Судьба испытывает тех, кто вознамерился идти к великой цели, но сильных духом не поймает никто, они со сжатыми руками упорно и смело идут к намеченной цели.
Екатерина Билокур, украинская художница, мастер народной декоративной живописи

Александрийская Афина

6 марта, 2007 - 19:47
ГИПАТИЯ АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ

Во все времена и у всех народов рождались женщины, которые успешно и с охотой занимались наукой. Случалось и так, что в этих занятиях значительной помехой была их красота. Например, преподаватель философии Болонского университета Новелла Д’Андрэа (ХV ст.) была так прекрасна, что ей приходилось читать лекции в вуали — чтобы не смущать и не отвлекать студентов. Немало талантливых и ученых женщин были безвинно наказаны за их пристрастие к науке и даже поплатились за это жизнью.

Сегодня мы вспомним гречанку Гипатию Александрийскую (370—415), жившую в знаменитом тогда городе Александрии и с детских лет приверженную к наукам. Жила она «во времена больших перемен» — античный греко-римский мир рушился, а его место занимал мир христианский, тогда очень мало почитавший блестящую культуру «язычников» — рушились храмы и статуи, сжигались бесценные книги. На развалинах античных шедевров ветер играл обрывками рукописей. Должны были пройти столетия, прежде чем культура христианская оценила культуру античную. Вернее то, что от нее осталось.

Город Александрия, где родилась и жила Гипатия, издавна отличался высокой культурой, старинными, восходящими к Евклиду, научными традициями, а также знаменитой во всей ойкумене библиотекой. Там формировалась (после упадка Афинской школы) международная среда интеллектуалов со всех сторон света — философов, математиков, риторов, теологов. Женщин среди них почти никогда не было. Гипатия — случай исключительный.

Гипатия была дочерью Теона Александрийского, известного астронома и механика, от которого она получила первые знания в геометрии и астрономии. Жили они с отцом в Александрийском «Мусейоне» («Храм и святилище муз») — одном из культурных центров античного мира. Рядом находилась богатая Александрийская библиотека, основанная и собранная наследниками Александра Македонского; здесь когда-то работали Евклид, Аполлоний Пергамский, Клавдий Птолемей.

Гипатия очень рано проявила интерес к наукам, к книгам, к астрономическим наблюдениям и инструментам. С увлечением занималась геометрией, наблюдала в звездные ночи небо. Девочка отличалась удивительной сообразительностью и способностью к точным наукам — она сама мастерила несложные инструменты для астрономических наблюдений. Гипатия не только изучала труды известного астронома и математика Клавдия Птолемея — многолетние наблюдения позволили ей внести в его труд ряд поправок и составить более точные астрономические таблицы. Предполагают также, что Гепатия принимала участие в создании одного из инструментов астролябии. Но свою основную задачу она видела в раскрытии «тайны бытия».

И вскоре дочь превзошла отца в астрономии — слава Гипатии затмила славу Теона, ибо, как считали современники, она была по природе «талантливее и утонченнее отца». Гипатия поражала современников и своей разносторонностью: занимаясь математикой и философией, она с не меньшим блеском рассказывала ученикам о Гомере, о греческих скульпторах, о драматургах и трагиках. Широта интересов, удивительная работоспособность, острота ума, глубокое понимание Платона и Аристотеля снискали Гипатии уважение мудрецов Мусейона. Молва о ее необыкновенных познаниях распространялась и в другие края — она стала гордостью Александрии.

Талант и знания Гипатии привлекали к ней множество людей, считавших ее своим учителем. Некоторые из ее учеников прибывали с весьма отдаленных стран. В круг ее учеников входили также христианские духовные лица. Так, один из любимых учеников Гипатии — Синезий, епископ Птолемаиды, не решался выпустить в свет свой богословский (христианский) труд без одобрения Гипатии, хотя она не была христианкой. Философские лекции она читала всем желающим, независимо от веры или страны. Уже в 390 году (ей было тогда 20 лет) вокруг Гипатии образовалась постоянная философская «академия». Особенно любила она излагать и толковать сочинения Платона — «божественного», приучая своих слушателей относиться к философии как к «самой непоколебимой из всех непоколебимых вещей». Но обучала она также математике, что включало арифметику, геометрию, а также астрономию — «вершину знания». Не была забыта также музыка. А в общем, это было как бы предсмертным пышным благоухающим цветением уходящей античной эпохи.

Гипатия была не только выдающимся ученым и философом: ее современники засвидетельствовали, что «в споре она была быстра и изобретательна, а в любом деле — известна своим благоразумием и гражданской добродетелью». А также скромностью — все, пишущие о ней, отмечают, что она всегда — всю свою жизнь — носила, как того требует звание философа, поношенный плащ, и, вопреки обычаю, появлялась на улицах Александрии без сопровождения. Многие ученые видят в Гипатии символ погибающей эллинской культуры, последнее воплощение «духа Платона и тела Афродиты».

Посещение дома Гипатии вошло в Александрии в моду, стало эмблемой образованности и утонченности; вокруг нее собирался весь цвет ученой Александрии. Сам префект-христианин нередко бывал ее гостем. И это тогда, когда христианские императоры Гонорий и Феодосий II издали специальный закон, запрещающий занятия математикой и астрономией.

В те времена Александрией фактически правил знаменитый христианский деятель епископ Кирилл Александрийский (отметим, что в молодости он слушал лекции Гипатии). Долгое время, хотя Гипатия не приняла христианства и осталась верной старым богам, ее не трогали — ведь это была «слава города». Но однажды она позволила себе указать в публичной лекции, которая собрала очень много слушателей, на то, что Кирилл ложно толкует Платона. Узнав об этом, епископ якобы сказал евангельскими словами: «Смоковницу, не приносящую доброго плода, срубают и бросают в огонь».

Возмездие не заставило себя ждать. Фанатики-христиане — простые необразованные люди, вооруженные камнями, палками, острыми раковинами, подстерегли Гипатию на улице (она возвращалась на носилках домой), затащили в церковь и там убили (415). Ее останки были сожжены на площади — то была «победа» святителя Кирилла. (Это очень известная и почитаемая личность в истории христианства. Позже он стал патриархом Александрийской церкви, играл ведущую роль на III Вселенском Соборе, а после смерти был канонизирован как святой.)

После трагической гибели Гипатии все написанное ею было уничтожено. В том числе комментарии книг философов Диофанта и Аполония Пергамского, которыми она прославилась. Из всех ее работ до нашего времени дошли только два афоризма Гипатии: «Сохраняй свое право на размышление — мыслить неправильно лучше, чем не думать совсем» и «Учить людей верить в суеверия — самое чудовищное и преступное дело».

В новые времена ученые-христиане назвали именем Гипатии кратер на Луне.

Клара ГУДЗИК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ