Воля, освобождение - вот тот конечный флаг, к которому тянется все, к которому стремятся и воины с мечами, и моралисты с заветами, и поэты со стихами.
Василий Липкивский, украинский религиозный деятель, церковный реформатор, педагог, публицист, писатель и переводчик, создатель и первый митрополит Украинской Автокефальной Православной Церкви.

В поисках альтернативы «свободам слова»

19 ноября, 1996 - 20:45
РИСУНОК ИГОРЯ ЛУКЬЯНЧЕНКО

Окончательно устав от постылых «свобод слова», ваш обозреватель принялся «бродить» по иным телеканалам и обнаружил немало интересного. Как говорится, не одной только «свободой слова» жив телезритель. Снова порадовал «Особый взгляд» на Первом Национальном своим умением останавливать внимание публики на проблемах действительно реальных и острых, в которых, как в капле воды, отражаются особенности нашего бытия и, так сказать, блеск и нищета нашей государственной машины. В среду 11 ноября «особый взгляд» упал на так называемую русинскую проблему в Закарпатье. Она интересна прежде всего тем, что показывает, как из ничего можно создать нечто, как на пустом месте можно сконструировать серьезные неприятности для страны. Особенно если в этой стране отсутствует консолидированная и эффективная власть.

Как известно, группа закарпатских энтузиастов, представляющая интересы менее одного процента населения области, сколотив карманные псевдоструктуры (вплоть до «правительства» «Пудкарпацької Руси»), возжелали получить территориальную автономию. Не беда, что политические «русины» — это кучка людей, главное, что есть поддержка в недрах областной официальной власти, да и в Киеве. Немалое впечатление произвела телекартинка: на сборище сепаратистов (пока еще в форме автономизма, а там — как дело пойдет) с трибуны зачитывают трогательное приветственное послание уполномоченной по правам человека г-жи Карпачевой. В связи с этим вспомнилось, как год назад на «5 канале» в передаче Романа Чайки некий «русинский» лидер г-н Жупан искренне благодарил г-на Балогу за финансовую поддержку «русинских» мероприятий.

Идеология политического «русинизма» сводится к утверждению, что якобы существует особый, отдельный «русинский» народ, не имеющий ничего общего с украинцами, а коль скоро это так, то отсюда следуют вполне конкретные политические и правовые требования. «Лепить» «русинский народ» пытаются из украинских горцев: бойков, лемков, гуцулов. А «русинский язык», соответственно, из их диалектов. Надо сказать, что в тех государствах, в состав которых входили некогда западноукраинские территории, эта идея пользовалась и пользуется немалой популярностью. Ведь намного удобнее иметь дело с распыленным реликтовым псевдоэтносом, чем с национальным меньшинством на своей территории, за которым, однако, стоит великая нация со своим государством.

И в предвоенной Польше, и в Чехословакии, и в Венгрии, и в Румынии на политических «русинов» смотрели благосклонно-поощрительно. Да и сегодня... Кроме того, очень любят сюжет о «карпатороссах» в Кремле. В частности, авторы программы «Особого взгляда» дали цитату из высказываний советника премьер-министра Российской Федерации А. Дугина (а я и не знал о таком служебном взлете лидера «Евразийского Союза»!) о значительной роли «русинского движения» в том, что он называет «декомпозицией Украины», а проще говоря — в расчленении. Политиканы, конечно, решают свои вполне шкурные вопросы, но за счет интересов страны. Известно, что в Закарпатье два основных богатства: лес (которого стало меньше после бурной деятельности одной политической партии, прозванной местными жителями «объединенными лесорубами») и граница. Как говорится в анекдоте: «Дайте мне в аренду полтора метра государственной границы»... А в Закарпатье сходятся границы Украины, Словакии, Венгрии, Румынии и Польши.

Понятно, что, сотворив там на пустом месте автономию, можно приобщиться к дележу государственного таможенного «пирога». Да и зарубежные спонсоры проявят больший интерес...

Но беда скандальных ребят из «русинского движения» в том, что ни бойки, ни лемки, ни гуцулы не сомневались в своей принадлежности к украинскому народу, более того, принимали самое активное участие в украинском движении. Степан Бандера и Андрей Мельник, Иван Франко своими корнями связаны с Бойкивщиной, а автор мелодии национального гимна Михайло Вербицкий, если верить «Енциклопедії українознавства» Кубийовича, — лемко.

Что же касается Закарпатья, то огромное, абсолютное, подавляющее большинство коренных закарпатцев считали и считают себя украинцами. И за это они заплатили в 1939 году самую дорогую цену: цену крови. Абсолютно не случайно в то время свое маленькое государство они назвали «Карпатська Україна» (а не «Пудкарпацька Русь» по «русинским» политическим скрижалям), государственным флагом определили сине-желтый, гимном «Ще не вмерла Україна», а вооруженные силы назвали «Карпатська Січ».

Разумеется, все вышесказанное не дает, однако, оснований органам украинского государства к «русинским» фокусам относиться легкомысленно. Вред, приносимый этой публикой Украине (с учетом иностранной заинтересованности), может быть несопоставим с ее численностью.

Симптоматично, что эти деятели спекулируют на этнонимах точно так же, как в Российской империи спекулировали на этнониме Русь, хотя он покрывал немалое количество разных народов, объединенных Киевом. Этноним «русин» использовался на всей территории Украины, постепенно уступая этнониму «украинец». На западе, в Карпатах, Галичине, Закарпатье, Буковине он задержался аж до начала ХХ столетия, на этих территориях все население, ныне однозначно признающее себя украинцами, использовало этноним «русин». В истории народов это не столь уж редкое явление. Румыны до ХІХ столетия называли себя волохами, поляки на заре своей государственности называли себя ляхами, византийские греки ромеями, то есть римлянами, подданными Восточной Римской империи и т.д., оставаясь этнически самотождественными. «Особый взгляд» продемонстрировал нам, что если наше государство будет и далее реагировать на подобные явления столь же пассивно и невыразительно, то политическими «русинами» дело не ограничится. В составе украинского народа есть еще и полищуки, пинчуки и другие группы вроде слобожанцев, подоляков, тавричан и т.д. Вот где можно разгуляться иностранной «щуке», если родной «карась» будет и далее дремать...

ЧЕСТНЫЙ (?) ПОНЕДЕЛЬНИК

Российский канал НТВ в очередном «Честном понедельнике» собрал против одного либерала Марка Урнова трех жестких прокремлевских оппонентов — Сергея Кургиняна, известного имперского патриота, близкого по взглядам и темпераменту к Александру Проханову, еще более известного Глеба Павловского и не нуждающегося в рекомендациях Владимира Жириновского. Решали вопрос: что делать с Западом? Правда, потом добрались и до Востока. С Западом определились вопреки слабым возражениям Урнова: враг.

Но оказалось, что и на Востоке засела лютая вражина российского народа: Китай. Владимир Жириновский выдвинул идею, как спастись от «желтой опасности»: натравить Индию и Японию на Китай, а когда они примутся уничтожать Китай, с севера им на помощь в решающий момент придет российская армия и окончательно разберется с китайцами. В.В. Жириновский — на минуточку, вице-спикер парламента России. На месте Китая можно было бы и обидеться.

Присутствовавший в студии аналитик Дворкин, генерал-майор, сообщил от микрофона, что ЛДПР Жириновского была по просьбе Горбачева создана тогдашним шефом КГБ Крючковым. Сам Жириновский никаких контраргументов не привел, кроме истошных воплей: «Он лжет!». Российский канал «Совершенно секретно» снова уделил внимание истории Украины, в особенности ОУН-УПА. В роли эксперта в студии выступил некий Андрей Марчуков, научный сотрудник Института российской истории РАН.

Г-н Марчуков излагал обветшавшие мифологемы НКВД-МГБ-КГБ-ФСБ. Логикой не блистал. В частности, заявил, что УПА не была армией, поскольку армию может иметь только суверенное государство. Очень сомнительный тезис. А как тогда быть с Белой Армией в 1918—1920 гг.? Как быть с Вьетконгом в Южном Вьетнаме? Как быть с Народно-освободительной армией Югославии маршала Тито? Можно привести десятки таких примеров.

Затем г-н Марчуков изрек весь набор пропагандистских обвинений по адресу ОУН-УПА, в том числе и тех, от которых даже российские историки из числа вменяемых давно отказались. Например, Марчуков сообщил, что УПА «была создана абвером и гестапо и выполняла приказы из Берлина». При этом «историк» постоянно путал ОУН(М) и ОУН(б), утверждал, что лидеры ОУН были офицерами абвера и, по его убеждению, Тарас Бульба-Боровец руководил одной из фракций ОУН. Хотя в действительности он не имел отношения к ОУН.

Главным историческим авторитетом в этой проблематике для Марчукова является одиозный Виктор Полищук, бывший, как утверждает Богдан Осадчук, коммунистический прокурор в Польше. По Марчукову, ОУН тоже «создали немцы». Буйная фантазия этого московского «товарища при исполнении» даже породила аналогию между УПА и армией освобождения Косова (УЧК). Показательно, что ни в одну другую голову, кроме головы г-на Марчукова, подобная аналогия не пришла... Евгена Коновальца Марчуков назвал «австрийским офицером», хотя к моменту создания УВО он уже около трех лет был офицером армии УНР. Кстати, УВО, по Марчукову, тоже «создали немцы». Тут Марчуков повторяет зады польской пропаганды 20—30-х годов прошлого столетия. Украинских националистов Марчуков называет террористами, хотя, руководствуясь подобной логикой, террористами надо называть всех, кто боролся за независимость с оружием в руках. Неприязнь к украинской государственности заставила г-на Марчукова даже презреть нынешнюю московскую полонофобию и заявить, что Галичина по решению Антанты абсолютно законно вошла в состав предвоенной Польши. При этом он забыл (или не знает, что для «историка» подобного уровня вполне естественно), что было решение Лиги Наций 1923 года о том, что Галичина может пребывать в составе Польши только в статусе автономии, что польские власти полностью проигнорировали. Так что какая уж там законность...

«Товарищ при исполнении», как оказалось, весьма сомневается в существовании украинского народа, но алчет «общерусского сознания», почерпнутого, равно как и «общерусский язык», из анналов Российской империи. Правда, цвет российского академического языкознания ХІХ—ХХ вв., имперские академики Фортунатов, Шахматов, Фаминцын, Лаппо-Данилевский, Ольденбург, Корш, еще в 1905 году объявили свой вердикт: никакого «общерусского языка» нет и, скорее всего, никогда не было. Это же относится и к «общерусскому сознанию», которое удалось привить некоторой части украинского социума, каковая и порождала всех этих Марчуковых, Петренковых, Иваненковых, Ковальчуковых и т.д.

Судя по заявлениям Марчукова, этот «историк» не подозревает о ІІІ Великом сборе ОУН, ничего не знает об идеологических процессах в этой среде. Говоря о батальоне «Нахтигаль», Марчуков снова повторял гэбистские сказки о «резне», которую якобы батальон учинил во Львове в 1941 г., хотя это было опровергнуто на целом ряде европейских судебных процессов. Московский «знаток» плел о том, что якобы и трагедия Катыни на совести ОУН, хотя даже советские прокуроры заявляли, что полицейские формирования, принимавшие в том событии участие, были сформированы из дезертиров из Красной армии и никакого отношения к ОУН не имели. Марчуков, сидя в Институте российской истории и не владея реалиями истории украинской, утверждал, что украинский национализм — это синоним униатства. Разумеется, где уж ему знать о почти полностью православной Волыни, основной боевой базе УПА, о православных Михновском, Донцове и многих других деятелях этого движения.

Марчуков положительно охарактеризовал Львовский собор 1946 года и разгром Украинской греко-католической церкви. Следующие обвинения этого господина сводились к тому, что это ОУН в эмиграции от нечего делать придумала Голодомор (интересно, Джеймс Мейс с какого года был членом ОУН?), которого, по мнению Марчукова, не было, что это украинские националисты воевали в Чечне и сбивали российские самолеты над Грузией в 2008 году, что якобы нынешней официальной идеологией Украины является «украинский нацизм», что вообще уже заставляло озаботиться психическим здоровьем фигуранта. А закончил он свой спич победоносным заявлением о том, что, мол, «души бандеровцев горят в аду».

Сомнительно, чтобы Кремль приватизировал рай и ад... Им там лучше о собственных душах подумать. Беда даже не в том, что хороший телеканал, созданный еще Артемом Боровиком, предоставляет эфир примитивным пропагандистам и подставляет собственные уши под их «макаронные изделия», беда в том, что этот гнилой идеологический продукт навязывается всему населению Российской Федерации. Со всеми вытекающими...

Кстати, Марчуков всех основных кандидатов в президенты Украины объявил «проводниками» националистической идеологии, что убедительно характеризует степень его здравомыслия. К сожалению, в российском телепространстве господствуют весьма неадекватные представления об Украине. И так будет до тех пор, пока российская общественность будет питаться информацией не украинского, а собственного изготовления, упорно отталкиваясь от первоисточника. В известном смысле это еще советская традиция, когда миллионы советских граждан, лишенные возможности ездить в США, читать американские газеты и журналы, общаться с американцами, могли узнавать об этой стране лишь из телеящика, где восседал профессор Академии общественных наук при ЦК КПСС Валентин Зорин. И представления советских людей об Америке были настолько же адекватны, как нынешнее видение Украины многими россиянами.

Игорь ЛОСЕВ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ