Гарантией настоящей демократичности будущего строя в украинском государстве, в первую очередь есть, широко народный характер украинского движения, его беспримерная идейность.
Роман Шухевич, украинский политический и государственный деятель, военный

Без Мазепы и Петлюры?

Судьба памятников Полтавы — в руках социологов
16 декабря, 2010 - 19:42

Несколько лет назад публицист Андрей Окара на страницах «Дня» назвал Полтавщину ментальным, ландшафтным и лингвистическим эталоном украинства, с чем в принципе можно согласиться, правда, с определенными предостережениями. Ведь даже не особо скрупулезный взгляд на местную топонимику и монументалистику доказывает, что этот самый украинский край не спешит расставаться с имперско-советским наследием, отраженным в многочисленных памятниках «славы русского оружия» и в «коммунистических» названиях улиц, — Ленина, Фрунзе, Куйбышева, Октябрьская, Карла Либкнехта, Розы Люксембург, Парижской коммуны... До недавнего времени были еще и Карла Маркса и Советская, которые соответственно стали Владимира Козака и Монастырской (хорошо, что хоть в Полтаве нет улицы Чекистов, как в Запорожье). В райцентрах области до сих пор возвышаются неодиночные монументы вождю мирового пролетариата, на которые время от времени совершают покушения вандалы, причем они не только разбивают бюст Ильича, но и пишут на постаменте «Снимите меня».

В ПЛЕНУ НОСТАЛЬГИИ

Просоветские настроения местного сообщества отчасти предопределены длительной профессиональной пропагандой и системной работой советской школы, которая подготовила целые поколения денационализированных интернационалистов с москвоцентричной картиной мира. Не будем забывать также и о присутствии достаточно большого количества отставных кагебистов и военнослужащих, которые считали очень престижным жить на пенсии в уютной Полтаве. «Многие цепляются за эти советские символы, потому что они ничего не имеют взамен, — говорит политолог и публицист Николай РЯБЧУК. — Для них это не признак какой-то любви к Ленину или Дзержинскому, а просто проявление их отдельности, инакости. То есть эта российскость проявляется в форме советскости».

Между тем увековечивать украинских исторических деятелей местная власть не слишком спешит, побаиваясь, вероятно, обвинений в «национализме» и «оскорблении чувств братского народа». И в этом контексте Крест памяти погибших казаков (слова «павших в Полтавской битве за волю Украины» удивительным образом исчезли с надписи в канун открытия), монумент президенту УГВР Кириллу Осьмаку в Шишаках является, скорее, исключением, чем правилом, поскольку ни гетман Иван Мазепа, ни глава Директории УНР Симон Петлюра должным образом не почтены. В сознании все еще многих жителей Полтавского края они остаются «изменниками», «погромщиками», «антисемитами» и, чего доброго, «бандеровцами». По крайней мере, именно так охарактеризовала личность главного атамана армии УНР одна местная тетенька, которая в антинационалистическом порыве воскликнула: «Никогда в Полтаве не будет стоять памятник этому бандеровцу Петлюре!».

Зато в Петровском парке вблизи краеведческого музея есть братская могила борцов за власть Советов — 27 красноармейцев и двое братьев-чекистов, погибших от рук «петлюровских бандитов». Не единственным ли напоминанием о присутствии Симона Васильевича в Полтаве является мемориальная табличка с портретом на здании аграрного колледжа, бывшей духовной семинарии, в которой учился Петлюра. Его родной дом не так давно был разрушен (в настоящее время там вырастает многоэтажка), хотя благодаря подвижничеству небезразличных граждан удалось сохранить и привести в порядок дом племянника атамана, патриарха УАПЦ Мстислава (Скрыпника).

Устанавливая памятники и памятные знаки, полтавская власть, похоже, пытается избрать наименее конфликтные фигуры и темы, которые, с одной стороны, отражали бы дух края Сковороды, Котляревского и Гоголя, а с другой — не раздражали бы публику, которая ностальгирует за «большой страной», «стабильностью» и «светлым прошлым». Поэтому и появляются скульптурные композиции в честь гоголевских персонажей, монумент «девушке с легенды» Марусе Чурай, «кормилице украинского народа» свинье и, возможно, наиболее известному местному бренду — галушке.

Ничего плохого в этом, конечно, нет, если бы не очевидная диспропорция между символами имперского величия победителей Полтавской битвы и памятью о героической борьбе за свободу Украины. В какой-то степени эту ситуацию объясняет комсомольское воспитание нынешних руководителей Полтавщины, которые празднуют День ВЛКСМ, публично скорбят на разных собраниях по своей молодости, стремятся восстановить двуглавого орла на памятнике коменданту полтавской крепости Келину и отмечают, что бывший мэр Полтавы Андрей Матковский вместе со всей своей семьей считает Мазепу изменником. И уж точно к числу их любимых песен не принадлежит «Марш Украина» на слова Ивана Багряного со строками: «З нами пройшли через муки й тортури, як приклад великий, як жертви за нас. Великі звитяжці Мазепа й Петлюра, Петр Дорошенко, Богдан і Тарас».

УСЛЫШИМ КАЖДОГО

На этом идеологическом фоне более прогрессивной кажется точка зрения нового городского головы, который, по собственному признанию, хотя и воспитывался на марксизме-ленинизме, был октябренком, пионером и комсомольцем, однако коммунистом не стал. «Я не историк, а этот вопрос должны изучать историки, — убеждал общественность тогда еще кандидат в мэры Александр МАМАЙ. — Но мое личное мнение: когда историки решили, что портрет Мазепы может быть на десятигривневой купюре, значит, что-то же они знают. Следовательно, этот человек сделал много добра для украинского народа. Просто так его там бы не изобразили». Впрочем, получив удостоверение городского головы, он кое в чем подкорректировал свою позицию относительно «контраверсионных» исторических фигур и традиционно сослался на социологию. Мол, если 50 — 80% полтавцев будут против установления памятников Мазепе и Петлюре, такой же будет и позиция городской власти. Найдутся хотя бы 30% тех, кто выскажется «за», начнут прислушиваться. Социологическое исследование обещают заказать у местного специалиста Николая Лебедыка из «Независимого центра стратегических исследований», который предусмотрел победу теперешнего мэра.

Номер с изучением общественного мнения используется уже не впервые, ведь его практиковали и предшественники Мамая. По результатам телефонного опроса выяснилось, что большинство полтавцев настроены «против», что и не удивительно, ввиду самой методики исследования. Координатор общественного комитета по увековечению памяти Симона Петлюры Алексей Логвинов проиллюстрировал эту нехитрую технологию на примере истории с переименованием улицы Розы Люксембург на Раисы Кириченко. «К нам звонили по телефону из горисполкома и спрашивали, согласны ли мы на это. Когда мы говорили «да», нам ставили следующий вопрос: «Знаете ли вы, что для этого необходимо будет переоформить документы, прописку?», — рассказывает господин Логвинов. — Кроме того, вопреки правилам социологии, такой наводящий вопрос направлен на то, чтобы запугать людей и заставить их дать негативный ответ. Разумеется, если учитывать, что опрос относительно Петлюры проводился таким же образом, можно предусмотреть, что большинство давало негативный ответ. Если бы исследование проводила солидная, профессиональная и незапятнанная социологическая фирма, то, думаю, результаты кардинально отличались бы от тех, которые предлагает мэрия и полтавский городской голова».

Проблема памяти и памятников, понятное дело, касается не только Полтавы, но и многих других украинских городов, символическим «украшением» которых являются деятели довольно специфического сорта — Дзержинский, Екатерина ІІ, Сталин. Посмотрим, в конечном итоге, на Киев, где хотя и появились улицы Петлюры (Коминтерна) и частично Мазепы (Январского восстания), однако нет монумента ни одному из них. Разве что на столичном Доме учителя висит табличка, которая извещает, что на этом месте во исполнение указа президента Ющенко будет установлен памятник Симону Петлюре. Кажется, настоящий документ никто не отменял, но и реализовывать его не спешат. Очевидно, созидатели «Украины для людей» не хотят посягать на «святая святых» (в терминологии Чечетова) — дружбу с братским российским народом, на мнение которого они рефлекторно оглядываются почти каждый раз. И таких примеров новейшего малороссийства немало. Однако эта усердная позиция «элиты», надеемся, не отражает взгляды всего украинского общества, которое не так давно вдохнуло воздух свободы и, возможно, вскоре научится еще и достойно чествовать своих национальных героев.

Сергей ШЕБЕЛИСТ, Полтава
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ