Оружие вытаскивают грешники, натягивают лука своего, чтобы перестрелять нищих, заколоть правых сердцем. Оружие их войдет в сердце их, и луки их сломаются.
Владимир Мономах, великий князь киевский (1113-1125), государственный и политический деятель

Украина в западных СМИ — от скепсиса до восхищения

6 февраля, 2014 - 16:20
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Как  формируется западное общественное мнение о событиях в Украине? Конечно, в первую очередь — через реакцию журналистов. Особенно, когда политики мямлят либо не знают, какое у них мнение. А как журналисты смотрят на Украину и что они видят в Украине? На этот вопрос нам помогут ответить две редакционные статьи в двух весьма влиятельных американских изданиях. Понятно, что такое редакционная статья — это мессидж, который издание приготовило как для общества, так и для политиков, а также это инструмент формирования общественного мнения. Вот основной вывод редакционной статьи Washington Post (22 января) под красноречивым заголовком: «Запад должен вырвать Украину из  путинской хватки»: Янукович своими действиями только усиливает народное восстание против  власти; западные правительства «должны сделать гораздо больше, чем они делают,  для  того, чтобы  не  позволить нации, которая стремится к интеграции с  демократическим Западом, превратиться в колонию Кремля». Дальше  WP не стесняется  упрекнуть ЕС и   американскую администрацию: «Деморализованные лидеры ЕС, кажется, покинули Украину в момент, когда они должны были остановить репрессии Януковича... Администрация Обамы оказалась несколько более активна... Но Вашингтон должен признать роль Путина  в поддержке авторитарной модели в стране, которая стремится  к реальной демократии...»

СТАТЬЯ NEW YORK TIMES ЗВУЧИТ ТАК, КАК БУДТО ЕЕ ПИСАЛ ПРОКРЕМЛЕВСКИЙ ПРОПАГАНДИСТ

А теперь давайте обратимся к призыву New York Times (Time for a Deal in Ukraine, 31 января). Честно скажу, ее редакционная статья звучит так, как будто ее писал прокремлевский пропагандист. Итак, согласно NYT, Янукович «неожиданно предложил оппонентам на Майдане серьезные уступки... И тем не менее, протесты расширяются»; а это уже «несет в себе угрозы». Дальше вы увидите знакомый аргумент проянуковичевской пропаганды: «Янукович является демократически избранным Президентом, и пытаться отлучить его от власти при помощи уличного протеста без четкого плана или сплоченного лидерства, значит подтолкнуть страну к еще большему хаосу...». Вот ведь как: редколлегия не нашла у протестующих ни плана, ни лидеров! И что же NYT предлагает Майдану? А вот что: нужно «серьезно отнестись к уступкам Януковича и присоединиться к нему(!) в поисках нужного компромисса». В момент, когда мир начинает осознавать, что Янукович — не решение, а проблема, уважаемая либеральная газета призывает украинцев смириться с режимом, против которого они восстали.

Такое же размежевание позиций можно увидеть и в немецкой прессе. Так, Die Welt поет ту же песню, что и NYT, — Янукович избран в ходе свободных выборов; оппозиция уже была у власти, и нет оснований считать, что она будет управлять лучше; если она вновь придет к власти «будут новые беспорядки. Европа должна иметь в виду этот риск». Как будто сохранение во власти Януковича не несет рисков! В это же время Zuddeutsche Zeitung полагает, что пришло время для санкций ЕС в отношении Януковича.

Конечно, медийное поле в западном обществе не ограничивается этими двумя позициями, и в нем вы найдете множество оттенков. Можно прочесть потрясающие по пронзительности репортажи и увидеть тонкое понимание; можно ужаснуться от степени наивности и равнодушия... Но все же основные издания, которые беспокоятся о репутации, предлагают своей аудитории в основном адекватную картину драматической борьбы украинцев за свободу и достоинство. Из европейских изданий, за которыми я слежу, пожалуй, примерами  объективности и понимания являются Economist, Financial Times и Spiegel. Хотя сразу должна оговориться: у меня нет возможности (и задачи) анализировать широкое медийное поле.

Есть общее для многих западных изданий: их беспокоит вопрос украинского национализма и его дальнейшей эволюции. Так, одни издания пытаются увидеть сложность явления украинского национализма и его обусловленность процессом формирования украинской нации. В других — национализм ассоциируется лишь с антисемитизмом и фашизмом. Нет уверенности западных журналистов и в возможностях лидеров оппозиции — почти везде подчеркивается тот факт, что эти лидеры скорее следуют за событиями, а не возглавляют протест.

ТО, ЧТО ЗАПАДНЫЕ ЛИДЕРЫ НЕ МОГЛИ СКАЗАТЬ ОТКРЫТО, ГОВОРИЛА ПРЕССА

Медийное видение Украины, конечно же, влияет на общественное мнение западного общества, порождая в нем двойственные чувства. С одной стороны, мы видим симпатии к украинцам в их борьбе и восхищение их самоотверженностью. С другой — опасения относительно того, куда заведет всех украинская революция. Конечно, взаимосвязь между западным медийным восприятием Украины и тем, как смотрят на Украину политики, — отнюдь не прямолинейна и в ней трудно выявить причинно-следственную обусловленность. Так, в какой степени NYT в своей упомянутой редакционной статье попыталась воздействовать на взгляды Белого дома, а в какой она передала то, что ощущают в официальном Вашингтоне? Но то, что ведущие западные СМИ отражают процесс осмысления, который происходит в западных политических кругах, — несомненно. Причем, до недавнего момента опасения и тревоги, связанные с событиями в Украине, как мне кажется, перевешивали остальные ощущения. И то, что отразили NYT и Die Welt — стремление увидеть в Украине компромисс Майдана с Януковичем, видно, еще на прошлой неделе являлся оптимальным для значительной части западного политического истеблишмента сценарием. То, что западные лидеры не могли сказать открыто, говорила пресса. Теперь уже очевидно, что для западных лидеров Украина стала тяжелым и неожиданным откровением. Они сначала не ожидали Майдана; когда Майдан произошел, они не верили, что он будет стоять. Когда Майдан остался, они не знали, что с этим всем делать. Вмешиваться — рискованно; вон Путин стоит на берегу. Не вмешиваться — тоже нельзя. А что конкретно делать — непонятно, ибо неясно сможет ли новая власть (и какой она будет?) удержать хаос.

Но мне кажется, что в последние дни в западном восприятии Украины произошли серьезные сдвиги — в первую очередь, под влиянием западных СМИ и телеканалов. Западный мир содрогнулся, увидев накрывающее Украину насилие. Думаю, просто уверена, что все западные лидеры видели снимки Дмитрия Булатова и им рассказали, что сделали с этим человеком... Им уже ясно, что к этим истязаниям причастны государевы люди. Теперь призывать Майдан к компромиссам с Януковичем стало просто неприлично! Более того, такие призывы ведут к потере репутации в западном обществе.

ПРИМИРИТЬ МАЙДАН С ЯНУКОВИЧЕМ — НЕМЫСЛИМО

Словом, как-то неуловимо, но очевидно западный мир начал осознавать, что пытаться стоять в стороне и равнодушно наблюдать, как тонет Украина, больше невозможно. Пытаться примирить Майдан с Януковичем — немыслимо. И мы, несомненно, увидим перемену настроений в западных медиа. Но все дело в том, что пока неясно: сможет ли — успеет ли? — Запад найти механизм влияния на украинскую ситуацию до того, как она выльется в неуправляемый хаос? И, самое главное: сможет ли Запад удержать Кремль от попыток удержать Украину — либо часть Украины — в своих удушающих объятиях?

Лилия ШЕВЦОВА, ведущий научный сотрудник Московского центра Карнеги, специально для «Дня»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ