Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Борьба Балуха

8 февраля украинскому политзаключенному в оккупированном Крыму исполняется 47 лет. Почему даже за решеткой он — победитель
8 февраля, 2018 - 11:59
ФОТО АНТОНА НАУМЛЮКА

«Вы пытаетесь меня научить любить так называемую новую родину? Но это никогда у вас не получится, чего бы мне это ни стоило... Слезы матерей тех ребят, которые отстаивают законность и право на самоопределение, право на свободу, на чувство достоинства ценой собственной жизни, сколько уже уплачено — это все, ребята, ваша система устраивает. Эта система человеконенавистническая... Принимайте какое угодно решение. Я однозначно заявил уже свою позицию и отказываться от нее не намерен. Виновные все равно все будут наказаны. Победа будет за нами. Слава Украине!» — это сказал Владимир Балух 15 января этого года в так называемом Роздольненском районном суде в Крыму, где его судили за незаконное хранение боеприпасов, которые перед тем силовики бережно ему подбросили.

На следующий день «судья» Елена Тедеева вынесла фермеру из крымского села Серебрянка приговор: три года и семь месяцев лишения свободы в колонии-поселении и десять тысяч рублей штрафа. Защита украинца подала апелляционную жалобу, теперь ждут, когда назначат ее рассмотрение. Параллельно ведется следствие по другому уголовному делу, возбужденному против Владимира, относительно «дезорганизации работы исправительных заведений».

Храбрость Владимира, который в феврале 2014-го вывесил на своем доме украинский флаг и не снимал его после аннексии, сразу вызвала восхищение и тревогу. Ведь такая принципиальность не могла остаться незамеченной для оккупантов. Собственно, это и случилось.

После приговора Владимир Балух находится в СИЗО Симферополя, здоровье мужчины слабое, а его пожилая мать Наталья нуждается в помощи. 8 февраля, в день рождения Владимира, в столичном «Крымском доме» состоится посвященный ему вечер «Киевской крымской солидарности». Адвокаты Ольга и Дмитрий Динзе, правозащитники, политики, члены Меджлиса крымскотатарского народа расскажут о преследовании Владимира, также будут собираться средства на его поддержку. Накануне «День» пообщался с Ольгой Скрипник, председателем правления Крымской правозащитной группы, которая выступает среди организаторов этого мероприятия.

ЗАКАЗ НА УРОВНЕ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ФСБ

— Преследование Владимира началось с административного дела. Потом открыли первое уголовное дело, по которому его приговорили к общественным работам. Он отказался это выполнять, и тогда приняли решение заменить наказание на 40 суток в колонии. Но до этого не дошло, потому что уже в декабре 2016-го было открыто новое дело — после того как он, кроме флага Украины, вывесил табличку «Улица Героев Небесной Сотни». Тогда ему на чердак подбросили патроны — фальсификации адвокаты доказали на судебных заседаниях. Само следствие проводилось с нарушениями, более того, «дело о патронах» было сфальсифицировано на уровне руководителя так называемого управления ФСБ Российской Федерации в Крыму Виктора Палагина.

Принципиально то, что несмотря на такое давление, на судебных заседаниях Владимир не отказывался от своих убеждений, постоянно говорил, что Украина и Крым — одно государство, что система в Российской Федерации направлена на то, чтобы уничтожить любую свободу личности, но все равно он не будет сдаваться.

ВИНУ НЕ ПРИЗНАЕТ

— Благодаря работе адвокатов 1 декабря 2017 года Владимира временно отпустили под домашний арест. Дело вернули на повторное рассмотрение. Но дома, вместе с мамой, Владимир пробыл недолго, до 16 января, когда он получил повторный приговор по этому делу.

Владимир Балух не собирается платить штраф, не признает свою вину, настаивает, что дело сфальсифицировано. Адвокаты предоставили все доказательства его невиновности, но судья это проигнорировала. Защита обжаловала приговор, и сейчас мы ждем решения по апелляции.

Когда Владимиру выносили приговор, он еще находился под домашним арестом, но прокурор Королев хлопотал о том, чтобы его сразу взяли под стражу, и это сделали просто в зале суда. Владимира отправили в изолятор, а затем перевезли в СИЗО Симферополя, где он находится сейчас. Его держат в так называемой транзитной камере для людей, ждущих этапирования. Нормальных условий там нет.

«ДЕЛО ОБ ИЗОЛЯТОРЕ»

— Еще одно дело против Владимира появляется летом 2017 года. Когда проходят судебные заседания, Балуха переводят из СИЗО в ИВС (упечь его за решетку. — Авт.) в Раздольном. Как-то Валерий Ткаченко, начальник ИВС, пришел в камеру Владимира и начал его оскорблять. Это было не в первый раз, в тот раз он оскорблял его по этническому признаку, как украинца, вел себя очень агрессивно, говорил плохие вещи о маме Владимира. Возник конфликт. Владимир защищался, и Ткаченко подал заявление в полицию, якобы Балух совершил нападение на него. Это абсурдно, потому что Владимир находится за решеткой, там он полностью под контролем начальника изолятора. Владимир также подавал жалобу на действия Ткаченко, о том, что тот напал на него, но Следственный комитет РФ взялся рассматривать заявление Ткаченко, а жалобу Балуха не рассматривал вообще.

С Балуха снова сделали преступника, инкриминируют дело по статье 321 Уголовного кодекса РФ «Дезорганизация деятельности заведений, обеспечивающих изоляцию от общества». Его обвиняют в действиях, которые дестабилизировали работу всего изолятора. Это дело сейчас на стадии следствия, потом его передадут в суд и начнется новый процесс.

ЛЕКАРСТВА МОГУТ ПЕРЕДАВАТЬ БОЛЬШЕ НЕДЕЛИ

— Когда Балух впервые находился в СИЗО, его состояние здоровья значительно ухудшилось. Там не хватало лекарств, медицинской помощи, а во время судебных заседаний в Раздольном ему неоднократно вызывали «скорую» просто в зал суда, потому что была необходима срочная помощь.

Сейчас Владимир снова в СИЗО, снова есть риск, что ему не будут оказывать медицинскую помощь. Его семье трудно передавать туда лекарства. Существующий перечень лекарств, которые можно передавать, очень ограничен, сама процедура их передачи сложная — нужно много документов, медработник СИЗО должен дать назначение на эти лекарства, и от этого назначения и до их получения может пройти неделя или две.

Также то, что дают в СИЗО, есть невозможно. Поэтому туда постоянно нужно передавать продукты, хотя бы какие-то. Это требует средств.

МАТЕРИ ТОЖЕ НУЖНА ПОДДЕРЖКА

— Другая проблема — относительно матери Владимира. Это пожилая женщина, она нуждается в присмотре. Человеком, который постоянно за ней ухаживала, как раз был Владимир. Более того, они жилы в сельском доме, там постоянно нужно работать по дому, заботиться о скоте. Фактически это фермерское хозяйство, которым занимался Владимир. Пожилая мать не может это делать, вся семья, по сути, осталась без возможности себя прокормить.

Поэтому есть необходимость помогать как Владимиру, так и его матери. Это один из важных вопросов для украинского государства и гражданского общества — чтобы мы помогали не только морально, но и материально.

«СПЯЩИЙ РЕЖИМ» УКРАИНСКОЙ ВЛАСТИ

— Украинское государство могло помочь давно. Мы ждем этого четвертый год. Речь идет о том, чтобы утвердить закон, постановление, согласно которым будет создан специальный фонд помощи политзаключенным и их родственникам — тем, кто стал жертвами незаконного преследования в Крыму или России. А это по меньшей мере 66 человек.

Был разработан законопроект о материальной поддержке жертв политического преследования в связи с агрессией РФ. Он не совершенен, его нужно дорабатывать, но хоть какой-то. Его зарегистрировали в парламенте, но у наших депутатов до сих пор не дошли до него руки, до сих пор он даже не рассматривался.

Во-вторых, на базе Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц предлагается создать специальный фонд, который мог бы выдавать средства в поддержку семей политзаключенных. Например, делать ежемесячные выплаты, которые родственники смогут использовать для передач, покупки продуктов, на то, чтобы посетить своих близких. Также эти средства можно использовать на адвокатскую помощь. Ведь защитники, в основном из России или Крыма, иногда вообще являются единственной связью с заключенным. Вот дело Владимира Балуха продолжается второй год, адвокатская поддержка — это постоянные расходы, которые сейчас на плечах или семьи, или помогают общественные организации. В целом, участия государства в этом нет.

Отдельно стоит вопрос изменений к постановлению правительства относительно использования средств консульскими отделами. Эти изменения тоже не приняты, не подписаны премьер-министром Владимиром Гройсманом. Они касаются того, чтобы украинские консулы в России могли получить больше материальных возможностей для помощи украинцам, незаконно заключенным в РФ.

Сейчас движется лишь гражданское общество. Есть отдельные инициативы по помощи политзаключенным, есть объединение родственников политзаключенных, которое имеет открытый счет для сбора средств. Но средств там мало, потому что таких семей очень много. Усилиями гражданского общества решить это невозможно.

«НА СУДАХ ОН ВЫСМЕИВАЛ ЭТУ СИСТЕМУ»

— Владимир непоколебим. Флаг, с которого все началось, он вывесил еще в феврале 2014-го, во время Евромайдана — в знак его поддержки. Началась оккупация, но даже когда появились «зеленые человечки», российские военные, он его не снял. Понятно, это заметили. К нему не раз приходили запугивать, угрожали, но он не снял флаг. Дальше сфальсифицировали несколько незаконных обысков, во время которых у Владимира похищали флаг, но он вывешивал его снова. Безусловно, это раздражало местную оккупационную власть, в частности на уровне ФСБ.

Сначала пытались решить это на местном уровне, к нему приходили местные полицейские. Когда они не справились, думаю, появился заказ от Кремля, за это взялся Виктор Палагин, сфальсифицировавший решение о проведении обыска, и Балуха задержали. Тогда уже прошло почти три года после аннексии Крыма, и оккупационная власть все равно ничего не смогла с ним сделать, потому решили упечь его за решетку.

Даже судебные заседания Владимир повернул против своих преследователей. Он высмеивал эту систему, публично говорил все, что о ней думает. И таких людей, которые его поддерживают, стало больше, они не боятся приходить на суды. Владимир сплотил вокруг себя людей с проукраинскими взглядами и тех, кто просто не согласен с той системой. На 100% система Палагина и ФСБ уже проиграла, а Владимир Балух победил, но очень большой ценой — заплатив собственной свободой.

Мария ПРОКОПЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments