Лишь бороться — значит жить!
Иван Франко, украинский писатель, поэт, публицист, общественный деятель

Модерный революционер

Роман Ильницкий — интеллектуал и журналист, который жил и дышал Украиной
17 июля, 2015 - 14:12
В КРУГУ ДРУЗЕЙ И РОДНЫХ. НА ФОТО: ИЛЬНИЦКАЯ УЛЬЯНА (ДОЧЬ), РОМАН ИЛЬНИЦКИЙ С ВНУЧКОЙ НИНОЙ, ВАЛЕНТИНА ПАХОЛЮК, ДАРЬЯ (ОДА) ЛЕБЕДЬ / РЕДКОЕ ФОТО ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА РОМАНА ИЛЬНИЦКОГО

Характеризуя Романа Ильницкого, известный украинский политолог и законодатель из США проф. Анатоль Каминский говорил, что тот «отличался принципиальностью, прямолинейностью, обязательностью и толерантностью. И не только толерантностью, а, собственно, — основополагающим требованием придерживаться правил честной игры и надлежащей политической этики и политической культуры вообще. Ему был чужд или все-таки противен всякий макиавеллизм, манипуляционные хитромудрствования, мелкие розыгрыши, низкопробная полемика, личные дрязги, двусмысленные маневрирования и т.п. Он был настоящим демократом, отсюда его постоянные консолидационные попытки на националистическом, межпартийном и общественном отрезках. К этим вопросам он подходил не только с искренним убеждением и разумом, но и с сердцем...». Он остался в памяти своих современников своеобразным революционером-джентльменом, согласно меткому высказыванию того же проф. А. Каминского — «тактичным, товарищеским, взвешенным в своих высказываниях, спокойным, элегантным, с улыбкой на устах и жизнерадостностью... Одним словом: модерный революционер — одержимый боевик и высокого класса интеллектуал — «с белым воротничком и хорошо завязанным галстуком...».

В еженедельнике «Час», который издавался в послевоенные годы в западногерманском Фюрте, его издатель Роман Ильницкий 27 апреля 1947 года, в частности, писал: «...Джентльменство понимаем не как внешнюю блестящую форму, которая покрывает духовно-моральную неполноценность человека, а как совокупность внутренних примет, которые естественным и очевидным образом находят свое проявление в поправимых и культурных формах поведения. Говоря о джентльмене, думаем о взвешенном человеке, о таком, который является хозяином своих чувств, который, даже провоцируемый, не дастся спровоцировать, даже раздразненный, не подвергнется истерике. Думаем о человеке решительном, о таком, который в преследовании благородной цели консеквентен, упрям и неумолим, но при этом культурен. Думаем о человеке учтивом и внимательном, а при этом верном своим идеалам и принципам и готовом бороться за них всеми средствами, кроме тех, которые противоречат принципам чести и достоинства...». Кажется, что настоящее джентльменство было кредо всей его жизни. Одним из образцов верности своим идеалам, демократическим принципам и убеждениям при соблюдении джентльменских — плюралистических, культурных и порядочных — методов в политической дискуссии является книга авторства Романа Ильницкого «Організація Українських Націоналістів в Україні — Організація Українських Націоналістів закордоном і ЗЧ ОУН. Причинок до історії націоналістичного руху», которую он написал в 1962 году под псевдонимом  «Роман Кричевский» как раз в период очередной активизации раздора в националистической среде украинцев в эмиграции, так сказать, «точки кипения» в полемической плоскости между политическими конкурентами.

ИЗ-ПОД СТЯГА СТЕПАНА БАНДЕРЫ

Уроженец тернопольской Борщивщины Роман Ильницкий был одним из выдающихся творцов новых подходов и развязок в плоскости идеологии ОУН по окончании Второй мировой войны, проявил себя выдающимся редактором, журналистом и публицистом. Его статьи печатались во многих украинских эмиграционных журналах. О себе же он писал сравнительно много, если учитывать циклостилевые, до сих пор ненапечатанные его воспоминания и короткие информации о своей молодецкой гимназической жизни в Тернополе в историко-мемуарном Сборнике «Шляхами Золотого Поділля. Тернопільщина і Скалатщина» (1983, Филадельфия).

В ранней молодости Роман получил неплохое на то время образование — учился в гимназиях Черткова, Тернополя, Рогатина, в Малой духовной семинарии во Львове. С первым приходом большевиков в 1939 году на западноукраинские земли двадцатичетырехлетний львовский учитель Ильницкий сразу понял, в какую государственную систему он, того не желая, попал, и осознал, что места для легальной оппозиции здесь нет и быть не может: «...Присматриваясь к этому всему, я уже тогда решил пойти на эмиграцию. Кроме эмиграции могла быть еще только одна возможность: я мог уйти в подполье. Но жить в этом массовом сумасшедшем доме, приспосабливаться к нему и толерировать его я не мог. Я не мог жить двойной жизнью, не мог каждый день и каждый час плевать себе в лицо. Тоска по миру и познанию его склонила мое решение в сторону эмиграции. Об этом я сообщил директору школы д-ру И. Витановичу и в тайне перед своими учениками покинул Львов в конце октября 1939 года»....

Поселившись на украинских землях к западу от Буга, где проживало немало украинцев, Роман Ильницкий включился в общественную жизнь, принимал участие в работе клеток Украинского комитета помощи, Куреней украинской молодежи. В частности в Люблине он исполнял обязанности общественного референта Украинского Центрального Комитета, который возглавлял тогда проф. Владимир Кубийович, на Холмщину и Подляшье, приобщился к открытию Украинской средней торговой школы в Бялой-Подляской, активно сотрудничал в системе украинских кооперативов в Холме. В итоге Роман стал одним из лучших знатоков и более поздних обстоятельных авторов очерков по истории Холмщины и Подляшья, которую знаменито привел в своих послевоенных воспоминаниях. Когда же в конце июня 1941 года Организация Украинских Националистов из-под стяга Степана Бандеры провозгласила в доме «Просвіти» на собрании украинцев Львова Акт восстановления Украинского Государства, Роман Ильницкий стал государственным секретарем только что созданного Украинского государственного правления. Однако уже 12 июля 1941 года он вместе с премьером УГП Ярославом Стецько был интернирован гестапо за отказ признать недействительным Акт восстановления Украинского Государства.

НАЧАЛО МОДЕРНОЙ УКРАИНСКОЙ ПЕРИОДИКИ ЗА ГРАНИЦЕЙ

Роман Ильницкий в первый период своей послевоенной жизни на чужбине больше сосредоточился на организационной, редакторской и собственно журналистской деятельности в среде украинской эмиграции. «Мерилом оценки украинского националиста в новой организационной системе должны быть его моральные и политические качества и дисциплинированность против организационной власти. Люди, которые морально отстают и для них идея освободительной борьбы больше фразы, чем глубокое переживание и внутренняя потребность для них жить и посвящаться, не найдут место в ЗЧ (реформированные Зарубежные Части ОУН. — А.П.). Надо очень следить, чтобы в новую систему не вошли люди, которые хотели бы видеть в ее демократизации шанс для слабых духом и второсортных характеров... Задача новой системы — искоренить из организационной практики протекционизм, подхалимаж и угодничество определенным лицам на то, чтобы остаться в аппарате. На это место внедряется принцип творческой конкуренции способностей и характеров...», — был убежден Роман Ильницкий.

С конца 1945 года начинается, с моей точки зрения, самый плодотворный в творческом и общественно-политическом плане отрезок в целом очень насыщенной и кипучей жизни этого знаменитого украинского деятеля. Как раз 2 октября 1945 года в баварском городе Фюрте выходит первое число редактируемого Романом Ильницким еженедельника «Час». Это было действительно первое периодическое и системное издание третьей волны украинской политической эмиграции, значительная часть которой находилась в лагерях для перемещенных лиц. Собственно, это было начало модерной украинской периодики на чужбине в послевоенные годы. В целом же, по подсчетам самого Р. Ильницкого, в течение 1945 года украинцы за рубежом издавали 42 названия газет и бюллетеней, многие из которых издавалось с помощью печатной машинки, в циклостиле и не периодично. На учредительном собрании 27 февраля 1947 года в украинском лагере Сомме-Казерне в Аугсбурге при участии 45 представителей от 22 украинских, польских эстонских, литовских, латышских и венгерских изданий был основан «Союз ДиПи прессы». Впоследствии в этот Союз вступили еще издатели российских, белорусских, румынских и венгерских периодических изданий. Всего газет и журналов, объединенных в Союзе, насчитывалось 63. Союз был признан американской армией и УНРРА и оказывал влияние на политику оккупационных властей относительно прессы перемещенных лиц. Первым президентом «Союза ДиПи-прессы» был избран Роман Ильницкий. Одновременно он продолжал быть издателем и редактировать фюртский «Час», тираж которого достигал 100 тыс. экземпляров, и входил в состав «Национально-демократического объединения украинских журналистов», созданный 28 августа 1946 года под эгидой ЗП УГВР и ЗЧ ОУН. В 1948 году Союз ДиПи-прессы вошел в Федерацию свободных журналистов порабощенных народов с центром в Лондоне, в состав украинской делегации на учредительном собрании Федерации входил и Роман Ильницкий. «Я, например, как издатель «Часа», начал газету, не спрашивая разрешения ни у кого, и после двух недель обратился к военному правительству, прося согласия на мое издание, и получил его без каких-либо формальностей... «Час» никто не цензуровал. А вообще газеты и журналы в лагерях были более контролированы, чем вне их. В их работу чаще вмешивались лагерные советы, управы, а то и коменданты... Я, будучи тогда председателем международного «Союза ДиПи-прессы» (признанного армией и УНРРА) на всю американскую зону Германии, не знаю ни одного такого случая, чтобы американская власть цензуровала какую-либо газету или журнал... «Час» уже после шести месяцев своего существования был экономически стабильным предприятием. Стоил один экземпляр 50 пфеннингов. При десятитысячном тираже это давало пять тысяч марок в неделю, а 20 тыс. ежемесячно. Это была сумма, которая уже создавала перспективы самодостаточности...», — писал Роман Ильницкий в своих воспоминаниях о лагерной прессе в журнале «Сучасність» в 1982 году.

Надо отметить, что еженедельник «Час» выходил около четырех лет, до 1949 года. Благодаря Р. Ильницкому в июле 1947 года вышло первое число еженедельника для украинцев на немецком языке «На чужбине» (Im Ausland), а в 1950 году Роман Ильницкий стал инициатором и основателем «Союза свободной прессы Восточной и Центральной Европы, балканских и балтийских государств», причем этот «Союз...» был построен наподобие немецких общественных организаций и установил тесные связи с Союзом немецкой лицензированной прессы.

О РАВЕНСТВЕ НАЦИЙ И СОВЕТСКОМ БЛОКЕ

Наряду с выполнением обязанностей издателя, журналиста и главы общественных организаций прессы в экзиле Роман Ильницкий погружается в общественную жизнь украинцев в эмиграции. Он занимает ответственное положение главного секретаря Центрального представительства украинцев в Европе (ЦПУЕ). По его инициативе проработан, в частности, план общественного влияния на прессу при помощи соответствующих органов ЦПУЕ, чтобы тон и характер статей в украинской прессе при всем их разнообразии не дискредитировал перед внешними факторами украинское дело и не давал лишние аргументы ее врагам. После длительных переговоров удалось, например, созвать конференцию издателей, редакторов и лицензиатов украинских журналов во Франкфурте 17 марта 1947 года, имевшую бесспорный успех.

Политическое направление и тон украинским газетам на чужбине в первое время второй половины 1940 годов задавали фактически пять опытных публицистов: Иван Багряный («Українські вісті», Новый Ульм), Роман Ильницкий («Час», Фюрт), Павел Котович («Наше слово», Аугсбург), Геннадий Которович («Неділя», Ашаффенбург), Зенон Пеленский («Українська трибуна», Мюнхен) и Владимир Стахив («Сучасна Україна», Мюнхен). После начала массового переселения украинцев в Америку, Канаду и Австралию было предложено объединить всех украинских издателей, редакторов, авторов, печатников, книгораспространителей под эгидой своеобразного «Книгоцентра», который 30 сентября 1948 года на своем собрании объединил около 40 фирм, учреждений и лиц. Председателем управы «Книгоцентра» был избран Виктор Доманицкий, а наблюдательный совет этой институции возглавил Роман Ильницкий. Но обстоятельства были сильнее, чем только что созданный «Книгоцентр», потому что в конце 1949 года прекратили свою работу около 300 украинских эмиграционных печатных изданий и опять встал неотложный вопрос: как удерживать связи с украинцами по всему миру, разъезжавшимися в поисками лучшей доли. «Нет силы, нет потребности и даже совести сдерживать людей от выезда из Германии... Здесь, в этой стране, не удастся нам ни заработать на приличную жизнь, ни воспитать детей, ни заложить твердые фундаменты под общественно-политическую жизнь... Нам надо считаться с тем, что наши люди будут распылены малыми группами по всему земному шару... Первой посылкой, которую получит из Германии новый эмигрант, должна быть украинская газета», — писал 19 сентября 1948 года в еженедельнике «Час» Роман Ильницкий.

Впоследствии был сделан первый шаг к созданию центрального органа всей украинской  эмиграции. Еженедельники, выходившие в Фюрте и Париже, в сентябре 1949 годы были объединены в одну газету п.н. «Українець-Час», и Роман Ильницкий выехал в Париж, чтобы там работать над перестройкой редакционных и хозяйственных планов для первого печатного органа, который по содержанию, названию, распространению и амбициям должен был бы стать всеукраинским журналом во всех странах поселения украинской эмиграции. Но до конца этот грандиозный план выполнить, к сожалению, не удалось. В 1958 году появляется в печати двухтомник Романа Ильницкого на немецком языке «Украина и Германия в гг. 1934—1945», изданный Osteuropa Институтом в Мюнхене, который принадлежит к выдающимся и фундаментальным историографическим трудам об украинско-немецких отношениях исследуемого его автором периода. Немного раньше увидела свет его же англоязычная работа «Международная ассоциация экзильной прессы» как детальный итог деятельности Р. Ильницкого на руководящих положениях печатных структур восточно-европейских эмиграций. «Вообще, его писания основывались на солидном и глубоком изучении предметной проблематики, аналитическом разборе событий и вопросов, стремительном систематическом укладе, всесторонней аргументации и объективной постановке всех точек над «і»...», — писал известный политолог Анатоль Каминский. Последний отмечал у Романа Ильницкого легкий, колоритный стиль и спокойный тон. Как публицист и журналист «он умел передавать и формулировать самые сложные вещи просто и понятно каждому, без высокопарной бомбастики, как и без академического формализма или механической рационализации». Кажется, что никто еще не рассматривал работу Романа Ильницкого в плоскости конструирования им определенных геополитических схем и позиций и детального анализа им тенденций развития современного мира. Интересными, с моей точки зрения, являются его рассуждения, например, относительно будущего уклада мира и перспектив национализма. Ильницкий писал, что «наши дни имеют достаточно доказательств того, что время империалистического национализма для белого человека западной цивилизации закончилось, а на смену ему приходит время сверхгосударственного культурного и хозяйственного сотрудничества. Все ближайшие поколения могут жить в мире, в котором место многих государств займут два или три добровольно объединенных хозяйственных блока, и они будут овладевать политической сценой мира. Такие комплексы могут появиться только тогда, когда они будут вырастать на базе равенства всех наций, которые присоединятся к тому или иному блоку. Пока еще только Западная Европа и Северная Америка созрели для такого равнорядного сотрудничества. Появления других больших блоков придется еще ждать. Правда, они могут существовать на базе принуждения, напр., советский блок, но их продолжительность весьма сомнительна...» (подчеркнуто мной. — А.П.). Наряду с прогнозом в конце 1960-х (!) годов распада т.н. советского блока — Варшавского договора и СЭВ — Роман Ильницкий четко обозначил модифицированный путь политической борьбы за освобождение украинского народа — «массовые походы, демонстрации, пассивное сопротивление. Кажется, эти методы в нынешней международной ситуации оправдывают себя эффективнее, чем бомбы и револьверы. Их эссенциальной частью является требование законности в государстве, домогательство применить на практике выданные законы, сделать их действенными, требование, чтобы теория стала практикой, чтобы конституция не была мертвой буквой и чтобы преданные кличи о свободе человека и народов наконец начали претворяться в жизнь...».

В СХЕМЕ ЦЕННОСТЕЙ — СЕМЬЯ РЯДОМ С УКРАИНОЙ

...Умер Роман Ильницкий после продолжительной болезни 2 февраля 2000 года. У него была очень хорошая семья. Жена Нина была активисткой украинской общественной жизни на чужбине, долгое время работала в знаменитой нью-йоркской фирме-корпорации «Пролог» и в издательстве и журнале «Сучасність». Она — большая патриотка Украины, которая уважительно относится к нашей истории, культуре и языку. Ильницкие воспитали в таком же духе и своих двух детей — дочь Ульяну и сына Олега, который впоследствии стал известным украинским литературоведом и профессором славистики. Жена профессора Олега Нина из дома Пылыпьюк является выдающимся украинским языковедом.

Роман Ильницкий, которому 18 июня 2015 года исполнилось бы 100 лет, остался в памяти его современников честным и прямолинейным человеком, с выработанным и отредактированным самой жизнью характером: принципиальным и толерантным, обязательным и немного скептическим. Он принадлежал к представителям того поколения украинской публицистики, обозначенной именами Мирослава Прокопа, Дарии Ребет, Мирослава Стыранки, Романа Рахманного, Ивана Майстренко, Богдана Тадея Галайчука, Василия Маркуся, Анатоля Каминского, Льва Ребета, Ярослава Гайваса, Владимира Мартинца, Зенона Пеленского, Владимира Стахива, Богдана Кордюка, Евгения Врецены, Мирослава Болюха и многих других, которые заявили о себе как о мастерах журналистского цеха во время или по окончании Второй мировой войны в эмиграции. Несмотря на разные политические взгляды некоторых из них, судьбы у многих этих людей были похожими. Из этой выдающейся плеяды виртуозов публицистического пера Роман Ильницкий выделяется прежде всего высокой степенью полемичности и наклонностью к выявлению и выработке концептуальных и программных направлений развития общественно-политической жизни и украинского освободительного движения.  Труды Р. Ильницкого, которые были изданы с моим предисловием п.н. «Думки про українську визвольну політику» в 2007 году, свидетельствуют в первую очередь об оригинальности его методологических подходов к изучению и обобщению достаточно сложных тем общественного развития (и не только украинского общества на материке или на чужбине) и об обстоятельности исследования достаточно контроверсионных аспектов нашего освободительного движения и наработки концептуальных положений. Судя по воспоминаниям Романа Ильницкого, ему было о чем сказать украинскому читателю, но нет в этих воспоминаниях одного — спекулятивной драматизации событий и фаворизации тех или иных лиц.

«...В схеме его ценностей рядом с семьей стояла Украина. Это была первая любовь отца, и она занимала его время, мысли, мечты; она была в центре его интеллектуального внимания и работы. Из-за него все мы, в большей или меньшей степени, тоже жили Украиной», — трогательно писал о своем отце Романе Ильницком его сын Олег.. Очень хотелось бы, чтобы сегодня, в эти июньские дни, когда Украина борется в московским агрессором на Востоке, украинские патриоты вспомнили о незаурядной фигуре выдающегося интеллектуала, публициста, журналиста и общественно-политического деятеля Романа Ильницкого, который жил Украиной и мечтал о ней как о равноправном государстве в кругу свободных европейских стран. 

Александр ПАНЧЕНКО, доктор права, приват-доцент Украинского свободного университета (Мюнхен)
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments