Не знать истории - значит всегда быть ребёнком.
Цицерон, древнеримский политический деятель, выдающийся оратор, философ и литератор

Войну манипуляциям и фейкам

обещает объявить реорганизованный Мининформ
18 октября, 2019 - 13:26

Новосозданное ведомство — Министерство культуры, молодежи и спорта — собирается всесторонне противодействовать влиянию вредного контента, в первую очередь российского, на украинское общество. «Замахнулись» на создание специального регуляторного органа, введение уголовной ответственности за проплаченное распространение манипулятивных и фейковых материалов, пересмотр стандартов журналистской работы. «Решительные реформы» в информсфере уже активно разрабатываются и могут стартовать уже в январе следующего года.

ОТВЕТСТВЕННЫЙ ЗА ЦИРК

Кабинет Министров своим постановлением от 2 сентября положил начало превращению Министерства информационной политики в Министерство культуры, молодежи и спорта (МКМС) и одобрил ликвидацию Министерства культуры и Министерства молодежи и спорта. Завершить реорганизацию и начать полноценно функционировать объединенное и трансформированное ведомство планирует до 1 января 2020 года.

Как можно узнать из информации на «Правительственном портале», новое Министерство культуры, молодежи и спорта Украины будет отвечать за театр, музыку, кино, книги, библиотеки, цирк, образование в сфере искусства, культурное наследие, спорт, благотворительность, волонтерство, меценатство, религиозную и этнонациональную политику, молодежную политику, туризм, а также за медиа, информационную безопасность, противодействие информационной агрессии, гуманитарную и информационную политику на временно оккупированных территориях. Предварительно определены основные цели деятельности нового ведомства на ближайшие 5 лет — они изложены в Программе деятельности правительства до 2025 года, которую 29 сентября 2019 года Кабмин одобрил и внес в Верховную Раду.

Согласно документу, основная цель активности Минкультмолспорта в информационной сфере сформулирована, как «украинец реже сталкивается с манипулятивными и фейковыми новостями, сообщениями и материалами». Авторы программы правительства объясняют важность достижения именно этой цели таким образом:

«В условиях гибридной войны важными являются навыки критического мышления, осознанного потребления информационных продуктов, стойкости к манипуляциям и агрессивным новостям. Однако в интенсивном информационном потоке даже критически мыслящий человек может быть введен в заблуждение манипулятивной, фейковой информацией. Это может побуждать его к выводам или действиям, которые в конечном итоге ему навредят в интересах манипулятора.

Поэтому мы создадим надлежащие условия для рынка медиауслуг, расширим возможности для информирования населения на временно оккупированных территориях, а также будем стимулировать создание качественного информационного пространства через идентификацию манипулятивного контента (используя инструменты сорегулирования и саморегулирования) и реализации программы поддержки создания медиапродуктов, которые будут противодействовать информационной агрессии.

Отдельное внимание будет уделено работе с информационными атаками со стороны страны-агрессора с целью снижения их влияния на граждан Украины, в частности через проведение мероприятий для уменьшения потребления контента государства-агрессора минимум вдвое.

Это позволит в своей совокупности уменьшить вред, который наносится гражданам Украины в результате распространения фейков, в частности уменьшить количество социальных конфликтов».

КАЧЕСТВО? КОЛИЧЕСТВО!

Разработаны даже количественные показатели эффективности работы министерства, направленной на достижение поставленных целей:

► Объем манипулятивного контента снизился вдвое.

► Потребление контента государства-агрессора снизилось вдвое.

По мнению министра культуры, молодежи и спорта Владимира Бородянского, которое он изложил 15 октября во время интервью на «Радио НВ», избранные объективные показатели смогут дать ответ на вопрос, проиграли мы или не проиграли информационную войну.

Объективные методы выявления «манипулятивного» или «враждебного» контента и методика расчета его объема пока не обнародованы. Сейчас, по мнению министра, примером качественного анализа информационного пространства является мониторинг теленовостей общественного канала «UA: Первый» и его «конкурентов» — крупнейших украинских телеканалов, которые принадлежат разным олигархам: «1+1», «Интер», СТБ и ICTV, 5 канал, «Украина». Этот обзор  еженедельно делает для «Детектор медиа» эксперт Игорь Куляс.

Впрочем, данный продукт трудно назвать объективным и предоставляющим четкие цифровые показатели. Скорее всего, Минкультмолспорт создаст что-то более продвинутое и «математическое». Время для этого есть — судя по таймингу реорганизации нового министерства, реальной полноценной работы по «выявлению» вредного контента и расчета его влияния нужно ожидать с начала нового года.

НАКАЗАНИЕ ЗА МАНИПУЛЯЦИИ

В своем выступлении на радио Бородянский уже немного рассказал, что и как будет делать министерство, которым он руководит, после того как завершаться все реорганизации и ведомство заработает в штатном режиме.

Первоочередной задачей министр видит внесение изменений в существующее законодательство для предотвращения распространения манипуляционного контента: «Мне кажется, что в странах, которые ведут войну (а Украина ведет войну с мощным государством), уровень защиты информационного пространства и ответственность за манипуляцию в нем должна быть достаточно серьезной. Наша задача — сформировать такое национальное законодательство, которое, с одной стороны, обеспечит свободу слова; с другой — оградит нас от манипуляций и фейков».

Одна из идей — введение уголовной ответственности за сознательное распространение дезинформационного, манипуляционного контента «за деньги».

«Есть манипуляции, за которые люди получают деньги: ботовые фермы; фейки, которые распространяются разными сайтами; искажение информации в информационном пространстве... Это уже в принципе более серьезная ответственность, когда люди за деньги искажают общественное мнение. Сегодня нет за это ответственности, но мне кажется, что вообще необходимо ввести такие критерии, при которых за такие вещи будет наступать уголовная ответственность», — рассказал глава Минкультмолспорта.

В целом, когда речь не идет о проплаченных, заказных дезинформационных кампаниях, по мнению министра, должна работать сорегуляция — эффективное сотрудничество государственных институтов и средств массовой информации для противодействия фейкам и манипуляциям. «Я считаю, что такие вещи необходимо делать на стыке государства и медиаобщества: есть такая форма, которая называется «сорегулирование». И в рамках сорегулирования учреждение, которое может быть организовано в пределах такого взаимодействия, может определять, с одной стороны, что такое манипуляция, как она выглядит и т.п., и, например, помечать эту манипуляцию», — рассказал Бородянский.

КАК В БРИТАНИИ

Министр не исключает создания органа или организации, которая будет заниматься мониторингом медиапространства — в первую очередь телевидением — для выявления и разоблачения манипуляционных материалов, задавать стандарты журналистики, указывать на их нарушение и наказывать (например, штрафовать) нарушителей. Примером такого института для главы МКМС является британский медиарегулятор Ofcom, одним из заданий которого является защита граждан от трансляции в СМИ вредного и оскорбительного контента. В сферу ответственности этого органа входит лицензирование коммерческих теле— и радиоканалов, мониторинг соблюдения СМИ Кодекса вещания. То есть фактически речь идет о расширенной и усиленной версии Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания, у которой будет больше контрольных и «карательных» функций.

Понятны риски, которые обязательно появятся при появлении подобной структуры с широкими полномочиями. В Минкультмолспорте это понимают. Сейчас, по словам Бородянского, его команда работает над тем, чтобы предложить решение, которое позволит, с одной стороны, сохранить свободу слова и демократию, c другой — защитить общество от манипуляций.

Задача, скажем прямо, амбициозная. Самая большая сложность заключается в том, что сейчас нет готового рецепта, как это сделать в условиях российской информационно-гибридной агрессии.

«Во всех демократических странах, где вырабатываются современные традиционные принципы свободы слова, не испытывали иностранной оккупации или агрессии со времен Второй мировой войны», — отмечала американская журналистка и медиаюрист Мэри Мице в своем выступлении на форуме National Media Talk два года назад. («День» писал об этом в №202-203 от 10 ноября 2017 г.) Тогда эксперт отмечала: во время применения традиционных для демократических обществ правил и подходов нужно учитывать состояние войны, в котором находится государство. «Когда берутся за основу для работы журналистов стандарты страны без войны, то это вовсе не те стандарты, которые действуют в стране, где есть война», — отмечала Мэри Мице.

НЕ ТЕ СТАНДАРТЫ

На той же конференции группа медиаюристов презентовала рекомендации по регуляции государством деятельности средств массовой информации во время войны. Законодатели изложили свое виденье в нескольких пунктах:

• Во время международного вооруженного конфликта основной целью сбора, хранения, распространения и использования информации субъектами страны-агрессора на территории страны, которая испытала агрессию, является причинение вреда для получения преимущества в конфликте, а именно — деморализация граждан, деструкция гуманитарных ценностей, дезинформация населения и т.п.

• На этих основаниях во время международного вооруженного конфликта субъекты страны-агрессора лишаются права на свободу высказываний на территории страны, которая испытала агрессию.

• В этих положениях субъектами страны-агрессора считаются граждане страны-агрессора и юридические лица — резиденты страны-агрессора, а также юридические лица, владельцами или конечными бенефициарами которых являются граждане или юридические лица — резиденты страны-агрессора.

• Эти правила также могут быть применены во время других международных конфликтов, признанных высшим органом государственной власти страны, которая испытала агрессию.

• Эти правила могут быть применены к странам, высшие органы государственной власти которых публично поддержали агрессию.

• Эти правила не применяются к субъектам страны-агрессора, которые публично осудили агрессию, признают территориальную целостность страны, которая испытала агрессию, и международное право.

Конечно, эти рекомендации являются дискуссионными и даже спорными. Но пока это наиболее аргументированное и систематизированное виденье того, как можно объединить гарантии беспрепятственной деятельности независимых медиа и защиту национального информационного пространства от вражеского гибридного влияния.

***

До конца года Министерство культуры, молодежи и спорта, очевидно, должно предложить свою, наверное, более глубоко проработанную и более детально выписанную формулу одновременного сохранения свободных медиа и строительства надежной системы противодействия манипуляционному и вражескому контенту. Вероятно, в начале следующего года этот план — наконец — должен претвориться в жизнь. Откровенно говоря, не является нормальной ситуация, когда на шестой год войны Украина все еще «зависает в рефлексии» и продолжает искать постоянный баланс между обеспечением права на свободу слова и необходимостью защиты нацбезопасности без существенного позитивного результата.

Наталья ИЩЕНКО
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ