Страсть к победе пылает в каждом из нас. Воля к победе - вопрос тренировки. Способ победы - вопрос чести.
Маргарет Тэтчер, премьер-министр Великобритании (от Консервативной партии) в 1979-1990 годах

Дуэли равных противников

Козыри Буша против шансов Керри
26 июля, 2004 - 20:41
ДЖОН КЕРРИ / ФОТО РЕЙТЕР ДЖОРДЖ БУШ ФОТО РЕЙТЕР

Президентские выборы 2004 года представляются тем редким случаем, когда ставка будет сделана на внешнюю политику. Конечно, вопросы экономики по- прежнему важны, но в мире после 11 сентября, когда более 130 000 американских солдат увязли в Ираке, вопросы безопасности превалируют.

Если бы голосование было назначено на сегодня, оно естественно приняло бы вид референдума о лидерстве президента Джорджа Буша, — по этому вопросу большинство американских избирателей имеют уже четкую позицию. Больше чем кто- либо другой из президентов последнего времени, господин Буш является или объектом восхищения, или объектом насмешек. По мнению своих сторонников, он воплощает собой фигуру смелого руководителя военного времени, решительно делающего все необходимое для защиты Америки, и все это вопреки протестам апатичных демократов, ненадежных союзников и сумбурных интеллектуалов.

Его противники видят в нем лишь персону весьма неловкую, жертву идеологии, которая в своем упрямстве проматывает кредит доверия США и делает мир более опасным. У всех сложилось весьма ясное представление о нем. С сегодняшнего дня до ноября месяца «поле зрения» электората будет расширяться, и в этом поле большее внимание будет уделено кандидату от демократической партии, сенатору из Массачусетса Джону Керри. Если кампания по-прежнему будет проходить под знаком внешней политики, демократы могут себя поздравить с тем, что назначили кандидата, способного аргументированно рассуждать и зрело размышлять о положении дел в мире. Ветеран, герой войны, имеющий 20-летний опыт работы в Комитете по иностранным делам в Сенате, Джон Керри находится в хорошем положении, чтобы заставить внимательно прислушаться к себе независимых избирателей, испытывающих беспокойство по поводу того, в каком направлении движется Америка.

С ростом безработицы, увеличением дефицита федерального бюджета, при невиданном нарушении равновесия в американском торговом балансе, президент Буш не многим может похвастаться в сфере внутренней политики. Отмечая эти факты, его советники собрались год назад, чтобы выработать план по его переизбранию, который основывается на вопросе национальной безопасности. Чтобы сделать козырем ожидаемый успех в Афганистане, они решили назначить дату демократических выборов в этой стране на июнь месяц. Чтобы продемонстрировать успехи в войне против терроризма, они составили список руководителей «Аль-Каиды», чтобы эти имена запали в память общественности, в случае поимки или уничтожения этих лиц. И, чтобы зафиксировать достигнутый в Ираке прогресс, подкрепленный телевизионной картинкой, они обнародовали список наиболее разыскиваемых сторонников иракского диктатора, «по масти», как в карточной колоде. Вернув к власти «шок и террор», они спекулировали на триумфальном возвращении американских войск из Персидского залива. Чтобы показать свою способность предвидения, они спланировали встречу большой восьмерки, — хозяином которой стал Джордж Буш — на которой он обнародовал проект общей демократизации Ближнего Востока. Чтобы привести президента в соответствие с образом борца со Злом, они назначили съезд Республиканской партии в Нью-Йорке как можно ближе к 11 сентября.

Проблема такого сценария — не считая того, что полномочия власти расширены — в том, что события не слишком- то помогли. Несмотря на смерть или арест двух третей «признанных лидеров «Аль- Каиды», число террористических актов только возросло, а отнюдь не уменьшилось после 11 сентября. Несмотря на поимку Саддама Хусейна, равно как и большинства представителей его режима, Ирак остается нестабильным, и ситуация тем более опасна, что планы по его восстановлению находятся в эмбриональном состоянии. Скандал с Абу-Грейбом и беззастенчивое поведение администрации в отношении Женевской конвенции уронили международный престиж Америки. Вместо того, чтобы весело маршировать на параде, американские военные вновь были посланы за границу. В то же время движение Афганистана в сторону демократии тормозят полевые командиры, наркоторговцы, оно замедлилось также и потому, что руководители мировых держав — среди которых и Джордж Буш — не смогли предоставить этой стране ресурсы и гарантировать влияние.

Поскольку кампания президента Буша не может больше строиться на серии достижений, ее строят на серии надежд. Во-первых, надеются на то, что по завершении «оккупации» в строй встанут иракские добровольцы; во-вторых надеются, что спектакль процесса над Саддамом Хусейном подействует на сознание людей; в-третьих надеются на то, что Осама Бен Ладен будет схвачен до выборов; наконец, надеются на то, что большинство американцев придет к убеждению, что поражение действующего президента — в то время как угроза атак сохраняется — станет победой «Аль-Каиды».

Может оказаться, что кандидаты будут идти голова к голове, поэтому усилия республиканцев и демократов направлены на завоевание голосов большой группы неопределившихся избирателей в 18 штатах, превращенных в настоящее «поле битвы». Дилемма, которая стоит перед кандидатами — как подогреть пыл своих самых верных сторонников, в то же время, не забывая тех, кто еще не определился, и чьи голоса могут оказаться решающими в конечном итоге. Последние составляют довольно однородную группу, но многие из этих избирателей взирают на политический процесс с долей цинизма, и мало восприимчивы к «проповедям» с той или иной стороны. Вот почему оба кандидата в основном склонны обращаться к «центру».

В этой ситуации для сенатора Джона Керри важно попытаться удовлетворить тех, кто хочет знать не только то, чем будет отличаться его политика в Ираке от политики Буша, но и то, какое развитие в будущем получит этот «иракский эпизод». По иронии судьбы, это предприятие тем более трудное, что обстоятельства обязывают администрацию Буша предпринимать меры, за которые Керри ратует в своей долгосрочной программе, например, возвращение Ираку «суверенитета», обращение за помощью к НАТО и усилия, предпринимаемые для того, чтобы добиться согласия Совета Безопасности ООН с планом переходного периода.

К несчастью, из-за того, что меры приняты президентом с опозданием, в Ираке возникает все больше сложностей. Сенатор Керри продолжает отстаивать точку зрения, согласно которой роль НАТО должна увеличиться, нужно послать международного верховного комиссара во временное правительство, и приложить усилия на региональном уровне, чтобы помешать проникновению — на иракскую территорию — опасных элементов, пользующихся «пористостью» границ. Это достаточно осмысленные рекомендации, но их сложно услышать в шуме бурной кампании. С политической точки зрения, ситуация давит на Керри, он вынужден обещать больше чем он — или кто-либо другой — способен выполнить в Ираке.

В то же время, помня о трудностях, которые повлекли за собой «триумфальные» речи президента Буша, сенатор Джон Керри сделал акцент на реалистическом подходе к ситуации. В 1968 году Ричард Никсон заявил американским избирателям, что в его распоряжении имеется «секретный план», чтобы положить конец войне во Вьетнаме. Действия Керри резко контрастируют с подобными заявлениями, сенатор недавно предупредил своих соотечественников, что иракский путь будет трудным и тернистым. И он объяснил им, что надо проявить упорство, даже если оно потребует увеличения расходов. Кандидат Демократической партии объявил, что будет поддерживать американские войска, он утверждает, что легче найдет поддержку других стран, чем действующий президент. Но в то же время он не делает вид, что у него есть ответы на все вопросы.

Аналогичная ситуация наблюдается и в другом ключевом вопросе этой президентской кампании — конфронтации между США и «Аль-Каидой» и увеличении числа террористов-самоубийц, действующих по принципу подражания. И в этом вопросе, администрация Буша выбрала смелый подход — но последовавшее воплощение его в жизнь достойно сожаления. Несмотря на удары, нанесенные по террористическим инфраструктурам в Афганистане и значительному числу арестов, группы международных террористов сегодня опасны, как никогда.

Правительства всех мусульманских стран осудили атаки 11 сентября, за исключением правительства Ирака. А проведенные недавно опросы общественного мнения показывают, что Осама Бен Ладен пользуется большой популярностью в значительной части мусульманского мира. Историки будущего потратят много сил, чтобы понять, как один фанатик — к тому же находящийся в бегах — смог перещеголять президента сильнейшей нации планеты и затмить горизонт публичных дебатов. Для президента Буша не было непосильной задачей — найти поддержку в большинстве стран планеты в борьбе против организатора массового убийства невинных. Вместо этого, его политика привела к объединению значительной части мусульманского мира против США.

И в этом вопросе сенатор Керри стоит перед вызовом — как найти альтернативу, которая была бы политически привлекательной и убедительной по существу. Президент Буш приложил все усилия для того, чтобы усложнить эту задачу, дав понять, что если его политика столь непопулярна в Европе и в арабском мире, то потому, что она слишком решительна и энергична. Керри не позволяет себе, и не может позволить оставлять впечатление менее несгибаемого политика в вопросе борьбы с терроризмом, чем действующий президент. Это требует более детальной разработки проекта дальнейших действий, чтобы найти широкую поддержку в политической среде США, и не делал слишком больших уступок международному сообществу в целом, поскольку подобное поведение было бы воспринято как предосудительное в его собственной стране.

Шанс Керри в том, что нынешняя администрация, администрация вице-президента Дика Чейни, министра обороны Дональда Рамсфелда, министра юстиции Джона Эшкрофта, министра национальной безопасности Тома Риджа, так плохо проявила себя в столь многих вопросах и в течение столь длительного времени, что он способен собрать голоса, лишь показав, что способен найти новую отправную точку.

В то же время, президент Буш смело пытается спасти то, что можно от первого сценария предвыборной кампании. Например, он продолжает утверждать, что интервенция в Ирак — это победа в войне против терроризма, и что в Афганистане демократия работает. Он полагает, что атаки «Аль-Каиды» являются знаком отчаяния и не указывают на силу этой террористической организации. Он сводит эпизод в Абу-Грейбе к действиям горстки солдат и избегает говорить о палестино- израильском конфликте.

Президент Буш парирует критику своей внешней политики, перечисляя число стран, вошедших в коалицию в Ираке и утверждая, основываясь на последних саммитах «Восьмерки», НАТО и Европейского Союза, что трансатлантические отношения идут как нельзя лучше. И в то время как Джордж Буш с пылом рассуждает о том, каким образом он сделал мир более безопасным, Дик Чейни с не меньшим рвением рисует портрет сенатора Джона Керри, называет его пессимистом, склонным поворачивать вспять, сторонником слабой линии в сфере безопасности и нерешительным в борьбе против терроризма.

Исторически сложилось так, что на президентских выборах в Америке, избиратели сначала предоставляют шанс действующему президенту защитить свою линию. Чтобы победить в ноябре, президент Буш должен убедить тех, кто сомневается, либо в том, что он без отдыха трудится на благо безопасности США, либо в том, что Джон Керри не готов руководить Соединенными Штатами в таком опасном мире. Если президент удовлетворит первое требование, он будет переизбран, что бы ни сделал Джон Керри, напротив, если первая цель Буша не будет достигнута, Керри будет достаточно проявить во время избирательной кампании тот ум и темперамент, которые он демонстрировал на протяжении всей своей карьеры, и тогда он станет следующим президентом США.

Мадлен ОЛБРАЙТ, бывший госсекретарь США при администрации Билла Клинтона, автор книги «Госпожа госсекретарь (воспоминания)»

Мадлен ОЛБРАЙТ, Le Figaro, 22 июля 2004 года
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ