Наша свобода зависит от свободы прессы, которую, если ограничить, значит потерять.
Томас Джефферсон, президент США, один из авторов Декларации независимости США, политический деятель, дипломат и философ

Нехватка дипломатичности или провокация?

Польские и украинские эксперты — об отказе главы МИД Польши посетить музей во Львове
7 ноября, 2017 - 10:03
ВИТОЛЬД ВАЩИКОВСКИЙ / ФОТО C САЙТА BEST-NEWS.COM.UA

В эти выходные с визитом в Украине находился министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский. Главу польской дипломатии принимали во Львове, где он, в частности, принял участие в консульском совещании, встретился с лидерами польских общин Львова, отдал дань памяти погибшим в результате конфликта на Донбассе, сообщает Польское радио.

Однако визит в Украину омрачил неожиданный поступок министра, который внезапно отказался посещать музей «Тюрьма на Лонцкого». Очевидно, причиной этого стало расхождение во мнениях с директором музея Русланом Забилой касательно трактовки определенных событий в истории польско-украинских  отношений. «Министр спросил у меня, была ли Западная Украина оккупирована в 1918 году. Я ответил, что да, что это была оккупация. Он резко развернулся с порога и не зашел в музей. Это было, по моему мнению, сделано умышлено, это умышленный политический шаг», — цитирует слова директора Руслана Забилого «Радио Свобода».

Напомним, что ранее Ващиковский сообщил, что Польша не будет пускать к себе украинцев с «крайне антипольскими взглядами». В ответ на это МИД Украины подготовило заявление, что в нашей стране нет антипольских настроений и что большинство украинцев абсолютно положительно относится к соседней стране. Во время визита во Львов Ващиковский приветствовал такое заявление украинского МИД.

«День» обратился за комментариями к экспертам из Польши и Украины с просьбой оценить поступок польского министра и объяснить позицию обеих стран по этому историческому вопросу.

«НЕТ НИКАКИХ ЮРИДИЧЕСКИХ ОСНОВАНИЙ, ЧТОБЫ СКАЗАТЬ, ЧТО КТО-ТО БЫЛ ОККУПАНТОМ»

Петр КОСЬЦИНСКИ, польский политолог и аналитик:

— Я знаю, что перед входом в музей было какое-то информационное табло, на котором было написано что-то по теме оккупации, а не просто так сказал директор. Был вопрос пана Ващиковского, есть ли там такая информация, и ответ директора подтвердил это. Поэтому министр иностранных дел решил не заходить в этот музей. Так случилось.

С одной стороны, это было написано не сегодня и не вчера. То есть это не что-то новое. С польской точки зрения Галичина не была оккупирована Польшей. Не было украинского государства, которое мы могли оккупировать. С украинской точки зрения Львов, Восточная Галичина, Волынь — это  украинские земли. По мнению поляков перед войной это была польская земля, а по мнению украинцев — украинская. К сожалению, так было. Во Львове большинство людей были поляками. Вокруг Львова в селах большинство были украинцами. Можем расставлять этническую межу, границу. Знаю, что в Украине есть мысль показать, где были украинские этнические земли, но с нашей точки зрения мы также можем показать польские этнические земли, а белорусы — белорусские этнические земли. Нет никаких юридических оснований, чтобы сказать, что кто-то был оккупантом или не был.

Мы не можем принять высказывания, что Польша была оккупантом Восточной Галичины или Волыни перед войной или что поляки были оккупантами. Там жили в течение сотни лет вместе и поляки, и украинцы. Насколько я знаю, в 1918 году в Киеве 20% населения были поляками, и что, они были оккупантами? Конечно, нет. Перед войной в Довбыше, недалеко от Житомира был польский национальный район, и большинство людей возле Житомира были поляками. Так исторически сложилось.

«ОЦЕНКИ НАДО ОСТАВИТЬ УЧЕНЫМ. ЗАДАЧА ПОЛИТИКОВ — НАХОДИТЬ КОМПРОМИСС»

Леонид ЗАШКИЛЬНЯК, профессор Львовского национального университета имени Ивана Франко:

—Безусловно, это был политический шаг. Но был прокол и с нашей стороны. Судя по всему, Ващиковский спросил у директора музея Руслана Забилого, была ли это польская оккупация, и на это он ответил «да».  Думаю, что с точки зрения политической дипломатии ответ должен был быть иным. Надо было отвечать, что среди украинского политикума и значительной части населения Галичины господствует мнение, что после Первой мировой войны население считало польское присутствие и государственность оккупационными. Так продолжалось достаточно долго — почти до 1939 года, и это нужно было учитывать с точки зрения украинской стороны. В документах политических партий, общественных организаций положение Галичины и вхождение западноукраинских земель в состав Польского государства считалось оккупацией — так нужно было отвечать. Но с точки зрения международного права, положение украинских земель после решения Совета послов было уже законным: западноукраинские земли вошли в состав Польского государства на принципах международного права. Поэтому считать их оккупированными было уже неправильно.

С польской стороны была провокация, а с украинской — недостаток дипломатичности и даже определенной научности. Но, в принципе, думаю, то, что произошло, было сделано преднамеренно, чтобы не допустить прихода министра в музей «Тюрьма на Лонцкого». Там есть много стендов  и информации о преследовании украинцев со стороны польской власти, репрессиях и т.п.

Вообще-то, я удивляюсь этому случаю. Ведь с точки зрения дипломатии все сценарии посещения программируются и согласовываются. Странно, что это не было согласовано и оговорено дипломатическими представителями обеих сторон. И министр Ващиковский, и директор музея Забилый были поставлены в недипломатичную позицию, потому что это был недипломатичный разговор.

Недоразумений может быть очень много. Думаю, им просто не стоит предавать такое значение. Чем больше мы будем говорить, тем хуже, и это значит, что мы придаем этому значение. Оценки надо оставить ученым, которые имеют право выражать свою научную точку зрения, опирающуюся на что-то. Задача политиков заключается в другом: находить компромисс по каждому вопросу.

Наталия ПУШКАРУК, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments