Знать - это осознавать, что вы ничего не знаете. В этом есть смысл истинного знания
Сократ, древнегреческий философ, один из основателей Западной философии

Цари зверей обитали у Черного моря?

Украина рискует «потерять» несколько исторических эпох
4 февраля, 1999 - 00:00

Накануне юбилея НАН Украины профсоюз всерьез подумывал
торжественное заседание дополнить не менее торжественными... похоронами
отечественной Науки. О нынешнем «самочувствии» археологии любезно согласился
побеседовать кандидат исторических наук, ученый секретарь Института археологии
НАН Украины Алексей Корвин-Пиотровский.

— Похороны не состоялись — сказал он. — Более того, конец
прошлого года ознаменовался непривычно частым получением зарплат. Вдохновил
ученых и принятый наконец закон о науке. Но пока в стране нужда, и приходится
подрабатывать. Из археологии уходят редко, потому что приходят на всю жизнь.
В минувшем году институт работал 3-4 дня в неделю, чтобы не сокращаться
и сберечь уникальный коллектив. Представьте, эпохой энеолита у нас занимается
всего несколько специалистов. Уйдут они, и все — мы потеряем безвозвратно
целое направление. Похожая ситуация складывается с исследованием эпохи
бронзы и скифского периода. Археологов в Украине в 10 раз меньше, чем в
Польше, и в 5–6 раз, чем в Грузии. Зато какие! Только в нашем институте
работают академик, два члена-корреспондента, 20 докторов наук, 77 кандидатов
наук.

— Алексей Генрихович, надо полагать, зарубежным коллегам
есть чему у нас поучиться?

— Активное сотрудничество с археологами других стран взаимополезно.
Плодотворно работают совместные экспедиции: украинско-немецкая исследует
полное загадок скифское городище Бельское, украинско-польская привозит
массу интереснейших материалов с Большого Рыжановского кургана в Черкасской
области, неиссякаемый поток находок обеспечивает украинско-датская Буджакская
экспедиция на Одесщине и украинско-турецкая Очаковская. Все совместные
экспедиции финансируются зарубежными партнерами. Ничего из найденного домой
они не вывозят. Ничего, кроме бесценного опыта и знаний. За спонсорские
же деньги ухитряемся издавать монографии, научно-популярную литературу...

— Коль уж речь зашла о полевых исследованиях, насколько
правдоподобны леденящие душу рассказы о повсеместном археологическом бандитизме
и разбое?

— Думаю, они преувеличены. Молниеносные ночные налеты на
сарматские погребения в Крыму возможны. Интересуют грабителей серебро-золото,
поясные пряжки из драгоценных металлов, монеты. Но многие из этих курганов
ограблены еще в древности. И потом, все, что не блестит, грабителей не
привлекает, — без экспертной оценки и паспорта исторические ценности не
стоят ничего. В институте работает Полевой комитет, который и выдает лицензии
на раскопки (от 120 до 200 в год), а затем получает полный отчет о деятельности
экспедиции. К слову, существует так называемый «массовый материал», на
котором государство могло бы зарабатывать, продав часть его на аукционе
без ущерба для национального достояния страны.

— Алексей Генрихович, думаю, читателям интересно узнать,
что на вооружении у современного археолога?

— В этом смысле археология — наука весьма консервативная.
Лопату, кисточку и щеточку не заменить ничем. Ну а находками занимается
отдел физико-естественных методов археологии под руководством Дмитрия Недопаки.
С помощью металлографического и спектрального анализов, палеоботанических
и палеозоологических исследований, других методов извлекается максимум
полезной информации. И порой именно в лаборатории рождаются неожиданные
открытия, как это было с загадочными костями, найденными на Одесщине. Косточки,
как оказалось, принадлежали льву, и, вполне вероятно, цари зверей обитали
в трипольский период у самого Черного моря. О другом крупном открытии храма
Афродиты свидетельствуют результаты раскопок на острове Березань в Ольвии.

— Прошедший год запомнился всплеском крупных строительно-реставрационных
работ в центре столицы, а впереди строителей, как известно, всегда идут
археологи?

— Колыбель городов русских для нас своего рода гигантский
«археологический пирожок». Он питает нас научными открытиями и финансово:
под исследования немалые суммы выделяют госадминистрация, банки, фирмы,
общества охраны памятников культуры. На территории Михайловского Златоверхого
ученые исследовали несколько захоронений периода X—XVIII столетий, где
нашли украшения, кресты, арабские дирхемы. На Софийской площади обнаружено
богатое погребение, датированное Х веком. В реконструируемой Киево-Печерской
лавре — 5 шиферных саркофагов XIV—XV вв. Успенский собор «удивил» остатками
жилища трипольской культуры (IV тысячелетие до н.э.). Старокиевская экспедиция
между Софийской площадью и улицей Ирининской открыла для науки фундамент
церкви XI в. Под постоянным «внутренним» взглядом Подольской экспедиции
находится так называемый «Нижний город».

— Так что украинской археологии до собственных похорон
далековато?

— Это так. Хотя все относительно. Стыдно, когда коллеги-иностранцы
недоумевают: почему в такой богатой научными познаниями стране мы такие
бедные. Археологи избегают политики, и все же нас многое беспокоит. Скажем,
после переселения института из Выдубецкого монастыря на Оболонь новые хозяева
— служители церкви взломали двери археологических фондов государственного,
заметьте, заведения и с помощью прихожан самовольно перетащили национальное
достояние в другое помещение. А государство при этом сохранило фигуру умолчания.
Наверное, это и есть один из ответов на вопрос: «Почему мы так живем?».

Интервью взял Александр ФАНДЕЕВФото Михаила ВИДЕЙКО
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments