Для государства полезно, чтобы знатные люди были достойными своих предков.
Цицерон, древнеримский политический деятель, выдающийся оратор, философ и литератор

«Российский истребитель заходит на второй круг»

Об искаженной системе координат украинской журналистики, «минах» времен 90-х и угрозе потерять страну сейчас, — политолог Сергей Бондаренко
16 августа, 2019 - 12:09
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА
СЕРГЕЙ БОНДАРЕНКО

Свежее интервью на «Детектор медиа» с новоизбранным народным депутатом от партии «Слуга народу» Никитой Потураевым, который планирует работать в парламентском комитете по вопросам гуманитарной политики вместе с генеральным директором «1+1 медиа» Александром Ткаченко, усилило опасения того, что «зима» для медийного пространства страны близка. И хотя Потураев, в отличие от заместителя главы офиса президента Андрея Богдана, не считает, что политика на любом уровне может происходить без участия медиа (иными словами, не называет журналистов ненужными), но отмечает, что прямое общение с обществом — это запрос общества, мол, «журналисты перестали слышать людей, потому что хотят получить просмотры, рекламу». Он добавляет, что олигархи — это единственное, что поддерживает самые затратные украинские медиа на плаву. Поэтому считает целесообразным оставить в Украине лишь четыре мощных вещателя: Общественное, «1+1», StarLightMedia и «Украину». Ведь на существование других на рынке средств нет, считает новоизбранный народный депутат от «Слуги народу» Никита Потураев. Такие утверждения являются достаточно тревожными сигналами, убеждает политолог, руководитель мониторинговой группы по Винницкой области проекта «Информационно-мониторинговая кампания выборов-2019 в Винницкой и Житомирской областях», который реализуется при поддержке Фонда развития СМИ Посольства США в Украине, Сергей БОНДАРЕНКО. Они свидетельствуют о том, что власть будет прилагать максимум усилий, чтобы контролировать медиа и диктовать, какой именно «балет» сегодня стоит транслировать на TV.

— Это вообще-то вызов существованию института медиа как такового, потому что, как бы то ни было, СМИ остаются одним из инструментов сдерживания и противовесов в обществе, которые должны существовать в любом демократическом государстве. Они являются тем институтом, который не только информирует об общественных, гуманитарных, политических темах, но сдерживает и контролирует действия власти. Поэтому подобные заявления как Богдана, так и Потураева рассматривают как вызов для института медиа, потому что на них будут оказывать давление и будут требовать играть под властную дудку.

— Это несколько напоминает большевизм: вождь с балкона общается с массами. Но, похоже, наш президент забыл, что именно медийные инструменты использовал, чтобы прийти к власти, не так ли?

— Безусловно, политическая сила «Слуга народу» — это медийный продукт, который был сформирован и продвинут именно через медийные каналы. И использование ресурса «1+1», и использование социальных сетей как раз привело к тому, что эта политическая сила впервые в Украине получила контроль над всеми ветвями власти — должность главы государства и завоевала большинство в парламенте. Сможет спокойно сформировать необходимый для нее состав правительства и ключевых органов судебной ветви власти. Хотя это чисто медийный проект, потому что мы должны понимать, что той политической партии, которую сформировала действующая власть, только немного больше чем полгода, то есть она еще не институциалировалась и не имеет солидного политического бекграунда. Да, они не ездили массово, как те же большевики, по селам и городам, но использовали информационный бронепоезд. И откровенно лукавят, когда говорят, что медиа им не нужны. Очевидно, есть интерес к отдельным СМИ, которые они стремятся взять под контроль, и это позволило бы удерживать монополию власти на территории Украины. Плюс интересный момент, что тактика этой команды построена на провокативных вещах, которые вызывают общественный резонанс. Пока интерес они к себе держат, в том числе, и за счет медиа.

— И, собственно, отдельные СМИ «клюют» на «вброшенную» информацию, забывая о тщательной проверке заявлений и жестком контроле поступков политиков. Некоторые журналисты позволяют себе распространять дезинформацию. Манипулируют, наконец, откровенно врут.

— И это не началось далеко вчера. Вспоминаю, как главный редактор газеты «День» Лариса Ившина еще в 2005 году тому же «Детектору медиа» (команда которого тогда делала «Телекритику». — Ред.) сказала, что «журналистика, безусловно, ответственна за создание искаженной системы координат», потому что вывела на первый план расчеты, а не ценности. Для меня, например, до сих пор остается странным, как газета «День» сумела удержать свой курс, остаться влиятельной общественно-политическим изданием для думающей части общества. Очевидно, что было и влияние, и давление, но газета годами придерживается украиноцентристского курса, демонстрируя серьезную и профессиональную работу. В конце концов, сохраняет репутацию издания, которое не поддается на провокации, хотя «мин» еще со времен 90-х на информационном поле хватает. И, собственно, распространение дезинформации — одна из них.

Возвращаясь к нынешней ситуации и заявлению о ненужных журналистах от человека из круга действующего президента, можно предположить, что это была спланированная операция. В команде Зеленского работают мощные специалисты в сфере коммуникаций, которые отслеживают запросы общества и понимают особенности функционирования медиасреды и медиабизнеса. Почему на такие провокации «клюют» СМИ, причин несколько. Украина находится в сложном транзите и постоянно меняется движение то вправо, то влево, то на восток, то на запад. И это имеет свое отражение, в том числе и в медиа. Но не стоит обвинять только их, потому что ответственность лежит на разных сторонах.

На мой взгляд, наибольшая ответственность в искажении системы координат лежит именно на потребителях информации, потому что в нашем государстве нет культуры потребления качественного информационного продукта. Почему? Потому что люди не готовы вкладывать собственные средства в приобретение этого информационного продукта. Советская традиция выработки и потребления информационного продукта была относительно «шаровой»: пусть за это платит кто-то, но не я. Поэтому в 1990-х годах политики использовали медиа для того, чтобы управлять массами. Компартия, которая имела разветвленную вертикаль и влияние, развалилась, как и Советский Союз, а СМИ стали «цепными псами» олигархов, причем каждый клан считал необходимым иметь свой «рупор». В связи с этим система координат нарушилась, потому что журналистика стала «политическим сервисом».

И даже сейчас, когда потребители знают, кому чей канал принадлежит, кого поддерживает на выборах, они не готовы платить из своего кармана за качественный контент, чтобы развивать независимые медиа. Они не могут существовать в бедной стране. А журналисты тоже люди, которые хотят есть, и обвинять только их в нынешней ситуации нельзя. Хотя есть и приспособленцы, которым комфортно быть обслугой. Я вспоминаю свою учебу по общественной журналистике в США. Это был 2010 год. Американские журналисты рассказывали о своей работе и отмечали, что они не имеют права нарушать стандарты, потому что иначе издание потеряет репутацию и информацию перестанут покупать. События в 2016 году во время президентской компании показали, как репутационные риски вредят изданиям даже в таких странах, как Америка. Ошибся, продался, не проверил — тебя просто перестают читать и издание потеряет ресурсы. Поэтому нам прежде всего нужно повышать медийное сознание общества. Научить его хотя бы задавать вопрос: это правда или нет? Потому что сейчас в головы наших людей входит все — этакая информационная «гуманитарка», будто бы и поил, но пользы никакой. Пока наши люди не научатся думать, до тех пор их будут использовать в качестве информационных «мусорных баков».

Но даже понимая, что телевизор врет, люди не перестают его смотреть. Они ругают ведущих, экспертов, политиков и все равно «глотают» ток-шоу одно за другим. Это привычка или уже скорее развлечение?

— Телевидение остается главным носителем информации, в частности в сельской местности, куда газеты доставляют раз в неделю, интернета практически нет, а радио нет времени слушать, потому что много работы по хозяйству.  Однако по последним социологическим исследованиям относительно определения уровня доверия к институциям, СМИ скатились с предыдущих позиций и едва вошли в десятку. Зато украинцы прибавили к топовым позициям церковь. На первых местах военные, волонтеры, президент и церковь. И если посмотреть с точки зрения политического анализа, то институт церкви имеет высокие позиции среди институций, которым доверяют. Почему? Люди уже не могут рационально разъяснить, что происходит сейчас, и просто полагаются на высшие силы, мол, все в их руках и пусть они что-то там сделают. И это также серьезная проблема для государства, в частности в связи с желанием Российской Федерации удержать свое влияние на религиозные общества.

Враг заходит со всех сторон. Возвращение российских СМИ в Украину также ничего хорошего не принесет, потому что, по сути, это можно считать расположением вражеских военных объектов на информационном поле Украины. Сможем ли противостоять?

— Британцы, когда стремились запретить российским СМИ работать на своей территории, столкнулись с тем, что их правовое поле не было к этому готово. И россияне сыграли на слабостях западной демократии, сетуя на то, что, мол, британцы нарушают право на мнение, на слово, на альтернативную версию отражения мировых событий и препятствуют распространению информации как таковой. Учитывая эту ситуацию, многие государства начали наработать базу нормативных актов, чтобы противостоять российской машине дезинформации и ограничивать ее. Французы это уже сделали и, по сути, защитили свое информационное поле от российских манипуляций.

Что касается Украины, то формально у нас нет нормативных ограничений, чтобы запретить российским СМИ работать в нашем государстве. Войну же никто не объявлял?! Хотя ситуация достаточно опасна. С одной стороны, мы понимаем, что медиа как либеральные институции, но с другой — хорошо знаем, кто их контролирует, потому что независимых информационных ресурсов в этом государстве априори существовать не может. Поэтому, на мой взгляд, лучшим вариантом для нас будет просто не потреблять российские продукты (так как это было с бойкотом российских товаров в первые годы войны). Мы должны понимать, что прямо или опосредствовано российские власти вкладывают безумные средства, чтобы медиа доносили выгодные ей посылы. Но смогут ли наши медиа достойно конкурировать с российскими ресурсами, предлагая достойную альтернативу, —  это уже вопрос.

— Почему российских СМИ не было видно на протяжении последних лет, а теперь вдруг такая заинтересованность опять работать в Украине?

— Начинается вторая волна экспансии в Украину. Военная и сепаратистская  не сработала и вряд ли сейчас сработает, потому что почвы нет и на мирной территории уже около 300 тысяч ветеранов АТО и ООС, которые готовы хоть завтра встать в защиту Украины. Поэтому «российский бомбардировщик» заходит на второй круг, но бомбы в нем будут другие — информационно- пропагандистские. И у врага есть все шансы, чтобы забомбить Украину в информационно-психологическом плане, потому что украинцы истощены и разуверены. Мы не имеем четкого понимания сущности своей страны. У людей  разброд в мыслях и взглядах. Иногда можно услышать, «так пусть бы уже нас разделили», «пусть нас поляки забирают, венгры или россияне». И на этих противоречиях вражеские медиа могут сыграть достаточно сильной картой. Нужно консолидировать общество. И роль медиа в этом одна из определяющих.

Что должна сделать украинская журналистика, чтобы перестать быть «убийцей», а стать «врачом» для больного общества?

— Не нужно изобретать велосипед, достаточно посмотреть на «День», который сформировал своего читателя и крепко держит. Так это не массовое издание, не ориентированное на широкий круг, но газета имеет своих преданных читателей, которые готовы следовать за ней и сохранять те ценности и ориентиры, которые она пропагандирует. Главное на сегодняшний день удержать их, потому что, собственно, эти думающие люди — это ядро страны, которое будет притягивать других. На массовую сеть влиять сложно, но возможно, главное — правильно сформировать информационное меню, в соответствии со средой. Вливать «лекарства» легко, наращивая объемы постепенно. И это может стать еще одним шансом для Украины, чтобы консолидировать общество, реабилитироваться в его глазах и, наконец, сформировать единое восприятие страны, независимо, восток это или запад. Потому что не важно, где ты живешь, все равно ты — гражданин Украины, свободной страны на постсоветском пространстве.

 

Олеся ШУТКЕВИЧ, Винница, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ