Если свобода вообще что-то значит, то это право говорить другим то, чего они не хотят слышать
Джордж Оруэлл, британский писатель и публицист

«Английский джентельмен» — Юрий Луцкий

22 декабря, 2001 - 00:00

В Торонто (Канада) в возрасте 82 лет умер Юрий Луцкий — профессор престижного Университета Торонто, ученый, переводчик украинских произведений на английский язык, публицист, писатель. (Отметим, что г-н Луцкий печатался также в газете «День» — со своими заокеанскими наблюдениями.)

Юрий Луцкий родился в 1919 г. в Янчине, у Перемышля, в Галичине. Его отец Остап Луцкий, украинский писатель-«молодомузовец» и член польского парламента, послал его на высшие курсы сначала в Германию, а потом в Англию, ибо Галичина в 1930-х годах была поглощена Речью Посполитой, где для молодых галичан-украинцев перспективы были мизерны.

В Англии он не только получил высшее образование, но и вступил в брак с англичанкой; там его застала Вторая мировая война. Луцкий стал солдатом их Величества Короля Георга VI и воевал с фашистами еще тогда, когда фашисты были друзьями и союзниками Советского Союза. После Второй мировой войны, как немало других военных ветеранов, Юрий Луцкий поселился в Канаде. Впоследствии защитил докторскую диссертацию в Колумбийском университете в Нью-Йорке и стал профессором на факультете славянских языков и литературы Университета Торонто.

Темой докторской диссертации Юрия Луцкого была советская литературная политика. Впоследствии он издал диссертацию ( «Literary Politics in the Soviet Ukraine, 1917—1934»). Через пару лет в одной из центральных газет УССР появилась сокрушительная критика этого труда. Только тогда, рассказывал с иронией Юрий Луцкий, о ней заговорила также пресса диаспоры: «Советы критикуют, значит, это хорошая вещь!»

Юрий Луцкий писал и печатал много. Библиография только его книжных произведений заполнит не одну страницу. Работал он преимущественно сам — без штаба помощников-методистов, которых он мог иметь как профессор. Близким сотрудником профессора была его жена Мойра (в частности, в переводах украинских произведений на английский язык) и малый круг его личных знакомых, которых он приглашал для осуществления отдельных проектов. Одним из примеров является издание «Дневника Аркадия Любченко.» Почти 50 лет этот дневник секретаря Всеукраинской академии пролетарской литературы (ВАПЛИТЕ) хранился в США вместе с его архивом. Целомудренные литературные лидеры диаспоры позволяли себе печатать только отдельные отрывки из этой сочной и весьма интересной интимной записной книжки. А Юрий Луцкий не только подготовил этот дневник к печати, но сам набрал весь текст на компьютере. В течение многих лет Юрий Луцкий изучал также наследие Николая Хвылевого и его окружения. В конце 1950-х годов он вместе с женой перевел рассказ Хвылевого на английский язык и нашел издателя в США («Stories from the Ukraine» — «Рассказы из Украины»). Издание пользовалось большим успехом, хотя в то время Украина еще не была «модной» на Западе. В отличие от России.

Несмотря на свое происхождение, Юрий Луцкий производил впечатление сдержанного, неэмоционального английского джентльмена с сухим, но истинным чувством юмора, особенно заметным в его рассказах в узком кругу друзей.

Юрий Луцкий был, как говорят англичане, «частным лицом,» делал свою научную работу, воспитывал новые поколения литературоведов, интересовался тем, что делалось в Украине (В частности, девять лет назад он издал свою «Переписку с Евгением Сверстюком» в те времена, когда Украина «не знала» Сверстюка), интересовался тем, что делалось в диаспоре. Но в диаспорской общине он не любил «светиться,» очень редко выступал на публичных мероприятиях, а лучше всего чувствовал себя в малом кругу знакомых людей. Но когда украинская община положила начало нескольким проектам, таким, как основание Канадского института украинских студий, создание кафедры истории Украины в Университете Торонто и издание серии украинских научных трудов, в частности, англоязычной Энциклопедии Украины, Юрий Луцкий употреблял все свое влияние, связи и знания для успешного осуществления этих проектов.

Последние два года он болел. В прошлом году даже не мог приехать в Киев, чтобы получить награду Антоновичей. Однако он до конца сохранял связь с Украиной, с украинскими друзьями — при помощи писем, телефонных разговоров, встреч в своем доме и до последнего времени интересовался тем что, делается в Украине, в украинской литературе.

Ростислав ХОМЯК
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ