Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

«Столетие Якова» – в четырех сериях

Как история жизни одного украинца может вернуть миллионам телезрителей веру в лучшее
18 декабря, 2015 - 12:33
«ЦИ ТИ ХОЧ, ЩОБ ТУТЕЧКИ, НА НАШІЙ ЗЕМЛІ, ЯК НЕ НІМОТА, ТО ЛЯХИ ЦИ СОВЄТИ ХАЗЯЙНУВАЛИ?», — СПРАШИВАЛ ПОВСТАНЕЦ ТЫМИШ МОЛОДОГО ЯКОВА В РОМАНЕ ВЛАДИМИРА ЛИСА. ДЛЯ СЕРИАЛА ЖЕ ЯЗЫК ДИАЛОГОВ УПРОСТИЛИ / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ «1+1»

«Вы — Яков Платонович?» — спрашивает статный мужчина в черном пальто. О таких говорят — «характерной внешности», свойственной великим дельцам. «Уже почти сто лет я», — отвечает ему старенький, однако крепкий седой дедушка с палочкой. Так начался день «Дня» на съемочной площадке «Века Якова». Это впервые по роману украинского писателя, живого классика Владимира Лиса снимают даже не полнометражный художественный фильм — телесериал, и взялся за это канал «1+1». Снимает украинская команда при участии украинских актеров и на украинском языке — а такого продукта, как говорят сами киношники, на отечественном рынке очень мало. Да и тематика новаторская: сериал об истории человека на фоне истории страны. Это «волынское Полесье на перекрестке режимов, империй, народов, армий, культур и субкультур... от уланов Пилсудского до наркодилеров на джипах», как писала в предисловии к роману Лиса Оксана Забужко. Живая украинская история выходит на телеэкраны и становится частью массовой культуры.

Поместить столетие в четыре серии — задача не из легких, поэтому ею занимаются профессионалы. Сценарий для сериала подготовил Андрей Кокотюха. Изменения ощутимы уже с первых минут съемок — по диалогам актеров. От плавного раскручивания истории остался один «концентрат» реплик, который позволит зрителю понять сюжет картины. Но в этом есть и существенный плюс — в «искусственности» языка на экране этот сериал упрекнуть трудно. А дальше начинается кропотливая работа режиссера. «Жаль, что из всего материала мы вынуждены показать большинство событий только в четырех сериях. Материал настолько хороший, что из него спокойно можно делать как минимум серий 8—16. Мы получили уже готовый сценарий, над которым работали автор и сценарист, оставившие то, что на их взгляд наиболее интересно для телесериала. А мы по-киношному пытаемся показать максимум из того, что нам предоставили. И это сложно, — рассказывает режиссер-постановщик Бата Недич.

ПОСЛЕДНИЕ УСТАНОВКИ ПЕРЕД СЪЕМКАМИ СЦЕНЫ — РЕЖИССЕР БАТА НЕДИЧ (СПРАВА) И РОМАН ЛУЦКИЙ, КОТОРЫЙ ИГРАЕТ МОЛОДОГО ЯКОВА, ОБСУЖДАЮТ ПРЕДСТОЯЩУЮ ВСТРЕЧУ АКТЕРА С «ПАРТИЗАНАМИ» / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ «1+1»

С Батой беседуем во время перерыва между дублями, в углу под образами, на полу — домотканые коврики. Это дом старого Якова, здесь он выхаживает наркоманку Елену. И отсюда же поведет Ростислава — того самого дельца, которого сыграл Алексей Череватенко, на болота — убивать. Само место съемок — будто выписано под сценарий. За домом — пруд, за прудом — лес. Все это — резиденция художника-постановщика Сергея Бржестовского. Съемочная группа вдохновенно рассказывает о нем и его даче. Сам же художник говорит, что долго искал место, где можно жить и снимать кино одновременно. И нашел. Здесь уже сняли более 26 фильмов, а сегодня разворачивается драма «Век Якова».

В этот день здесь снимают «двойное убийство» — старый Яков, которого играет Станислав Боклан, выводит в лес и застреливает мужчину, приехавшего забрать Елену (Наталия Денисенко), а молодой Яков — Роман Луцкий — Трохима, который уже хотел идти сдаваться «советам». Погода как бы соответствует атмосфере сцен — мрачная, холодная, к ногам прилипает грязь, а актерам, как только сыграют роли, набрасывают теплые пальто на плечи или подносят чай. Снимают быстро — по несколько дублей на сцену. Станислав Боклан полушутя говорит, что ему замечаний не делают, потому что «нет смысла», актер с таким стажем и сам может поучить кого-то. К тому же на съемки с ним выделили всего четыре дня, а в них — полувековая история.

«ВАМ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СТО?», — СПРАШИВАЮТ У ЯКОВА. «НЕТ, 99 ВСЕГО ЛИШЬ», — ПОСМЕИВАЯСЬ ОТВЕЧАЕТ ДЕД. СТАНИСЛАВА БОКЛАНА (СПРАВА) ЗДЕСЬ ПОЧТИ НЕ УЗНАТЬ. ЗА НИМ — «БОЛЬШОЙ БОСС» АЛЕКСЕЙ ЧЕРЕВАТЕНКО / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ «1+1»

«Смотрите, я играю такого дедулю, казалось бы, доброго старика, который все еще поглядывает на девушек, но я же убиваю человека, и не одного. Ради внутреннего чувства собственной справедливости, а это же самосуд и очень непростая история. И нужно ее так передать, чтобы и зритель понял, что происходит с Яковом, почему такое решение принял», — рассказывает Станислав Боклан о своей сегодняшней сцене. И хотя в кадре — серьезные диалоги и драматичные события, после режиссерского «стоп» на площадке киношники перебрасываются шутками и язвительными репликами, генерирует которые по большей части «столетний» Боклан. «Пытаемся, чтобы юмор в истории был. Но есть сцены, на мой взгляд, трагические, хоть мы их такими и не снимаем. Когда человек говорит: «Ни одна живая душа не придет на мое столетие», — понимая, как люди его воспринимают... Когда он Ульяну хоронил сам, потому что считалась она бандеровкой. Конечно, мне бы хотелось сыграть всю роль, но из меня можно сделать более старого, а более молодого — нет», — комментирует главный герой, и уже через несколько часов скажет: «Хотелось бы снять грим, а там — Том Круз». И смеется. И в этом смехе можно расслышать среди прочего нотки национальной ментальности — смеяться трагическому в лицо. Несмотря ни на что.

— Что для меня «Век Якова»?..     — задумывается режиссер телесериала. — Есть жизнь человеческая, и она не коротка. Наш главный герой, несмотря на то, что вокруг него происходили события, связанные с войной, немцами, партизанами, УПА, советской армией, хотел лишь одного — жить. Обрабатывать землю, растить детей и любить. И все события вокруг служат такой приправой, солью и перцем для основного блюда, которое называется «Век Якова». «Веком Якова» мы не становимся ни под какие политические знамена, а просто становимся на сторону человека. Если говорить обо мне лично, я уже давно не становлюсь на чью-либо сторону, с тех пор как не стало Иосифа Броза Тито. Человеческую жизнь нужно прежде всего рассматривать как отдельную историю, которая не должна подвергаться внешнему влиянию. Наш главный герой до конца своей жизни не изменял своим принципам и тому пути, который он избрал в молодости. Он остается доволен жизнью, которую прожил. В первую очередь человек должен организовать свою жизнь изнутри — в семье, а не внутри какой-то партии и т.п. И Яков не виноват, что он остался один — именно об этом и речь. Но мы еще посмотрим, останется ли он один — это еще под вопросом, — хитро улыбается Бата Недич.

А чтобы увидеть, чем закончится история, нужно посмотреть сам сериал. На «плюсах» обещают показать «Век Якова» уже весной следующего года. И говорят, что это только первая ласточка художественно-исторических проектов. «Сейчас на телевидении есть такие передачи, после которых не хочется жить. А после «Века Якова» — захочется». И если телеистория столетнего украинца способна вернуть людям веру и надежду на будущее на их земле, в их стране, то ее стоит смотреть. А может, она станет отправной точкой для перемен в отечественном телепространстве.

Анна СВЕНТАХ, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments