Мы все еще спасаем дистрофию тел, а прогрессирующая дистрофия душ - нам безразлична
Василий Стус, украинский поэт, переводчик, прозаик, литературовед, правозащитник, представитель культурного движения шестидесятников, Герой Украины

Кризис в Украине

Как демократия терпит поражение
21 мая, 2007 - 20:04
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Наиболее любопытная вещь о европейских новейших демократиях — это их тенденция страдать от серьезных радикальных изменений в момент их величайшего триумфа. После приобретения членства в Европейском Союзе и НАТО успех центральной Европы 90-х недавно попал в полосу невезения.

В Польше правительство, имеющее корни в движении «Солидарность» в 80-х, повздорило с обоими — Германией и Россией — и разделила своих граждан по поводу ответа на болезненный вопрос о том, что делать с польским коммунистическим прошлым. В Словакии сварливые избиратели решили убрать со сцены проводящего реформы премьер-министра, и избрать оппортунистического популиста, чья политика делает страну объектом насмешки. И в Румынии по причинам, известным только румынам, парламент решил, что формальное вступление в Европейский Союз было сигналом начинать импичмент президента.

Принимая во внимание их проблематичную историю, временный всплеск реакционной политики, популизма и политической нестабильности в этих центрально-европейских демократиях могли быть ожидаемы. Подобно подросткам в последнее лето перед колледжем коллективное плохое поведение европейских наиболее поздних демократий является событием разочаровывающим и даже раздражающим, но это не критично. Дальше к Востоку политическая нестабильность и просчеты, которые позволили повысить регрессивные тенденции внутри Европы, могут быть фатальными для более хрупких демократий, которые еще не бросили якорь в европейских институтах.

Украина является тому примером. Демократическая трансформация, которая началась с оранжевой революции в 2004, преобразилась в горечь, взаимные обвинения и продолжающийся политический кризис. Трудно избежать выводов, что полностью весь украинский политический класс изменил украинскому народу в критические ранние годы их демократии. Этот провал спровоцировал развал таких институтов, как парламент и Конституция, которые являются существенно необходимой основой верховенства закона и подотчетного правительства. Как это случилось и кого обвинять?

В 2006 году в первые справедливые выборы в украинской истории избиратели распределили свои голоса среди трех главных партий, отдавая Партии регионов большую долю и контроль в правительстве. Партия регионов, чья сила базировалась в восточной Украине и чьи избиратели в основном являются русскоговорящими, оказалась неспособной достичь прочного политического взаимопонимания с лидерами оранжевой революции, поддержка которых происходила в основном из западной Украины. Партия регионов не двигалась достаточно быстро, чтобы рассеять страхи об их репутации по поводу терпимости к коррупции и авторитарных мер, используемых в предыдущем правительстве. В комбинации сочетания бездействия Партии регионов и культурных противоречий между востоком и западом две другие партии стали выражать мнение, что Регионы намериваются консолидировать политическую власть за счет президента и оппозиции.

В ответ, парламентская оппозиция, ведомая харизматичной популисткой Юлией Тимошенко, не делала секрета из того, что результаты выборов 2006 года являются незаконными, объясняя это простой, но неубедительной причиной, что сама Юлия не выиграла. Публично оппозиция призвала к новым выборам. Конфиденциально они проповедовали «вторую революцию», чтобы закончить незаконченное дело оранжевой революции, а именно засадить в тюрьму «бандитов» из Партии регионов. Едва ли это то, что Запад ожидал от демократических оппозиционных партий.

Есть еще партия Президента Виктора Ющенко, чье лицо, обезображенное ядом, стало символом всего благородного и героического в оранжевой революции. Предполагалось, что он поведет за собой рождение современной украинской нации так же, как президент Вацлав Гавел сделал это для Чешской республики в течение последнего десятилетия. Печально, но этого не случилось.

Президент Ющенко распустил парламент, не совсем дружелюбно устранил судей из Конституционного Суда и попытался распустить правительство. Сегодня Президент Ющенко руководит страной посредством президентских указов в манере, все также напоминающей прошлого украинского президента Леонида Кучму. Как следствие, шаткие институциональные основания украинской демократии начали обваливаться. Перспективы выборов этим летом кажутся маловероятным средством исправить причину болезни, которая дестабилизирует хрупкую украинскую нацию. Есть только одно утешение, что в этот раз Москва не может быть ответственной за политический хаос в Киеве. Украинская политическая элита сделала это сама.

Впервые со времен распада Советского Союза и расцвета демократии в центральной и восточной Европе в 1989 году провал европейской демократии является реальной возможностью. Официальные визиты между Киевом и Вашингтоном были отменены. Переговоры между Украиной и Европейским Союзом по визам и свободной торговле приостановлены. Даже вступление Украины во Всемирную торговую организацию находится в ожидании возвращения функционирования парламента в Киеве. Короче говоря, изолированная сегодня Украина оголена и открыта для потенциальной реставрации московского влияния и адаптации их авторитарной политической модели.

Украинские избиратели уместно высказывают отвращение к слепым амбициям и безрассудству их лидеров. Их веб-сайты наполнены черными слухами о гражданской войне. Но в столицах Западной Европы этот кризис тщательно игнорируется. В Вашингтоне официальные лица ошеломлены, но все еще непреклонны — США не могут сделать ничего. Так демократии терпят поражение.

Брюс ДЖЕКСОН — президент Проекта переходных демократий, негосударственной организации, защищающей демократические перемены на Балканах и в бывших странах Советского Союза.

Брюс ДЖЕКСОН, Weekly Standard, 18 мая 2007
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments