Не знать истории - значит всегда быть ребёнком.
Цицерон, древнеримский политический деятель, выдающийся оратор, философ и литератор

Дамасская роза<sup>*</sup>

как лекарство для американской самоуверенности
18 июля, 2011 - 21:26

Популярность американского президента Обамы среди арабов упала в разы в сравнении с пиком его популярности в 2009 году, когда он в знаменитой «каирской речи» объявил о новом разделе в американо-арабских отношениях. А привлекательность самих США в глазах арабов еще ниже, чем была в последний год администрации Буша. Такие результаты опроса уважаемой социологической службой Zogby International в шести странах: Марокко, Египте, Ливане, Иордании, Саудовской Аравии и ОАЭ. К еще большему сожалению, демонизированный ежедневно Иран, по мнению «арабской улицы», играет более позитивную роль в регионе, чем США. Особенной благосклонностью Тегеран пользуется у ливанцев, и это при обстоятельствах, когда столько всего было вложено в «прозападную коалицию» экс-премьера Харири, который должен был ликвидировать из арены ненавистную «Хезболлу» и разорвать стратегическую ось Іран-Хезболла-Сирия. Две главных претензии арабов к Вашингтону: нерешенный палестинский вопрос (то есть США не воспринимают как справедливого посредника, а только как игрока в интересах Израиля) и его вмешательство в дела региона.

Неутешительные результаты пришли на неделе, когда Вашингтон объявил, что президент Сирии Башар аль-Асад «утратил легитимность», что он «не является незаменимым». Этому предшествовала история с американским послом в Дамаске Робертом Фордом, который без предупреждения власти вместе с французским коллегой выехал в город Хама, чтобы, по его словам, поддержать мирные антиправительственные демонстрации. Узнав об этом, сторонники действующего президента не только выругали посла на собственных демонстрациях, но и описали стены посольства соответствующими надписями и установили там национальный флаг. Вашингтон и Париж выразили протест, а Дамаск осудил послов за нарушение Венских соглашений и вмешательство во внутренние дела. Оппозиционные деятели за рубежом смутились: поездка посла засвидетельствовала, кто именно заинтересован в смене режима, о чем они постоянно твердят на телеканалах. Но мотивы поведения посла Форда имеют и интересную предысторию. Месяц тому назад он посетил городок Джиср-аль-Шугур, который до того на несколько часов очутился под контролем боевиков, пока его не освободили военные. Послу продемонстрировали братские могилы десятков чиновников и полицейских, простых жителей, которые не угодили боевикам. Местные рассказали ему о терроре, пытках и грабеже со стороны «борцов за свободу», после чего посол заявил на телекамеры, что нападение на город «было тщательным образом и профессионально спланировано». Более того, Форд объявил следующее: «Соединенные Штаты поддерживают диалог правительства Сирии и оппозиции внутри страны с целью формирования политических условий для выхода из кризиса». И после этого подпал под критику... Вашингтона, точнее, неоконсерваторов из республиканской партии. В статьях, которые мгновенно появились в американской прессе, посол был назван «пропагандистским орудием Асада». Сирия, следует отметить, — приз, который так и не достался администрации Буша, хотя по плану, следующей после Ирака должна была быть именно Сирия. Теперь с началом предвыборной кампании команде Обамы совсем невыгодно появляться в качестве миротворцев, когда республиканцы будут трактовать это как «слабость перед Дамаском». Вот и ответ, почему посол поехал поощрять уличные демонстрации в Хаме.

Соучастие посла Франции (к слову, единого западного государства, которое, по результатам упомянутого опроса, имеет хоть какой-то позитивный рейтинг в глазах арабов) тоже имеет объяснение. До этого ее министр обороны Жерар Лонке заявил, что ливийские повстанцы (которым, как выяснилось перед тем, Франция поставляет тонны оружия) должны сесть за стол переговоров с правительством Каддафи. В тот же день сын Каддафи — Сейф аль-Ислам — объявил, что ведет переговоры с Францией о прекращении войны. Понятное дело, весть вызвала гнев Вашингтона: Париж, который упорно требовал бомбардировок Ливии, теперь ведет с ней сепаратные переговоры о мире! Обиделся и Лондон. И Париж решил компенсировать вину сирийской кровью, заявив о проекте резолюции Совбеза с осуждением Сирии и угрожая президенту Асаду международным трибуналом. Резолюция и дальше не имеет никаких шансов на принятие, поскольку Россия и Китай категорически против. У Москвы, следует сказать, не моральные предостережения, а сугубо стратегические — военно-политические. Сирия — это единственное окно России в Средиземное море. Благодаря базе в Латакии Россия может мониторить весь Ближний Восток, а недавно была полностью модернизирована вторая база российских ВМС в Тартусе. Смена режима в Дамаске неминуемо устранит там российское присутствие. А чем это грозит — ясно продемонстрировал недавно американский крейсер «Монтерей» — часть будущей системы ПРО, который оттуда перешел в Черное море, чтобы посетить Украину, а затем — Грузию.

Еще одна свежая неприятность — отказ Лиги арабских государств присоединиться хотя бы к антиасадовской риторике, не говоря уже о силовых приемах (как это было в случае с Каддафи). Генсек Лиги Набиль эль-Араби прямо заявил, что Вашингтон перешагнул все грани, назвав сирийского президента таким, что «потерял легитимность». После чего вылетел в Дамаск, где выразил полную поддержку президенту аль-Асаду и его реформам.

Непримиримая к нему позиция за рубежом продолжает устраивать встречи в Турции, но больше чем призывы к армии оставить президента выдумать не может. Настоящим фарсом стала и «конференция солидарности» в парижском кинотеатре «Сен-Жермен», устроенная Бернаром-Анри Леви, самопровозглашенным еще в 70-е основателем «новой философии». Неизвестно, какой философский камень он раскусил, но постоянно привлекает внимание о своем существовании скандальными заявлениями такого пошиба: «Франция — это фашистская диктатура», «Паранджа — это приглашение к изнасилованию» и так далее. Его разделение на «хороших парней» и «плохих» тоже специфическое: он любит «чеченских борцов за свободу» и ненавидит «палестинских террористов», он агитировал за бомбардировку Югославии и нападение на Ирак, Ливию, теперь и Сирию, призывает защищать «бастион демократии» — Израиль. К его сожалению, сирийские оппозиционеры отказались от участия, а на самой конференции журналисты обнаружили «основание» — роль «сирийского оппозиционера» играл экс-депутат израильского Кнессета Алекс Гольдфарб. Когда правозащитница Сурея Изза удивленно воскликнула: «Здесь в зале нет ни одного сирийца! Здесь только сионисты!», — ее немедленно вытащили из зала охранники. Удивление уцелевших критически мыслящих присутствующих вызывало появление экс-министра МИД Бернара Кушнера, который предлагал Бушу напасть на Ирак под предлогом «защиты прав человека». А затем был и смех — Кушнер назвал Турцию «арабским государством».

Между тем в самом Дамаске три дня подряд происходило точь-в-точь то, к чему призывал американский посол Форд в июне — «диалог правительства Сирии и оппозиции внутри страны с целью формирования политических условий для выхода из кризиса». Десятки лидеров партий, общественных организаций, те, кто считает себя оппозицией, приняли участие в консультативном совещании по подготовке общенационального диалога. Вице-президент страны Фарук аш-Шара честно сказал, что к этой встрече подтолкнули протесты и, к сожалению, пролитая кровь. Результатом встречи стал целый ряд положений (требований) по принятому коммюнике, среди них: неприятие преследования личности; освобождение всех политзаключенных; подотчетность и контроль правительства народом; права человека как наивысшая ценность, для чего создается независимый институт омбудсмана; построение правового государства с многопартийностью и плюрализмом; подготовка новой конституции; быстрейшее принятие новых законов о СМИ, партиях и выборах. Как видим, программа действий значительно шире, чем объявлено намерение провести «национальный диалог» в том же Бахрейне, где протесты были жестко подавлены, их активисты получили тюремные сроки, а некоторые приговорены к смертной казни за убийство полицейского. Вашингтон намерение короля всячески одобрил, а как иначе — остров является базой американского флота.

Кстати, опрос Zogby International показал и поразительную поляризацию мнения «арабской улицы» относительно последствий воспетого уже «арабского пробуждения». В Египте — до сих пор, казалось, модели революции — больше половины заявило о разочаровании, главным образом из-за материального ухудшения жизни. И в сирийском процессе трансформации главные испытания именно в социально-экономической сфере. Вот лишь несколько кардинальных вопросов для правительства: как создавать 300 тыс. рабочих мест в год для трудоустройства молодежи, как преодолевать уже существующую безработицу, тратить ли и дальше 8 млрд. долларов в год на субсидии населению? Но это уже тема отдельного предметного разговора.

*Дамасская роза — гомеопатическое средство для лечения расстройств зрения и слуха, а также невроза.

Игорь СЛИСАРЕНКО, специально для «Дня»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ