Тоталитаризм обещает нам не столько эпоху веры, сколько эпоху шизофрении.
Джордж Оруэлл, английский писатель и публицист

Бег как способ самоусовершенствования

Спортсмен Олег Лебедев преодолевает пять тысяч километров за 50 дней
28 января, 2008 - 19:40
ПАМЯТНУЮ СТАТУЭТКУ ПОБЕДИТЕЛЯ ОЛЕГУ ЛЕБЕДЕВУ ВРУЧАЕТ ЕГО УЧИТЕЛЬ И ДУХОВНЫЙ НАСТАВНИК ШРИ ЧИНМОЙ / ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ОЛЕГА ЛЕБЕДЕВА

Этот марафонский пробег — самый длинный в мире, самый экстремальный. Очевидно, именно из-за этого он никогда не станет олимпийским видом спорта. Пять тысяч километров — кто такое выдержит? Но спортсмены выдерживают — те, кто сильнее не физически, а морально. Собственно, этим и подтверждается главная идея пробега с философским названием «3100 миль самопреодоления»: преодолеть не расстояние, а себя, победить не соперников, а разочарование в собственных силах. Пробег был основан в 1997 году индийским спортсменом, артистом, художником и философом Шри Чинмоем. Его называют эксклюзивно-элитным, потому что за 11 лет в пробеге финишировали только 24 участника со всего мира. С 2004 года в этих ежегодных соревнованиях, традиционно проходящих на окраине Нью-Йорка, принимает участие украинский спортсмен, 38-летний киевлянин Олег ЛЕБЕДЕВ — единственный представитель ближнего зарубежья, преодолевающий дистанцию. В прошлом году пять тысяч километров он преодолел за 50 дней, стерши при этом 16 пар кроссовок. Как можно бежать почти два месяца, оставаясь физически и психически здоровым, спортсмен рассказал «Дню».

— Пан Олег, раскройте, пожалуйста, тайну, как человек может бежать два месяца?

— Этот пробег организовывает марафонская команда Шри Чинмоя, который долгое время жил в США (умер в прошлом году в октябре) и предложил преодолевать такую головокружительную дистанцию, потому что видел в человеке огромный потенциал. Он говорил: «В нашей внешней жизни мы имеем потребность в успехе, который приносит нам радость, но во внутренней жизни нам нужен прогресс, прогресс, прогресс...» Шри Чинмой организовал команду и центр здорового образа жизни, где мы проходили так называемую внутреннюю сторону подготовки, очень важную. Потому что при физических силах невозможно пробежать 3100 миль — физические силы заканчиваются на второй день. Мы исповедуем философию «делай по максимуму то, что можешь, а не побеждай других»... Меня лично привлек синтез духовности и спорта: как человек при помощи силы воли, концентрации, духовных практик, а не допингов может достигать огромных результатов, перенося энергию на физический план — в работу, спорт. Я увидел, что это работает: развивается интуиция, выдержка — качества, которые нужны и в забеге, и в жизни.

— Расскажите о самом процессе 50-дневного бега, кто его участники...

— Соревнования проходят среди жилых кварталов, а длина круга, по которому мы бегаем — 883 м. Ежедневно у нас норма — 111 кругов. Бег продолжается 18 часов каждые сутки, с полуночи до шести утра — отдых. В среднем пробегаем 100 километров в день. Как правило, в забеге принимают участие 10—15 человек, сходят — единицы. На трассе стоит несколько автобусов, где мы отдыхаем и спим — восстанавливаемся. Также здесь есть пункты питания. Поскольку я вегетарианец, ем каши, пюре, орехи, борщ — особого секрета в питании нет. Все делается на ходу: питание, общаются с прессой, дважды в день разрешена 15-минутная передышка. В прошлом году в забеге приняли участие 15 участников, среди них почтальон из Финляндии, столяр из Германии, повар из Чехии, поэт из Англии.

— Вы говорили, что с организмом происходят чудеса. Что за чудеса?

— Чудо — это то, что организм может выдержать такое расстояние. До первого старта я занимался спортом 23 года — лыжными гонками, марафонским бегом, и никогда не думал, что способен на такое. У человека есть большой потенциал, и мы сами его ограничиваем, потому что пребываем в плену сомнений. Многие спортсмены намного лучше меня бегают марафонские дистанции — классические 42 км, но очень немногие могут себе представить, что они становятся на старт 5 тыс. км. Мешает психологический барьер и неверие в собственные силы.

— Ноги болят?

— Болят, но мы их лечим бегом. Есть первые 10 дней в начале, когда ты втягиваешься в новый режим, новые нагрузки, прессинг времени... Потом привыкаешь, и организм сам восстанавливается во время отдыха. В прошлом году во время пробега у меня было воспаление мышцы бедра, я не мог бегать. В обычном режиме, если бы меня осмотрел спортивный врач где-то на сборах — все, покой, неделя лечения, никаких нагрузок, а здесь я ходил приблизительно по 70 километров ежедневно, чтобы спал отек, прикладывал лед и... «переходил»: на четвертый день я мог нормально бежать. Даже врачи, которые не первый год работают с нами, удивляются.

— Каким был ваш первый забег?

— В 2002 году я занял первое место на пробеге длиной 47 миль в Нью-Йорке, и после этого меня пригласили «3100 миль...». Я сразу согласился, потому что захотел бросить себе вызов. Я не боялся, не сомневался — просто делал то, что нужно.

— Что-то изменилось в вас благодаря самопреодолению во время первых «3100 миль...»?

— Я столкнулся с настоящей жизнью. Пробег для меня — не только соревнование, это — школа. На пробеге же невозможно быть неискренним: если ты говоришь, что не можешь бежать, потому что у тебя болят ноги, то ты просто лелеешь боль, не хочешь себя заставить. Очень важно спокойствие ума, что позволяет распределить силы, время. Кстати, лучшей школы по тайм-менеджменту я не встречал. Представьте, вы задержались где-то в перерыве, потеряли минуту. За день так может набежать 20 минут. За 50 дней потеряете 16 часов.

На трассе — удивительная атмосфера. Я принимал участие во многих международных соревнованиях за границей, но нигде не встречался с такой исключительно дружелюбной атмосферой со стороны организаторов и участников: если у кого-то травма, и он не может бежать, мы кровно заинтересованы, чтобы он восстановился и вернулся на трассу. В обычном мире это не так.

— Возможно, это потому, что у них другая задача: победить других, прийти первым?

— У нас тоже есть места (в 2007 году я занял седьмое место, это мой лучший результат), мы тоже пытаемся преодолеть дистанцию за максимально короткое время. Но другой подход — победи себя.

— А какой разрыв во времени между участниками?

— Разрыв измеряется днями и неделями. Первый рекорд на этой трассе составляет 41 день, его установил немецкий бегун. Мой результат — 50 дней, а единственная женщина-участница из США преодолела путь за 60 дней.

— Почему вы бегаете по кварталу, а не в специальном месте?

— Так удобно обслуживать спортсменов... А еще нас приходит поддержать много людей: кто- то играет на гитаре, кто-то — на барабанах, кто-то просто с тобой немного пробежит. Американцы встречаются с ними, общаются и иногда не знают, что у них под окнами проходит самый длинный в мире марафон. Таким образом, мы не являемся оторванными от жизни. Если бы это было изолировано, это было бы психологической проблемой...

— Кроме американцев, вас еще кто-то морально поддерживает?

— На соревнование со мной едут моя жена и дочь, потому что для помощников там не меньше работы, чем для бегунов: я пробегаю круг за 10 минут, и можете представить себе, что на протяжении 18 часов каждые 10 минут мне что-то нужно... Дочь с женой сами посменно дежурят, устают. Но на таких пробегах видишь в человеке все настоящее — искренность, сопереживание, желание помочь... Поэтому после марафона я чувствую намного большее родство с семьей, чем когда-либо.

— Что делаете после финиша?

— Первых три дня бегать вообще невозможно — восстанавливаемся. На это нужно 2—3 месяца. Но на 5—6 день тянет бегать, иду на пробег, который продолжается, поддерживаю друзей. Здесь я встретил настоящих друзей.

— Сейчас вы готовитесь к забегу-2008?

— У меня есть два периода: когда я бегаю для себя — восстанавливаюсь после бега (5—7 км ежедневно), а с марта начинаю активно готовиться к пробегу, который, как правило, проходит в середине июня. Тогда я тренируюсь активно: в неделю у меня может быть 190 км (как правило, в Голосеевском лесу). У нас есть марафонская команда Шри Чинмоя (www.lebedev.org.ua) — люди, которые пытаются расширить свои возможности, практикуя круглосуточный забег. Я вижу заинтересованность людей в своем развитии, во всяком случае я хочу показать, что мы можем найти место для самопреодоления везде: в работе, в общении с людьми, в духовном росте. Я хочу, чтобы максимум людей узнали, что это можно делать и это работает.

Оксана МИКОЛЮК, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments