Время великодушно и справедливо - оно очищает память, снимает наветы и оскорбления с осужденных, воскрешает забытых, судит неправедных.
Сергей Параджанов, кинорежиссер, сценарист, художник

Сети маховика

Павел ГАЙ-НИЖНИК: «Система антиправил в Украине была сформирована еще в 1990-е годы. Нынешняя власть ее лишь совершенствует»
28 сентября, 2012 - 11:53
ПАВЕЛ ГАЙ-НИЖНИК
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

«Я вас немного удивлю. Украина по тенденциям демократического развития сегодня имеет худший вид, чем Россия». Об этом в интервью Неделя.ua сказал на днях глава делегации наблюдателей от ПАСЕ Андреас Гросс. Конечно, это преувеличение — «переплюнуть» Россию сложно, но тенденции явно наблюдаются. Кстати, тот же Гросс отметил: «Сегодня я вижу немало схожестей с ситуацией времен Кучмы, в частности в вопросе притеснений свободы слова». Одним из индикаторов уровня демократии в данный момент в Украине является парламентская избирательная кампания. С этого мы начали наш разговор с доктором исторических наук, старшим научным сотрудником Института политических и этнонациональных исследований им. И. Ф. Кураса НАН Украины Павлом ГАЙ-НИЖНИКОМ.

«...НАЗРЕВАНИЕ РЕВОЛЮЦИОННОЙ СИТУАЦИИ ЯВЛЯЕТСЯ НЕИЗБЕЖНЫМ»

— Господин Павел, в рамках этих избирательных гонок Вы много ездите по стране. Ваши впечатления от кампании.

— Впечатления двойственные. Первое — это едва ли не абсолютное нарушение избирательного законодательства и законов Украины. Почти везде присутствует подкуп избирателей (часто прямолинейный до примитивности), особенно кандидатами от власти (как официальными, так и мажоритарщиками в виде самих выдвиженцев). Второе — тотальное прямое и скрытое запугивание избирателей. Особенно в государственных заведениях и учреждениях. В конечном итоге, ряд таких нарушений был обнародован, и я убежден, что еще будет обнародоваться и в дальнейшем. Мне люди неоднократно рассказывали, что их запугивают или оказывают давление (или же, так сказать, намекают на желательность сделать «правильный» выбор), в отдельных случаях вынуждают принять участие в так называемых «каруселях». Например, в одном из киевских университетов преподавателям настойчиво «советуют» ехать голосовать в другой район столицы, где будет баллотироваться кандидат от власти. Кроме того, все мы знаем о ситуации в Ирпене, где родителей студентов вынуждали приехать в этот город и проголосовать за кандидата от Партии регионов и т. п. Не является тайной и давление и запугивание активистов от оппозиционных партий, доверенных лиц и самих кандидатов в депутаты (отдельные из них уже даже сняли свои кандидатуры).

Народ разочарован и частично растерян. Складывается впечатление, что ситуация в стране целенаправленно (сознательно) доводится до абсурда. Люди оказываются перед дилеммой: быть «лояльными» к власти (хотя бы и мнимо), или же потерять работу или собственное дело (бизнес). А учитывая небольшие заработки граждан, отсутствие в стране честной и независимой судебной системы и, в то же время, наличие системной коррупции, они оказываются в безвыходном положении. И все это происходит на фоне разговоров о демократии, улучшении жизни, экономической стабильности. Власть живет совсем в ином мире, абсолютно не понимая, что происходит в государстве. Есть и другая сторона «монеты»: они все прекрасно понимают, но стремятся довести ситуацию до большей крайности, очевидно, рассчитывая на обнищание населения, когда людей просто превратят в бездумных исполнителей, «крепостных», либо же дерзостью из народа спровоцировать его на массовые, однако стихийные выступления и протесты, которые под личиной наведения правопорядка (либо борьбы с терроризмом) будут подавлены.

— Как бы вы охарактеризовали реакцию граждан? Они готовы защищать свои права?

— Общая тенденция выглядит так, что рядовые граждане в своем большинстве выбрали тактику латентной борьбы. Это молчаливое согласие, но накопление протестного настроения. Даже в Восточной Украине. Люди не купились на «кость», которую Партия регионов пыталась бросить в виде языка (закон Кивалова-Колесниченко). Жители восточного региона подчеркивают: никаких притеснений русского языка там нет. Их интересуют цифры в платежках за коммунальные услуги, а не то, на каком языке они написаны. Власть не сможет постоянно поддерживать искусственную стабильность. В конечном итоге нас будут ожидать определенные экономические «улучшения», например, с курсом гривны, растущими ценами и последующим ухудшением экономического положения. Когда «пассивное сопротивление» граждан превратится в активное, когда случится взрыв, сейчас предусмотреть сложно. В конечном итоге, при условии сохранения и развития существующих тенденций в стране, продолжения властной политики Партии регионов и ее сателлитов, назревание революционной ситуации является неизбежным. Вообще сегодня в Украине сложилось единство сразу нескольких кризисов: кризиса государственной модели, мнимой демократии, социально-экономического развития и, в конечном итоге, кризиса морали у представителей власти (и не только на ее высших ступенях, но и в провинции). Страна утопает в коррупции, своеволии и роскоши власти на фоне сплошного обнищания народа, «стабильности» малого и среднего предпринимательства и свертывания демократических свобод.

«ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛИ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ОППОЗИЦИОНЕРЫ ЯВЛЯЮТСЯ ДЕМОКРАТАМИ ИЛИ ТОЛЬКО ДРУГИМ ЛАГЕРЕМ, КОТОРЫЙ ПЫТАЕТСЯ ЗАНЯТЬ МЕСТО ВО ВЛАСТИ?»

— Конечно, Украина — не Россия и не Беларусь, но сегодняшняя ситуация в этих странах свидетельствует о том, что там народ так и не взорвался.

— Для нынешней украинской власти проблема заключается в том, что у нас ситуация не такая, как в России или Беларуси. Чтобы там ни говорили о помаранчевой революции, в Украине есть опыт, когда люди объединились и сильно всколыхнули систему, так, к сожалению, и не изменив ее. Однако в то же время народ увидел, что его силу нельзя остановить... Страха не будет, сознательно или подсознательно народ уже имеет практику борьбы, почувствовал, что только он на сегодняшний день является единственным гарантом Конституции. В конечном итоге, власть сама заставит людей проявить сопротивление, поскольку у них уже не остается другого законного способа защитить собственные права (как общечеловеческие, так и конституционные).

— Тем не менее мы имеем данные разных социологических кампаний, согласно которым Партия регионов на первом месте.

— Социологические результаты в то же время показывают, что существует большой процент людей, не определившихся со своим выбором (по разным оценкам — от 20 до 30% избирателей). Кроме того, в социологии есть такое понятие, как «скрытость» мысли, то есть до выборов люди не всегда говорят то, о чем на самом деле думают. Не стоит забывать и о том, что при нынешних условиях огромное количество избирателей просто отказывается принимать участие в опросах (речь идет о так называемой спирали молчания, которая хорошо известна в социологии).

Но определенная растерянность и пассивность избирателей обусловлены еще одним аспектом. Не всегда адекватными и понятными являются действия определенных оппозиционных сил. Это вводит в заблуждение ту часть населения, которая благосклонно относится к оппозиции, но вместе с тем еще колеблется. Имеется в виду возможность повторения ситуации с потенциальными «тушками», включенных в списки, или кандидатов-мажоритарников от оппозиции (к сожалению, это касается и ВО «Батьківщина», и «УДАРа»). Мягко говоря, это вызывает вопрос — как они там очутились и почему?

Странным также выглядит то, что одна из оппозиционных коалиций заявляет, что она является единственной и безальтернативной оппозицией, а все остальные, по логике, которую пытаются навязать избирателям, якобы подыгрывают власти. Выходит, что эта коалиция элементарно стремится узурпировать место оппозиции точно так же, как провластная партия хочет узурпировать власть. Поэтому возникает вопрос, действительно ли эти оппозиционеры являются демократами, или только другим лагерем, пытающимся занять место во власти; на каких моральных или же других основаниях остальные оппозиционные партии (пусть не такие многочисленные или зажиточные) не имеют права предложить себя избирателю (апелляция к «карликовости» является ничем иным как кощунством, ведь еще совсем недавно и «Фронт Змін» и та же «Свобода» сами были небольшими партиями, которых однако никто не упрекал за их участие в избирательном процессе).

Кроме того, очевидным является и тот факт, что оппозиция надеется — на фоне проблем в социально-экономической сфере и попыток Партии регионов «закрутить гайки», она победит. Но это ошибка. Принцип Сталина — главное не то, как голосуют, а кто и как подсчитывает — до сих пор работает в Украине. Кроме того, пассивность Объединенной оппозиции как в Верховной Раде, так и в общей борьбе за ОИК и УИК вызывает определенные вопросы. Даже с точки зрения официальных действий. Потому что прежде чем призывать народ к сопротивлению, нужно использовать все этапы легальной борьбы. Понятно, что это невозможно воплотить при существующей избирательной и судебной системах, но в конечном итоге можно и нужно действовать.

— Ситуация как раз и заключается в том, что действия власти были прогнозируемыми. А вот оппозиция, в чем здесь проблема?

— Шаги власти были понятны и предсказуемы даже до тех пор, когда Партия регионов получила своего президента. У них тенденция прямолинейная, она не очень отличается интеллектом, но характеризуется напором и примитивной силой. И здесь, действительно, есть вопрос к оппозиции. Да, она отличается от Партии регионов и ее сателлитов, но, как ни странно, Объединенную оппозицию в настоящее время представляет много людей, которые еще вчера были при власти (в том числе и ее лидеры) и которые, собственно, являются создателями или же продуктом этой системы. Даже тот нюанс, что «полевые командиры» Майдана (Доний, Стецькив и другие) не только не попали в списки Объединенной оппозиции, но и испытывают откровенное клеймение и клевету с ее стороны, уже свидетельствует о проблемах. Зато присутствие бизнеса в политической обойме «официальной» оппозиции еще раз указывает на повторение старых ошибок и наводит на неутешительные мысли относительно будущего качества нашего новоизбранного законодательного (или опять же кнопкодавческого) органа.

«УКРАИНСКИЙ ПАРЛАМЕНТ ПОСТЕПЕННО ПРЕВРАТИЛСЯ ИЗ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО ОРГАНА В ОБСЛУЖИВАЮЩИЙ ПЕРСОНАЛ»

— Учитывая все это, каков ваш прогноз относительно состава будущего парламента?

— Конечно, в парламент попадут две политические силы, которые мы фактически уже обсудили — Партия регионов и ВО «Батьківщина». Также пройдет «УДАР» Виталия Кличко. «Свобода»» близка к попаданию в Верховную Раду, но ее общий результат будет зависеть от нюансов избирательной политики партии на финишной прямой. Вместе с тем окончательное лицо парламента будет зависеть и от других аспектов, которые всегда присутствовали в отечественной большой политике, — продажность и ложь. Определенные вопросы вызывают не только отдельные личности в оппозиционных списках, но и способ выдвижения и персонификация мажоритарников от оппозиции. И дело не в том, сколько процентов «нарисуют» представителям псевдооппозиции (имею в виду КПУ и «Украину — вперед!»), а в том, насколько стойкими окажутся депутаты, выдвигавшиеся в кандидаты от непровластных партий, насколько стойким будет у них иммунитет на реальную возможность улучшить жизнь своего бизнеса, на искушения перед высокими должностями или неоднократного принятия «материальной» помощи, перед прямым или скрытым давлением и тому подобное. Поэтому зная наши сегодняшние реалии и ситуацию в мажоритарных округах, большинство в парламенте все же с большой вероятностью снова наберет (или в конечном варианте получит уже в ВР) провластная партия и ее сателлиты. Часть депутатов, которые пройдут от оппозиции или как самовыдвиженцы, к сожалению, как и раньше, явно или скрыто будут сотрудничать с властью.

— Эксперты отмечают, что с каждым последующим созывом, украинский парламент становится менее качественным. В чем, на ваш взгляд, причина?

— Действительно, украинский парламент постепенно превратился из законодательного органа, который должен представлять интересы людей и украинского государства, в обслуживающий персонал президента и его окружения. Одна из причин — это коммерциализация Верховной Рады. Там представляются интересы не людей, а капитала, что, собственно, не было бы чем-то чрезвычайным (ведь в каждом законодательном органе всегда есть какая-то часть депутатов, которые лоббируют интересы определенных финансово-экономических кругов), если бы украинская парламентская действительность не была настолько обезображена коррупцией и гипертрофирована политико-бизнесовыми кланами. А это уже качественно другой уровень парламентаризма (собственно, псевдопарламентаризм), который, в сочетании с управляемостью судебной системы, притеснениями свободной прессы, гражданских свобод и тому подобное, в XXI веке однозначно свидетельствует о деградации государственного организма.

Проблема также заключается в том, что избиратели не имеют механизма отозвания депутатов. Система гарантирует тому, кто получил депутатский мандат, фактическую (и практическую) страховку от «неожиданностей» и проблем на пять лет, и к тому же иметь возможность быть переизбранным каждый раз на много таких пять лет. Подобная ситуация сложилась, конечно, не сегодня, но вина за то, что она сложилась и не меняется, в равной мере лежит как на Партии регионов, так и на оппозиции, поскольку все эти годы их представители в той или иной ипостаси были у власти. Кроме того, в предыдущие годы, находясь у власти, нынешняя оппозиция не заложила тех основополагающих принципов, которые бы оградили их самих от преследования. Сегодняшние оппозиционеры, находясь у власти, действовали так же, как современные власть предержащие, правда, с меньшим «нахрапом».

Еще одной проблемой нашего парламента является отсутствие механизма люстрации. Также было бы желательно ограничить количественную возможность избираться депутатом (всех уровней). Мы имеем ситуацию, когда меняются партии, их названия, но во ВР мы видим одних и тех же людей. Поэтому как оппозиция, так и власть — «бывшие и неизменные». Таким образом, Украина за 21 год своей независимости не пережила изменения и обновления политических элит, хотя, в целом, говорить о «политической элите» в нашей стране можно лишь относительно, это, скорее, — политическая верхушка.

«ЛЮДЯМ СТОИТ ОБЪЕДИНЯТЬСЯ И НЕ БОЯТЬСЯ ВЫХОДИТЬ НА ПРОТЕСТЫ, ОКАЗЫВАТЬ ПОСТОЯННОЕ ДАВЛЕНИЕ НА ВЛАСТЬ»

— В чем, по вашему мнению, разница между этой избирательной кампанией и теми, что проходили во времена президентства Кучмы и Ющенко?

— Нынешняя кампания отличается большей наглостью власти. Во времена Кучмы власть давила на избирателей и оппозицию, но пыталась при этом сохранить лицо, хотя бы видимость избирательного процесса, а также мнимую украинскость в плане построения государства. Сегодняшняя же власть оказывает давление неприкрыто и демонстративно, намекая, что она способна сделать еще больше. Кроме того, нынешняя власть открыто позиционирует себя как сила антиукраинская.

— Но система, в условиях которой они действуют, была создана не сегодня. Когда зародились эти антиправила?

— Наглядные признаки появились еще в начале 90-х годов, когда формировался наш политикум. Отсутствие люстрации — это одна из самых больших и определяющих ошибок тех, кто закладывал фундамент новой Украины (и лично Кравчука, и тогдашних национал-демократов). Отечественная политическая верхушка в 90-е формировалась в своих основах из четырех составляющих. Первая из них — бывшие партийные бонзы и комсомольские лидеры высшего уровня, получившие во время господствовавшего беспорядка и хаоса в СССР конца восьмидесятых годов, а затем, и в Украине, возможность использовать тогдашний властно- административный ресурс, что позволило им сформироваться как политикам и создать собственные партии.

Вторые — так называемые красные директора, которые быстро осознали возможности, предоставляющиеся новой системой, в том числе собственного обогащения. Третьи — представители криминальных группировок, самые сильные и самые умные из которых осознали, что эффективнее всего получать и гарантировать контроль над определенной территорией, хозяйством, бизнесом, — идя в политику, то есть путем создания партий и депутатской деятельности. И, наконец, четвертая составляющая — тогдашние оппозиционеры, так называемые национал-демократы. Часть из них, попав в парламент, прекратила борьбу, мол, независимость обретена. Вместо того чтобы бороться за качество украинского государства, они удовлетворились своим теплым местом в парламенте или во властных структурах и согласились с теми правилами игры, которые привнес в нашу политическую действительность сплав из трех вышеуказанных составляющих. Именно тогда и был заложен главные основы для этой системы.

Дальше же шла лишь, так сказать, ее частичная корреляция, шлифовка и стагнация ради собственной стабильности, обогащения и возможности быть переизбранными на следующие годы. Действующая власть не исключение. Она усовершенствовала и теперь пытается усилить и закрепить исключительно за собой созданную ранее систему, и постепенно количество кланов у власти сузилось до минимума. Но у этой системы есть и недостаток: маховик может затянуть в свои сети и перемолоть тех, кто в нем вертится (некоторых, кстати, он уже и поглотил). Прекрасно известно также и то, что в настоящий момент, вопреки демонстративному единству Партии регионов, в ней происходит противостояние нескольких еще и внутренних сил. Этот скрытый конфликт рано или поздно также играет свою роль.

— Как оппозиционные, так и провластные партии задают низкую планку политического качества, людям фактически не на кого ориентироваться. В такой ситуации где искать силы гражданам?

— Когда мы видим в официальных телетрансляциях, как президент говорит такие вещи, как, скажем, «оторву голову», «поотрываю руки» — это наглядная демонстрация того, каким является общий уровень культуры, в том числе и политической, нынешней власти, каким будет стиль управления государством. Выход один — создавать общественные объединения, независимые профсоюзы, строить гражданское общество и искать лидеров, которые не запятнали свою репутацию (и не только пребыванием у власти или продажностью, но и популизмом). Можно ориентироваться на те силы, которые существовали давно и с определенной идеологией и социально-экономической программой. Как вариант, следует добиваться юридического закрепления определенной законодательной инициативы за общественными организациями и введения механизма гражданского контроля. У нас есть общественные и политические деятели, которые сохранили свою честь и в которых нуждается нация. Людям следует объединяться и не бояться выходить на протесты, оказывать постоянное давление на власть, в конце концов — быть готовыми к революции, если власть, какой бы партии она ни была, будет продолжать не замечать украинский народ, а свои частные интересы удовлетворять за счет граждан и государства.

Иван КАПСАМУН, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments