Украинские мечи перекуются на орала только тогда, когда лозунг - Независимое Государство Украинское - превратится в действительность и обеспечит возможность использовать родную землю с ее несметными богатствами...
Симон Петлюра, украинский государственный и политический деятель, председатель Директории УНР

Журналистская «чистка»

Украинское медиапространство нуждается в изменениях, но не разрушении
24 января, 2020 - 12:47

У меня для украинских медиа и журналистов есть две новости. Одна плохая, другая тоже, по-видимому, не очень хорошая — для медийщиков так точно.

АНАРХИЯ НЕ В ТРЕНДЕ

Начну со второй.

Ограничения свободы слова для средств массовой информации, для отдельных журналистов и даже для рядовых пользователей социальных сетей будут внедряться, рано или поздно. Это мировой тренд. К востоку от Украины с этим все ясно, Россия и Китай в этой сфере шагают своим «особым» путем. Желательно в их сторону нам вообще не смотреть — разве что для того, чтобы так не делать. Но и страны к западу от границы Украины живут по намного более медийным законам, чем нам кажется — или нам хочется верить. Вседозволенность и анархия уже давно забытые практики в европейском информационном пространстве.

Конечно, никто в странах ЕС и странах — кандидатах на вступление в ЕС не ставит себе целью внедрение цензуры или подавление свободы слова. Но, в то же время, «язык вражды», дезинформация, фейки — это то, на что право на свободное высказывание своих мнений не распространяется.

Считается, что применение государством ограничений и запретов в случае распространения ложного или деструктивного информационного контента является не наступлением на демократию и права человека, а их защитой.

ПРИМЕР ГЕРМАНИИ

Парламент Германии в 2017 году принял закон о применении правовых норм в социальных сетях. «Мы не можем согласиться с тем, что социальные сети игнорируют наши законы, — объяснял позицию правительства министр юстиции Хайко Маас. — Они больше не могут злоупотреблять своей инфраструктурой для того, чтобы совершать преступления».

Отныне соцсети обязаны реагировать на жалобы пользователей на язык вражды, клевету, фейки и вообще любой контент, признанный незаконным в стране. В случае получения жалобы должна быть проведена проверка, после чего, в случае подтверждения незаконности контента, социальная сеть в течение 24 часов должна заблокировать незаконное содержание. В случае невыполнения данного закона предусмотрен штраф в размере 5 млн евро, а в случае повторного совершения нарушения — 50    млн евро.

ПРИМЕРЫ ИЗ СТАРОЙ ЕВРОПЫ

Италия в 2018 году запустила специальный онлайн-сервис противодействия фейкам на базе правоохранительного подразделения, которое специализируется на онлайновой преступности. Правительство положило начало инициативе против фейков почти через год после того, как тысячи итальянцев во главе с президентом палаты депутатов Лаурой Болдрини подписали петицию против фальшивых новостей.

Теперь жители Италии, увидев неправдивое, по их мнению, сообщение, могут пожаловаться на это через систему «красных кнопок» на веб-сайте почтовой полиции Италии. Получив сигнал, специальная команда полицейских будет анализировать жалобы, проверяя с помощью специализированного программного обеспечения источник новости, которая вызвала сомнение у граждан, и устанавливая, речь идет о реальном событии или все же о фейке. Дальше стражи порядка уже будут действовать на основании общего законодательства.

Министр внутренних дел Италии Марко Миннити тогда отметил, что речь идет о «полностью прозрачном и законном инструменте государственной службы, призванном защитить граждан от громких и абсолютно необоснованных новостей».

Глава национальной полиции Франко Габриэлли подчеркнул, что власть не стремится создавать «большого брата», а использует уже существующие механизмы для обеспечения «более качественной, более профессиональной и прозрачной» услуги.

В 2018 году Национальная ассамблея Франции приняла законы «для борьбы с информационными манипуляциями». Борьба с нашествием ложных новостей была идеей президента Эммануэля Макрона. В начале 2018 года он заявил, что фейки преднамеренно размывают линию между истиной и ложью, подрывают веру людей в либеральную демократию, и анонсировал разработку «юридического механизма для защиты демократической жизни от фейковых новостей».

Принятые Национальной ассамблеей документы были направлены против манипуляций общественным мнением во время выборов. Депутаты внесли изменения в целый ряд действующих законов: Избирательный кодекс, Закон о свободе коммуникации и др.

Среди нововведений было, в частности, увеличение полномочий Высшего аудиовизуального совета (CSA) в предвыборный период прекращать трансляцию вещателя, если он распространяет потенциально опасную информацию и находится под влиянием зарубежных государств.

Как объясняли в свое время эксперты «Детектор медиа», во Франции заключение соглашения между регулятором и медиа является обязательным условием выдачи лицензии на вещание. Теперь Высший аудиовизуальный совет может отклонить заключение такого соглашения, если информация, которую распространяет СМИ, «является угрозой человеческому достоинству, свободе человека и его собственности; опасна для плюралистичного характера выражения мнений или угрожает детям и подросткам, сохранению общественного порядка; угрожает национальным интересам, в том числе нормальной работе государственных институтов».

Если вещатель находится под влиянием зарубежного государства, Совет может оценить заявку на заключение соглашения, учтя содержимое, которое публикует заявитель или его дочерние компании. За три месяца до начала всеобщих выборов Совет может пересмотреть контент таких медиа. Если эти СМИ преднамеренно транслируют неправдивую информацию, которая может повлиять на ход избирательной кампании, регулятор имеет право приостановить трансляцию медиа до окончания выборов.

Что касается манипулятивных новостей на онлайновых платформах, то регулятор может обращаться к ним с рекомендациями о борьбе с неправдивой информацией. Обращаться к третьим сторонам  — провайдерам, онлайновым платформам или хостингам — с требованием прекратить распространение определенной информации должен суд. В суд может обратиться любое лицо или группа лиц, которой распространенная информация нанесла вред.

БЕЗ САМОРЕГУЛЯЦИИ

Тренд, в принципе, понятен   — борьба с фейками, дезинформацией и манипуляциями — это современная европейская реальность. Но также абсолютно ясно, что опыт других стран нужно копировать и применять с большой осторожностью и вниманием к деталям — чтобы в какой-то момент не прибегнуть к цензуре и репрессиям вместо защиты демократического общества. Тем более в Украине, где угроза установления цензуры, контроля над медиа и репрессий по отношению к журналистам является вполне реальной.

Предохранителем слишком сильного вмешательства государства в контроль за медиа является саморегуляция журналистского цеха. Медиа и журналисты самостоятельно должны не допускать или бороться постфактум с нарушением журналистских стандартов, помогая тем самым государству противодействовать распространению фейков и дезинформациии. Именно такой подход предлагают международные журналистские организации и правозащитные сообщества, и именно такой подход действительно был бы идеальным для сохранения баланса между защитой граждан от нашествия ложных новостей и защитой свободной прессы. Но в Украине механизм саморегуляции медиа отсутствует. Есть некоторые признаки этого явления, но оно точно не является действенной и всеобъемлющей практикой. Это значит, что внедрением ограничений и запретов в медийной сфере будет заниматься государство. Даже если формально к этому будут привлечены какие-то журналистские организации, фактически бороться с недоброкачественным контентом, как и определять его, будут государственные органы.

В этих условиях внедрение именно де-факто государственной регуляции медиасферы, усиление контроля над контентом, который распространяют медиа и отдельные журналисты, и введение жесткого наказания за нарушения, даже если они будут внедряться с благой целью защиты демократии и гражданина, могут в любой момент превратиться в механизм по сворачиванию демократии и наступления на гражданские права. И даже если в процессе удастся, например, «почистить» медиаполе от фейков и дезинформации, совокупный результат будет более негативным, чем позитивным.

И сейчас, к сожалению, нельзя быть уверенным, не заведет ли Украину именно на этот путь, в принципе, очень нужный и своевременный проект закона «О противодействии дезинформации», который в усиленном темпе готовит украинское Министерство культуры, молодежи и спорта.

ЧЕРНОГОРСКИЕ КЕЙСЫ

Теперь о плохой новости.

Дело в том, что при внедрении в Украине даже продвинутых, современных европейских практик по противодействию дезинформации и фейкам большинству украинских СМИ и журналистов придется менять свои подходы к контенту, который они продуцируют. То, что нам в настоящий момент кажется нормальным и приемлемым, перестанет вписываться в новые «осовремененные» рамки.

Эта разница между традициями и неписаными правилами украинского медиапространства и европейских медиастандартов становится нагляднее, если рассмотреть несколько конкретных примеров подобных несовпадений из стран, которые или переживают переходный этап — недавно стали членами ЕС, или стоят на пороге членства.

Можно, например, кейсы борьбы с фейками Черногории. Балканская страна №1 на вступление в Европейский Союз сейчас находится под сильным гибридным давлением из-за спора вокруг нового закона о свободе вероисповедания и права религиозных общин и вынуждена защищаться от гибридного наступления сербских и просербских сил.

Вот два примера черногорской борьбы с распространением ложных новостей.

В начале января черногорская полиция арестовала на несколько часов главного редактора местного портала Fos Media Анжелу Джиканович, которая написала, что спецподразделения полиции Косово были отправлены на помощь черногорским органам безопасности накануне Рождества. Эту информацию категорически отрицало черногорское правительство, и журналистку обвинили в распространении дезинформации для дестабилизации ситуации в стране. Конечно, никакие косовские подразделения в Черногорию отправлены не были, издание извинилось, но «осадок остался». Своей публикацией Fos Media напрямую обострял существующий конфликт между властью и Сербской православной церковью и сербским меньшинством — черногорские сербы, увидев эту новость, должны были начать возмущаться или даже готовить акции сопротивления. Оперативная реакция власти предотвратила эскалацию конфликта, а может и силового сценария, но вызвала шквал критики со стороны журналистского сообщества.

В середине января полиция Черногории задержала главного редактора портала IN4S Гойко Райчевича и главного редактора портала Borba Дражена Живковича по подозрению в распространении паники и беспорядка. Поводом стала публикация информации об инциденте в официальной правительственной резиденции «Вилла Горица» в Подгорице, которая используется для торжественных приемов.

Два портала — оба занимают просербскую позицию — опубликовали информацию о том, что на «Вилле Горица» случился взрыв. Но по данным полиции взрыва не было     — была незначительная авария электричества, которую вскоре ликвидировали.

Журналистов на следующий день отпустили. Понятно, что журналистские организации были возмущены, но цель публикаций тоже была очевидна — это действительно возмущение общества, которое на фоне продолжающихся в стране акций протеста могло привести к непредсказуемым последствиям.

БОРОТЬСЯ С ФЕЙКАМИ НАДО, НО...

Теперь можно просмотреть сообщения наших онлайн-медиа -нет ли в их материалах преувеличений ради яркого заголовка или просто откровенно фейковых сообщений со ссылкой на неназванные источники? Впрочем, всем понятно, что это риторический вопрос.

Наше информационное пространство местами выглядит как переполнный ложными, манипулятивными, неэтичными материалами мусорник. И если его резко и радикально начать чистить, приводя к «европодобному» виду, нужно будет просто «пачками» задерживать журналистов и закрывать медийные проекты «направо и налево». Можно себе только представить, что станет в итоге с медиаполем (там останутся «рожки да ножки») и как это повлияет на общее положение с соблюдением прав человека и обеспечением демократии в стране (однозначно плохо).

Следовательно, можно лишь констатировать, что что-то делать для повышения цивилизованности нашего информационного пространства необходимо, но нужно понимать, что, взявшись за эту работу слишком рьяно, без учета всех деталей и особенностей, можно так увлечься, что ненароком построить авторитарный режим, внедрить цензуру и устроить «геноцид журналистов» и СМИ. Кажется, это все же не является целью нынешней власти с ее медийными законодательными инициативами.

 

Наталья ИЩЕНКО
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ