Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

Владимир КАРТАШКОВ: «Не существует понятия «этого нельзя снять»

22 июня, 2006 - 19:31

На прошлой неделе генеральным продюсером Телевизионной Службы Новостей (ТСН) на канале «1+1» был назначен Владимир Карташков. Такое решение приняли акционеры канала после тщательного анализа ситуации в медиа-пространстве Украины, в частности, с информационным вещанием. Результаты показали, что за последний год наиболее позитивной была динамика роста доли телеканала НТН на телевизионном рынке в Украине. Происходило это во многом благодаря консалтинговым услугам, которые оказывал каналу НТН господин Карташков, много лет до этого осваивавший новостийную ниву российского ТВ.

— Владимир, для отечественного медиа-пространства, как минимум, для людей им интересующимся, Вы — фигура не очень ясная. Не очертите краткие вехи биографии?

— По образованию я филолог. Моя же журналистская деятельность началась в газете «Московский комсомолец», где я за шесть лет работы побывал и корреспондентом, и спецкорреспондентом, и замдиректора информационной службы. Я был в числе первого состава «Срочного номера» — рубрики-подвала на первой полосе, которая формировалась на жесткой конкурсной основе. Но моя работа в «Комсомольце» закончилась после одной из командировок, в которой я заболел и неожиданно резко решил все поменять. Так я пришел на НТВ к Александру Герасимову, который тогда руководил созданием утреннего и дневного блоков вещания. Мне любезно разрешили «попробоваться», но предупредили, что «просто так сюда никого не берут». Надо было показать определенный потенциал. Не мне судить, каков он был, но через три недели меня «взяли». Я стал специализироваться на судебной и криминальной тематике — работа с прокуратурой и судами... Отсюда логично пришло и шеф-редакторство программ «Криминал» и «Чистосердечное признание». Потом я перешел на РТР в «Вести» в качестве спецкорреспондента. Моя первая съемка на этой программе вызвала много доброй иронии — все шутили «вот послали Карташкова снимать Карташкина» (был такой правозащитник). Время моего старта в «Вестях» пришлось на период между первой и второй Чеченскими войнами, и тогда почти все журналисты моего профиля работали на Кавказе. Параллельно, в рамках расширения специализации, мне довелось войти в президентский журналистский пул. В принципе, я специализировался абсолютно на всех новостях. Ну, если не считать таких профильных, как культура и спорт. Был еще опыт работы в телекомпании «ВиД», где я работал над запуском программы с Любимовым «Здесь и сейчас». После «Вестей» я пошел работать в ТВ-6 политическим обозревателем. Кстати, на этом канале новости тоже назывались ТСН, но я работал в аналитических программах. Когда же закрывшееся ТВ-6 преобразовали в ТВС, я стал руководителем программ дирекции информации. А поскольку на ТВС коллектив был преимущественно НТВшный, то здесь была сильная аналитическая составляющая, и я продюсировал документальные фильмы репортеров ТВС в программе «Новое время». Руководил также криминальными и... светскими новостями.

— Работали на контрасте?

— Да нет (смеется). Персонажи подобных хроник часто пересекаются... Последним моим проектом на российском ТВ была программа «Вести+» на РТР. В данный момент ее ведет Дмитрий Киселев, а изначально был инициированный мною газетный журналист Глеб Пьяных.

— Каким образом состоялся Ваш «роман» с Украиной?

— На Украину меня пригласи ли проконсультировать канал ТВТ, который в результате преобразовали в НТН. И я стал автором того, что называют «заметки к концепции».

— А кем по должности?

— Дело в том, что этого я не могу понять до сих пор. Я сидел в одном кабинете с гендиректором и мы вели вместе все дела, в критические моменты борьбы за лицензию я ходил непонятно в каком качестве на переговоры в Администрацию Президента. А когда на днях зашел на НТН забрать необходимые вещи, то обнаружил на своем рабочем месте табличку со следующей надписью: «На этом месте сидел и трудился известный телепродюсер Владимир Карташков». Забавно. Забирать табличку я не стал.

— Ваше сотрудничество с «1+1» тоже наверняка лежит в сфере консалтинговых услуг?

— В принципе, да.

— С чем для Вас сопряжен этот новый поворот в карьере?

— На НТН я, в любом случае, занимался нишевыми новостями. На «1+1» есть возможность реализовать собственное представление о телевидении. А сейчас оно намного объемнее, чем было раньше. Всегда интересно заниматься чем-то новым. В советские годы такого человека, как я, назвали бы словом «летун» — подолгу не сидит ни на одном месте. Но мне интересно заниматься чем-то, доводить дело до определенной кондиции и дальше предоставлять людям существовать в этом созданном мною пространстве.

— Однако в ТСН за десять лет существования сложились свои традиции, стиль работы...

— На самом деле, для создания качественного ТВ-продукта, возможно, не надо ничего косить под корень. Потому что в поле зрения остаются те же люди. Новые и гениальные ниоткуда не десантируются. Все, что нужно сделать — это перепрофилировать людей, а максимум — заняться реструктуризацией программы.

— По-вашему, существуют ли, в принципе, разные методики работы в жанре ТВ-новостей? Если да, то с какой придется сегодня столкнуться ТСН?

Знаете, в прошлом году я встречался с Игорем Малашенко — это первый президент НТВ, в свое время он был политическим директором Останкино. В данный момент такая же персона нон грата в России, как и Гусинский. Он посмотрел на то, что делалось с моим участием, и резюмировал: «Володя, как всякий русский, все равно сделает «автомат Калашникова». То есть попытается воспроизвести качество НТВ.

— В чем оно заключается?

— Вероятно, в том, что в то время, которое я застал на НТВ, каналом руководили перфекционисты. Все тщательно следили за соблюдением всех телевизионных компонентов в новостях. Там обязательно должна быть выверена картинка, отстроенный кадр, культура стенд- апа, включавшая наличие в карманах выездных корреспондентов... лака для волос. Брак там считался недопустимым. Отсюда и расхожее выражение: «Ты — ненастоящий НТВшник». Культура прямых включений существовала. Когда был дефолт, ПТС работали у Белого Дома, и каждый выпуск давал зрителю возможность интерактивного участия в происходящем. Не существовало понятия «этого нельзя снять»! Если сказали, что ты освещаешь что-то, то ты и должен это СНЯТЬ. Вторая часть слова телевидения — это видение. А, по сути, она первая и главная. Человек должен увидеть. Ну и плюс — корреспондент должен демонстрировать объективность. Все точки зрения конфликта в сюжете — это тоже был закон НТВ. То, с чем я столкнулся в Украине — слишком большое количество моралите в украинских материалах. Журналист новостей не должен ничему учить зрителя. Он не Иван Крылов, пишущий мораль к басне. Репортер-хроникер должен показать и рассказать то, что видел своими глазами, а точнее, собственной камерой.

Я считал и считаю «Плюсы» лидером новостийного вещания. Кстати, в России «Плюсами» называют «НТВ+». Сложно сказать — я пока только обживаюсь в этой компании. Буду пытаться реализовывать свои представления об информационном ТВ-пространстве. Новости должны отражать то, что произошло в стране, должны служить связующим звеном между событием в любой точке мира и зрителем. И, естественно, они должны быть доставлены своевременно.

— В ТСНовском поле Вы — один воин или пришел еще кто-то из ваших сподвижников. Как Вы планируете создать здесь «свою» команду?

— Я надеюсь, что мы вместе со всем коллективом ТСН будем и дальше сражаться за качество новостей. Происходит процесс инкорпорирования. Не знаю пока, как получится. Но я бы хотел, чтобы новости стали еще лучше. А специально переманивать для этого людей или производить рокировки не буду. Если люди показывают определенное качество работы, то мы сработаемся. Мне это понятно — я сам прошел такой же путь.

Ольга КЛИНГЕНБЕРГ, специально для «Дня». Фото предоставлено пресс-службой «1+1»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments