Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

Олег ФИАЛКО: «Не претендую на высочайший конвейерный успех, но и не опускаюсь ниже плинтуса!»

20 апреля, 2007 - 00:00

Под влиянием времени режиссеры, создававшие свои кинохиты в советский период, сейчас перестроились на телевизионный формат. Но вот у творца знаменитых картин «Возвращение Баттерфляй», «Имитатор» и «Бич божий» Олега Фиалко с телевизионными проектами на отечественном телепространстве все никак не складывалось. Несколько лент он сделал, но для российского экрана, а вот судьбы лент, которые он пытался создавать здесь, были неудачны: практически все проекты разрушались по ходу работы, а в одном режиссер вообще потребовал убрать свое имя из титров. Экранизация романа Юрия Винничука «Девы ночи» — первая работа постановщика для «1+1» и, возможно, для нее злокозненная карма сменит свой гнев на милость, ведь 27 го апреля премьера фильма — ужев эфире канала. Причем, в главной роли журналиста Юрия у режиссера снялся «бригадир» Павел Майков — актер, который работал с Фиалко в одном из его предыдущих, но так и не реализовавшихся проектов.

— Вы, кажется, взяли Павла Макова в проект без проб? Павел сразу согласился приехать сниматься в Киеве?

— Вначале отказался, но потом я ему позвонил, и он говорит: «Так это вы снимаете? Ну, давайте...». Думаю, тут сыграло роль то, что всегда, когда встречаюсь с художником — не имеет значения с оператором ли, с которым мне в этой картине очень повезло, с актером ли — если их предложения, их фантазия не выпадают из общего рисунка, потому что каждый из них имеет право на свое художественное видение, я это приветствую. И Майков это запомнил еще с предыдущей нашей работы. Его, видимо, это вдохновило.

— Вы, кстати, часто сталкиваетесь со звездными капризами?

— Всю жизнь! Особенно звездной болезнью болеют женщины. А ведь что такое звезда? Она летит до Земли миллиарды лет. А сейчас — актер снялся в сериале — и все! Звезда! Я порой в глаза говорю этим «звездам»: «Вы знаете такого артиста Смоктуновского?» Переглядываются, потом какая-то девчонка скажет: «Да, он работал в театре...» «Так вот, если бы он узнал, что вы — звезды, он бы в гробу перевернулся. Смоктуновский был великим актером, но не был звездой, а вы уже звезды». Так вот, если тиражировать это слово, Сафонова действительно звезда. В полном смысле этого слова — по мастерству, человеческому началу, энергетике. Четко, понятно держит напряжение.... Она — одно из украшений фильма «Дивы ночи»!

— Ваши фильмы советского периода пользовались массовой популярностью...

— Вы знаете, во-первых, я не думаю, что мои фильмы были массово-популярны. Да, «Возвращение Баттерфляй» посмотрело семь или восемь миллионов. А я не ожидал больше 100 тысяч. «Имитатор» вообще бил все кассовые рекорды. Но есть три образчиков кино — чисто элитарное, как скажем, снимает Сакуров; популярно-коммерческое (взять хотя бы Эльдара Рязанова), и раньше пытались создать «мыло», когда высокая культура кадра совмещается с коммерческим подходом. Это, может быть, был самый удачный вариант. Сегодня я не хочу сказать, что ваял бы фильм только для десяти людей — понимаю, что на это и денег не дадут. Поэтому в каждой картине я пытаюсь совместить третий вариант: не претендую на высочайший конвейерный успех, но и не опускаюсь ниже плинтуса, когда «тяп-ляп» и в каждом кадре — кровь.

— Ваше отношение к экранизациям. Допустим, Бортко в «Идиоте» попробовал совместить духовные ценности и сюжетность.

— Ну, работа Бортко, которого я знаю давно — мы учились с ним параллельно — для меня, честно говоря, загадка. Если по Достоевскому у меня было меньше вопросов — это довольно удачная попытка, то в «Мастере и Маргарите» у них произошла какая-то чудовищная ошибка. Первое, Володя, наверное, где-то себя переоценил (хотя, вообще-то, он человек самокритичный) — решил, что Булгакова можно снять, как сериал. Булгаков — потрясающе тяжелый писатель. Особенно для переноса на экран. Там много смыслов, нет однозначностей. Мало того, что в самом сюжете — от мистики до быта, но там в каждой фразе нужно искать точный, адекватный подход. Автор требует очень тщательной работы, и то я не знаю получится ли: у тех, кто брался, — не получилось... Хороший продюсер Валера Тодоровский, замечательный режиссер — почему они «лажанулись»? Читали же Булгакова, казалось бы, набрали хороших артистов, но из другой эпохи: ну, не верю я в артиста Лаврова, Басилашвили в такой роли. И, вообще, какое-то старье пошло! Плюс — я вижу поспешность. Смотрю в кадр — даже блестящие артисты съезжают и дальше, дальше, дальше, провал-провал- провал. И я представляю, как сидит Бортко на стульчике, все это видит, но понимает, что ему еще шесть эпизодов надо снять, говорит: «Ладно — пройдет». Так, капля по капле... Эта картина не бездарна, отнюдь, — в той же степени талантлива, но там явно чувствуется во всем поспешность. Знаете, как женщина одевалась на бал, долго накладывала макияж, а платье небрежно застегнула — и все убила. Так и здесь — должна быть очень четкая подробность. Во всем.

Анастасия СВЕТЛОВА
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments