьезной проблеме, как принудительное детское нищенство. А в итоговом выпуске «Телевизионной службы новостей» («1+1») показали «шокирующий репортаж» (по определению самих журналистов телеканала) из специальной школы-интерната для детей с умственной отсталостью. Стоит отметить, что дети, которых показывали в репортаже, под это определение как-то не подпадали. А поводом для приезда автора сюжета Светланы Усенко в интернат стала направленная в адрес программы копия письма, в котором 16 выпускников этого учреждения обвинили одного из педагогов в побоях своих воспитанников. В рамках сюжета разобраться в ситуации, конечно же, не удалось (дети доказывали свою правоту, педагог — свою невиновность), но вот та мрачная картина, которая предстала перед глазами телезрителя, заставляла в очередной раз задуматься и об эффективности подобной системы воспитательно-образовательных учреждений, и о том, что ожидает этих детей в будущем, если и тогда, когда государство о них как бы заботится, они, по большому счету, никому по-настоящему не нужны... Как рассказала автор сюжета, «взрослые отношения» между воспитанниками интерната начинаются уже с седьмого класса, в городке об учреждении идет дурная слава — жалуются на кражи и избиения (хотя директор интерната эти обвинения отрицает, подозревая, что это — дело рук тех, кто метит на его место). Состояние баскетбольной площадки, точнее, того, что претендует на это наименование (пыльный участок земли и обшарпанная до невозможности стенка с «убитой» баскетбольной корзиной), просто ужасает — особенно после того, как узнаешь, что это чуть ли не единственное место отдыха в интернате. Один из центральных героев сюжета — «неслух» Вася — показал в кадре «местное развлечение» за стенами учебного заведения: сначала — поиск и сдача металлолома, потом — приобретение на вырученные деньги сигарет и пива (отдельный вопрос — стоило ли журналистам намеренно производить такого рода «следственный эксперимент»).

Несмотря на четкие акценты подводки к сюжету (дескать, «успехи власти в этом направлении», т.е. по защите детей, «растворяются в пропасти устаревших бед»), впечатление от него складывалось в нечто, вроде «покажите мне, как функционируют учреждения для социально незащищенных граждан, и я скажу, умеете ли вы управлять страной». Можно, конечно, вспомнить непрестанные заверения представителей нынешней власти в том, что денег на эту сферу выделяется гораздо больше, чем раньше. А можно, к примеру, машину, приобретенную недавно для Кабмина более чем за три миллиона гривен — из того же государственного бюджета, из которого финансируются вышеупомянутые учреждения... И как же, в результате таких сравнений, говорить о какой- либо этике госслужащих?..

О профессиональной этике, но уже в другой сфере, говорили в День журналиста на том же «1+1» в программе Анатолия Борсюка «Черным по белому». Участники программы, в частности, пытались согласовать между собой этические аспекты работы папарацци, а также определить, «что мы имеем право знать из жизни публичных лиц»? Тема оказалась достаточно плодотворной для дискуссий. Изъяном этого выпуска программы, пожалуй, было лишь то, что в ней одновременно пытались говорить об уровнях публичности так називаемых звезд (эстрады, спорта и т.д.) и политиков. Ведь если первые, по замечанию фотографа Кирилла Кислякова, первую половину «звездной жизни» пытаются попасть в кадр, а вторую половину жизни пытаются создать иллюзию, что этого не хотят, то у политиков взаимоотношения с фотографами — несколько иные. Как сообщил тот же фотограф, в некоторых случаях фото, сделанные по заказу политиков, не попадают в прессу, а служат «козырями» в неизвестной нам игре.

Впрочем, есть и то, что объединяет вышеупомянутые категории граждан в их «любви к фотоискусству» и во взаимоотношениях с прессой. Как справедливо заметила в программе редактор журнала «Публичные люди» Наталья Влащенко, эти самые публичные люди все время хотят быть в центре внимания, но чтобы при этом в прессе о них рассказывали лишь так, как им этого хочется. Стоит лишь добавить, что когда «звезд» представляют «в нужном свете», общественного вреда куда меньше, чем в случае с политиками...

Михаил МАЗУРИН, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ