Величайшая честь, которую может оказать человеку история, — это наградить его званием миротворца.
Ричард Никсон, 37-й Президент Соединенных Штатов Америки

Возвращаемся к плану «Б»?

О ближайшем будущем украинского местного самоуправления в частности шла речь во время XIII экономического форума «Европа — Украина» в Польше
11 февраля, 2020 - 10:17
ФОТО FORUM-EKONOMICZNE.PL

Похоже на то, что реформа местного самоуправления в Украине возвращается к плану «Б». То есть план «А» — это начальное внесение изменений в Конституцию Украины, а затем на их основании — в действующие законы и разработка новых. Только в случае невозможности такого решения — коррекция на базе действующего Основного закона. До сих пор наиболее успешная реформа в Украине развивалась именно так. Ее очередной необходимый этап — внедрение нового административно-территориального устройства Украины на базовом (то есть общества) и субрегиональном уровне (новые районы, округа или уезды).

О ближайшем будущем украинского местного самоуправления в частности шла речь во время XIII экономического форума «Европа — Украина», что проходил 4—5 февраля в Жешуве (Ряшеве), Подкарпатское воеводство, Польша. По мнению одного из авторов реформы Анатолия Ткачука, при правительстве Владимира Гройсмана было понимание, чтобы выйти на очередные местные выборы в последнее воскресенье октября  2020 года, необходимо разработать и принять закон «Об административно-территориальном устройстве», не «привязывая» его к изменению Конституции. Идет речь о 100% создании территориальных громад — очевидно, уже не на принципах добровольного объединения, а выполнение государством соответствующей функции. Отметим от себя — это правильно в том смысле, что она не принадлежит местному самоуправление, а лишь была ему делегирована (фактически) государством для проведения реформы.

По мнению эксперта, задерживать во времени этот процесс нельзя, ведь сейчас мы живем в условиях двух Украин: 70% ее граждан (ОТГ и города областного значения) пользуются преимуществами децентрализации, в том числе — финансовым, а 30% — старой административной системы с «вертикальным» подходом к решению имеющихся проблем через райгосадминистрации. Как следствие — разрыв в развитии между ними будет расти, ведь лучшая организация дает лучшие результаты. И наоборот. Между прочим, никто не подскажет, как называется состояние наличия одновременно двух сознаний в одном теле? Вывод — так жить можно, но недолго.

Изменение государственной власти в стране опять возродили надежду, что все же удастся сначала откорректировать Основной закон (в теории — очень правильное решение), а уже потом на его основе проработать нормативно-правовую базу функционирования и взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления. В основе предложений конституционных изменений, которые бурно обсуждались в течение января в стране, правительством Алексея Гончарука были положены предварительные разработки. Однако, с такими правками, которые заставили даже авторов выступить против. Так к надзору префектур над деятельностью местного самоуправления прибавили, кроме собственно органов, еще и должностных лиц. А это уже совсем другое дело, что создает зависимости несовместимые с фундаментальными представлениями о местном самоуправлении, — с ударением на последнем слове. Вторая неприемлемая вещь — ликвидировался список областей, но применялся тезис об административно-территориальных единицах, статус которых определяет Верховная Рада Украина. То есть простым законом можно предоставить им особенный статус, например — для ОРДЛО.

К упомянутому Анатолием Ткачуком стоит прибавить еще одну опцию — попытку сохранения местного самоуправления на субрегиональном уровне (новые районы, округа или уезды — как уже их назовут) с закреплением за ним ряда функций. Угадайте за чей счет? Многочисленные встречи с польскими войтами (сельские головы) и бурмистрами (городские головы) как до Форума так и во время его убеждают — не стоит внедрять в Украине ту часть реформы, которая вызывает столько споров и разногласия в стране, где она стала образцом для других. Но не ошибок! В целом мнение большинства собеседников было такое — не существует функций субрегионального уровня, которые бы нельзя было закрепить или за базовым (гмина или громада) уровнем, или же за региональным (воеводство или область). Зачем сознательно создавать институционные основы для будущих конфликтов? Чтобы потом их разбирать? И что в итоге? Не хватит ли на субрегиональном уровне надзора за местным самоуправлением, как и планировалось?

Совокупность отмеченных факторов несколько недель назад  вызвала в Украине неоднозначную реакцию голов территориальных громад, экспертной среды, наших западных союзников. В конечном итоге, она оказалась  такой бурной, что после вмешательства главы государства законопроект отозвали. Впрочем, время было потеряно. Поэтому решение парламента, что позволяет правительству разработать и подать на его утверждение проект обычного закона о новой структуре административно-территориального устройства на базовом (территориальной громады) уровне эксперт считает совершенно оправданным. Оно позволяет принять необходимое законодательное решение  на протяжении апреля, чего вполне достаточно для своевременного проведения местных выборов на новой основе. Необходимая подготовительная работа для этого сделана.

Что же касается районов — при новых условиях субрегиональный уровень не является таким важным для подавляющего большинства граждан, к нему они будут обращаться нечасто. Районы (округа, уезды) нужны, в первую очередь, для осуществления государственного контроля над работой местного самоуправления. А его можно обеспечить с помощью Минрегиона и ряда законодательных (но не конституционных) изменений. Отметим — такие изменения в качестве пилотов уже предлагались (в частности, относительно Черниговской области), однако поддержки тогда они не получили. Может время наступило?

Реформа местного самоуправления — это значительно шире, чем собственно изменение организации управления на местном и региональном уровнях, отмечалось во время дискуссии. Это один из инструментов регионального и местного развития, ведь создает пространство для выявления инициативы и ответственности. А еще — это противодействие России и ее политике, направленной против Украины. В результате проведения реформы создаются тысячи новых связей между людьми на базовом уровне и уменьшаются — на уровне регионов. Внедряется конкуренция за ресурсы, а вместе с тем — сотрудничество для их получения.

КОНЕЦ «РУССКОГО МИРА» В УКРАИНЕ

«Украинцы сами должны решать: нынешняя децентрализация — это то, чего они хотят? Но ЕС, отдельные его страны, в частности Германия, заинтересованы, чтобы реформы в Украине состоялись. Поэтому мы и поддерживаем изменения деньгами, кадрами, собственным опытом, приветствуют развитие сотрудничества на базовом уровне — украинских территориальных громад со своими партнерами в ЕС», — отметил Георг Милбрадт (Georg Milbradt). Короткое, но очень содержательное выступление в прошлом премьер-министра федеральной земли Саксония (Германия), а в настоящее время — профессора Дрезденского технологического университета привлекло исключительное внимание участников XIII экономического форума «Европа — Украина».

По мнению немецкого эксперта, задачи добровольного периода создания новых территориальных громад практически исчерпаны. Пришло время предпринимать следующие шаги вперед. При этом будут трудности, но существуют неотвратимые вещи — октябрьские местные выборы, к которым еще нужно сделать достаточно большую подготовительную работу. Решающее значение для результата будет иметь принятие нового административно-территориального устройства Украины — до нынешней Пасхи.

В повестке дня пакет ключевых вопросов: какой будет новая карта Украины, какие уровни компетентностей будут концентрироваться на уровне областей, будет ли там управлять государственная администрация, или местное самоуправление. Они в свою очередь будут порождать ряд других. Ключевое — финансирование, ведь для успеха реформы за ней всегда должны идти деньги. Причем не временная помощь, а постоянное финансирование на принципах субсидиарности (то есть — формирование приоритетов «снизу»), что в свою очередь будет требовать совершенствования налоговой системы. Это позволит более бедным громадам и регионам не чувствовать сильную зависимость от центра. Преобразования будут требовать массового обучения управленческих кадров и внедрения нового стимулирования их работы, которая будет отличаться от нынешней.

Такая комплексная реформа, по утверждению Георга Милбрадта, в корне изменит государство Украина, которая будет строиться «снизу», а не «сверху». Это принципиально будет отличать Украину от России. Смена способа публичного управления на европейский будет означать конец «русского мира» в Украине.

О ЛЖИ И ОБРАЗОВАНИИ

Извинение Дирекции мемориала «Яд Вашем» относительно материалов Международного форума памяти Холокоста как таких, которые содержали «неточности», «одностороннюю трактовку фактов», «не отвечали данным исследований», нашли свой отклик в выступлении Cесиль Весье (Cecile Vaissie) на XIII экономическом форуме «Европа — Украина». Известный французский политолог поставила вопрос: как такое могло случиться? Владимир Путин теперь может смеяться, ведь мы знаем, как они действуют, и позволяем это делать! В основе подобных случаев — беспринципность, большие деньги, временами — ощущение вины.

Такие оценки прозвучали во время панельной дискуссии «Длинная тень российской пропаганды — информационная война с Украиной и Западом». Инструменты пропаганды Кремля не изменились со времен Коминтерна — отметила исследовательница. Его комментарии не содержат ничего нового — лишь технические правки, при этом очень широко используется история. Но есть люди без совести, которые действуют сейчас значительно активнее, чем 4—5 лет тому назад.

Об ответственности СМИ за применяющуюся терминологию говорил чешский историк Давид Свобода (David Svoboda). По его наблюдениям много терминов, что «просочились» к оценкам нынешней ситуации вокруг Украины, являются манипуляционными. Скажем, «украинский кризис» вместо «российская агрессия», «пророссийские сепаратисты» вместо «российские гибридные силы» и др. Такого сорта терминология имеет свою целевую аудиторию — тех, кто ей поддается.  Происходит легитимизация определенных понятий, а они искажают реальность. Таким образом, СМИ не продумывают свои материалы и не дают правдивую информацию. Как следствие — факты управления и режиссирования событий из Москвы забываются, и  появляется тезис, что Россия — внешняя сторона конфликта.

Пропаганда и ложь для Москвы — это только методы. Цель — увеличение своего влияния в мире, а также сохранение капитала, добытого коррупционным способом, — заявил украинский эксперт Ярослав Холодов. При нынешних условиях для России значительно дешевле применять пропаганду, чем прямую агрессию. На последнюю не хватит имеющихся ресурсов. Нынешняя тактика Кремля направлена на то, чтобы разделить общество, сделать его слабее, для чего широко применяется полуправда. Потом можно перейти к прямой агрессии — применение последней как средства не отбрасывается, а откладывается с тактических соображений. И так и во всем мире. При этом о возможных побочных последствиях инициаторы вышеупомянутой политики не задумываются. Главное — возмутить общество. Скажем, несколько лет назад за российские деньги была развернута кампания против вакцинации, которая создала угрозу системе здравоохранения в целом. В этом контексте возник вопрос — как этому противодействовать при условии, что фейки распространяются в шесть раз быстрее, чем обычная новость, а санкции к СМИ в демократическом обществе — очень деликатный момент.

«Лекарства» такие — скорость реакции по раскрытию лжи, но в первую очередь — увеличение знаний о наших соседях и знаний как таких, следовательно — и о себе. Работа продвигалась, но порой неблагодарная. Но само знание, образование суживают возможности для фейков и блокируют распространение откровенной лжи.

Владимир БОЙКО, Жешув
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ