Терпеть кандалы - это всемирный стыд, забыть их, не разбив, - худший стыд.
Леся Украинка, украинская писательница, переводчица, культурная деятельница

«Человечество вступает в критическую фазу истории», – климатолог

Профессор Пьер ИБИШ — о глобальном повышении температуры и экосистемных решениях
21 января, 2020 - 10:54

Изменение климата является одним из ключевых вызовов человечеству. Нынешняя зима уже побила температурные рекорды и заставляет задуматься над тем, как это повлияет на аграрный и туристические рынки в ближайшее время. Напомним, что «День» недавно давал мнение на эту тему заведующей отделом прикладной метеорологии и климатологии Украинского научно-исследовательского гидрометеоинститута, кандидата географических наук Веры Балабух (см. № 5 от 15 января 2020 года).

О том, какие последствия климатических изменений стоит ждать уже в ближайшие годы, как от этого пострадает Украина и возможно ли адаптироваться к новой реальности, рассказал профессор по охране природы университета устойчивого развития Эберсвальде (Германия) доктор Пьер ИБИШ.

«СЕЙЧАС ВИДИМ БЫСТРЫЕ РЕАКЦИИ В ПРИРОДЕ, КОТОРЫЕ ОТКРОВЕННО ПУГАЮТ»

— Как лично вас коснулось изменение климата?

— Впервые узнал об изменении климата еще в конце 80-х, общаясь с одним из пионеров-экспертов в этой Сфереы профессором Хайнлотом. Он был членом комиссии немецкого парламента по вопросам изменения климата, которая собирала все имеющиеся доказательства и теории относительно рисков и возможных сценариев, еще до основания IPCC (Межправительственная группа экспертов по изменению климата. — Авт.). Это меня заинтересовало. С тех пор никогда не переставал думать о значении изменения климата для природы и человечества.

— Вы много лет провели в Южной Америке. Чем там занимались?

— Вместе с командой пытались интегрировать изменения климата в планирование сохранения биоразнообразия. Конечно, все это было немного абстрактно. Однако научная литература развивалась быстро и убедительно. В Боливии был шанс способствовать реализации одного из первых крупных проектов, который показал, что защита леса будет способствовать смягчению климатических изменений.

— Над чем работаете сейчас?

— После возвращения из Южной Америки с 2003 года начал интенсивнее исследовать необходимость и варианты адаптации к изменению климата в области охраны природы и управления лесами в Германии. С 2010 года в рамках проектов по всему миру мы разработали методологию оценки рисков на основе экосистем и стратегического планирования. Наконец вошли в эпоху, когда невозможно было не заметить, что изменения климата уже происходят. Обидно видеть, как подобные изменения становятся реальностью. Многие годы предупреждали о возможности того, что наши лесные экосистемы могут разрушиться или, по крайней мере, кардинально измениться, когда изменения климата запускают определенные экстремальные события. И сейчас, собственно, видим быстрые реакции в природе, которые откровенно пугают.

«НАША ЦЕЛЬ — ИЗУЧИТЬ ВАРИАНТЫ АДАПТАЦИИ»

— О каких реакциях идет речь и где конкретно?

— В основном — связанные с изменением климата. В частности, в таких европейских странах, как Германия или Украина: затопления территорий и дефицит воды, чрезвычайно высокая температура, тепловые волны и засухи, наводнения, повреждения лесов вредителями, пожары, потеря производительности сельского хозяйства. Все это влияет на здоровье человека и на экономику в целом.

— Какие проекты реализуете в Украине?

— Сейчас воплощаем в жизнь только один проект, который поддерживает три биосферные резервата в Украине — Расточье, Шацкий и Деснянский. Наша цель — изучить варианты адаптации к изменению климата на основе экосистем.

Биосферные заповедники ЮНЕСКО создали как живые лаборатории, где специалисты изучают новые пути устойчивого развития. Их часто рассматривают как просто защищенные территории для сохранения биоразнообразия, но их основная миссия заключается в поиске природоохранных решений общественных проблем и обеспечении хорошей жизни людей, которые пользуются природными системами, не нанося при этом им вреда. Мы стремимся помочь украинским биосферным резерватам предлагать новые решения и становиться образцами для подражания.

Дело в том, что природные экосистемы могут снижать экстремальные температуры и буферные аномальные колебания климата, регулировать поток воды и защищать людей от опасностей. Мы должны понять их потенциал. После — предложить деятельность и проекты, способствующие стабилизации и использованию природных возможностей — помочь природе, чтобы она могла помочь человеку.

«МНЕ НУЖНО БЫЛО ВЕРНУТЬСЯ ИЗ ЮЖНОЙ АМЕРИКИ, ЧТОБЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПОНЯТЬ, ЧТО ЦЕНТР ЕВРОПЫ НАХОДИТСЯ В УКРАИНЕ»

— Почему выбрали для исследования именно Украину?

— С тех пор как вернулся из Боливии, ежегодно посещал Украину — важную и большую страну Европы. Мне нужно было вернуться из Южной Америки, чтобы действительно понять, что центр Европы находится не в Германии или любом из наших государств-соседей, а в Украине.

Различные социально-экономические и (гео)политические вызовы, с которыми сталкивается Украина в своей борьбе за поиск хорошего места в Европейском доме наций побуждают нас к активизации сотрудничества.

И последнее, но не менее важное, мы в восторге от ценных экосистем в Украине. Их нужно защищать для сохранения функциональности и услуг, которые они предоставляют людям.

— Во время своих проектов вы анализируете тепловые карты регионов. Что именно означают эти карты, как собирать соответствующие данные и как их использовать?

— Карты температуры поверхности создаем вместе со специалистами Потсдамского института исследований воздействия на климат. Ученые используют большие данные, сформированные спутниками, измеряют отражение радиации на поверхности Земли, и с помощью которых можно понять, насколько определенный ландшафт страдает от «лихорадки» — нагревается или охлаждается. Разница дневных температур летом между лесами и сельскохозяйственными угодьями или поселениями может составлять несколько градусов Цельсия.

Нас интересует, в частности, температура поверхности в регионах бисферных резерватов, с которыми работаем. Первые результаты показали, насколько прохладнее леса и насколько они важны для поддержания температуры окружающей среды.

Также видим, что некоторые обычные практики, такие как просеки лесов, способствуют потеплению и уменьшению способности экосистем защищать себя и людей от изменения климата.

Карты в целом помогают нам обсудить варианты адаптации к изменению климата. Приходится ставить под сомнение определенный тип землепользования, который хорошо работал в прошлом, но может создавать риски для функционирования экосистемы в условиях глобального потепления.

«СЕЙЧАС СТАЛКИВАЕМСЯ С ВЕРОЯТНЫМ РИСКОМ ТОГО, ЧТО ПОТЕПЛЕНИЯ НА 1,5 ° C ДОСТИГНЕМ В БЛИЖАЙШИЕ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ»

— По мнению экспертов, если глобальная температура Земли вырастет более чем на два градуса, то изменения климата станут необратимыми. Насколько мы близки к этой грани?

— Вряд ли мы достаточно поняли все механизмы, способствующие изменению климата, которые приводят к сложным реакциям в природе. Повышение температуры на 2 градуса, как считалось, является точкой невозврата — переход к быстрой смене климата, которую нельзя будет остановить веками и даже тысячелетиями.

Для людей, которые измеряют историю десятилетиями и веками, это действительно может стать «необратимым».

В наше время многие климатологи согласны, что потепление на 2 градуса — по сравнению с доиндустриальной эпохой — слишком большой риск. Поэтому в 2015 году в Париже достигли знаменитого климатического соглашения. В частности, поставили новую цель — направлять все усилия на ограничение роста температуры до + 1,5 ° C от доиндустриальных уровней, поскольку это значительно уменьшит риски изменения климата и влияния на них.

К сожалению, пока человечеству не удалось инициировать никаких серьезных изменений, которые бы снизили глобальные выбросы парниковых газов. Сейчас мы сталкиваемся с вероятным риском того, что потепления на 1,5 ° C достигнем в ближайшие несколько лет.

— Чего стоит ожидать?

— Если не удастся повернуть «колесо» в ближайшие несколько лет, то нас ждут серьезные проблемы. Некоторые регионы находятся в особой зоне риска. Северное полушарие нагревается быстрее, полярные и бореальные (экосистемы, характерные для субарктических (в Северном полушарии) и субантарктических (в Южном полушарии) территорий. — Авт.). Экосистемы кажутся очень уязвимыми, и даже в наших умеренных регионах изменения могут стать слишком быстрыми.

Изменения климата ухудшают явления, вызванные чрезмерным использованием природы, загрязнением и всеми другими созданными людьми экосистемными проблемами.

— Если человечество полностью прекратит выбросы углекислого газа в атмосферу, можем спасти планету от дальнейшего быстрого нагревания? Ведь океаны, по сути, являются гигантскими обогревателями, накопившими очень большое количество тепла.

— По мнению лучших ученых-климатологов, у нас должен быть шанс — если наконец прислушиваемся к предупреждениям.

Несколько недель назад в международном научном журнале IPCC опубликовали «Предупреждение мировых ученых о чрезвычайной ситуации с климатом». Это обращение поддержали тысячи ученых. Они в один голос заявляют, что климатический кризис является «более серьезным, чем предполагалось, и грозит естественным экосистемам и судьбе человечества». Что еще надо сказать?

Когда молодая шведская климатическая активистка Грета Тунберг говорит: «Я хочу, чтобы вы паниковали» — это не кажется неуместным.

«АНОМАЛИИ ОЧЕНЬ СКОРО МОГУТ СТАТЬ «НОВЫМИ НОРМАМИ»

— Помимо сильной летней жары, мы также замечаем и другие признаки изменения климата — ураганы, наводнения, нетипичную растительность, лесные и торфяные пожары. Что из этого списка есть в Германии?

— Сейчас нас особенно волнует стремительная гибель леса. В 2019-м по крайней мере 300 000 га пострадали от засухи и жары. Хвойные насаждения разрушаются. Лесные хозяйства несут убытки. Министр сельского хозяйства организовал национальный лесной саммит, а наш национальный парламент — слушания о положении леса.

В прошлом году сухое лето стало причиной того, что на реках почти не было воды, движение кораблей было прервано, электростанциям пришлось уменьшить производство, поскольку речная вода стала слишком теплой для охлаждения. Потери сельского хозяйства были большими. В последние два лета некоторым общинам пришлось даже запретить орошение.


ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ЛЕСОВ МОГУТ БЫТЬ УЖАСНЫМИ. НАПРИМЕР, В КАРПАТАХ ВЫМИРАНИЕ ХВОЙНЫХ ДЕРЕВЬЕВ МОЖЕТ БЫТЬ ПРЯМО СВЯЗАНО С ИЗМЕНЕНИЯМИ КЛИМАТА / ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Мы действительно страдаем от все более сильных лесных пожаров, особенно в сосновых насаждениях. Затопления и сильные бури также случались в последние годы.

Исследования показывают, что вероятность таких экстремальных тепловых волн существенно увеличилась за счет изменения климата, соответственно — подобные аномалии очень скоро могут стать «новыми нормами».

«В УКРАИНЕ ОСТАЛИСЬ НЕТРОНУТЫМИ РЕЧНЫЕ ЭКОСИСТЕМЫ, А ТАКЖЕ ПРАЛЕСА В ГОРАХ — О ЭТИХ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ЭКОСИСТЕМАХ ГЕРМАНИЯ МОЖЕТ ТОЛЬКО МЕЧТАТЬ»

— Какие меры принимаете на государственном и региональном уровнях для адаптации к изменению климата?

— У нас есть национальная стратегия адаптации. Среди экосистемных решений — уменьшение дренажа, предоставление больше места рекам, увлажнение болот, уменьшение герметизации городских поверхностей и строительство зеленых крыш.

Жаркое лето помогло понять тем, кто принимает решения на государственном уровне, что адаптация к изменению климата — это вопрос качества жизни, здоровья и безопасности.

— В Украине есть много водоемов. Самые опасные для нас — наводнения. Что мы можем использовать из немецкого опыта адаптации?

— В Украине остались неприкосновенные речные экосистемы, а также пралеса в горах — об этих функциональных экосистемах Германия может только мечтать. Кроме того, опираясь на немецкий опыт, нельзя уничтожать природный потенциал, а наоборот — стоит упорно работать, чтобы поддерживать механизмы адаптации на основе экосистем.

— Нынешняя зима для Украины началась с экстремально теплых показателей. Для многих это не так уж плохо. Надо ли волноваться?

— Я бы не рекомендовал мечтать, что жизнь станет проще с теплой и экстремальной погодой. Последствия для сельского хозяйства и лесов могут быть ужасными. Например, в Карпатах елочное отмирание может быть очень связано с изменениями климата. Также дефицит воды может стать критическим в некоторых регионах. Недостаток снега зимой повлияет на горные экосистемы и местные экономики, которые зависят от зимнего туризма.

— На ваш взгляд, украинцы являются экологически ответственными или наоборот — равнодушными к изменению климата?

— Как и везде на планете, в Украине есть люди, которые хорошо понимают суть проблемы. Но я также вижу, что многие другие охвачены краткосрочными потребностями и вызовами, что мешает им признать риски.

Знаю Украину уже более десяти лет. Был свидетелем того, что многие экосистемы здесь ухудшаются со временем. Несмотря на это, потенциал все еще существует. Однако те, кто принимают решения в Германии, Франции, в Украине и где-либо в мире, сосредотачиваются на старых решениях проблем, стремясь к экономическому росту и пока не реагируют на предупреждения ученых. Человечество вступает в очень критическую фазу истории.

«ПРИ ОПАСНЫХ ИЗМЕНЕНИЯХ КЛИМАТА СУЩЕСТВУЕТ РИСК ТОГО, ЧТО ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ПОПАДЕТ В TERRA INCOGNITA»

— Способны ли климатические процессы вызвать миграционные, социальные или даже политические катаклизмы?

— Боюсь, что это возможно. Уже известно о конфликтах относительно воды на территориях трансграничных рек. Представим, что в некоторых частях земного шара, где живет много людей, сельское хозяйство станет тяжелым или невозможным. Это может привести к политической нестабильности и волне эмиграции. Об этом существует немало исследований. Недавний отчет Межправительственной группы экспертов по изменению климата также показал, что во многих местах может стать слишком жарко для людей. Существуют риски огромных проблем со здоровьем.

— Есть какая-то польза от изменения климата для человечества?

— Современные цивилизации зародились в период последних 10000 лет с достаточно стабильными климатическими условиями. Однако даже небольшие климатические колебания в прошлом вызывали голод и геополитические потрясения. Например, во время климатического пессимума раннего Средневековья (общее похолодание климата в Европе, продолжалось несколько веков после римского климатического оптимума. Кульминацией климатического пессимума стало похолодание 535—536 гг. — Авт.) Народы Евразии мигрировали и вторгались на другие территории.

Дело не в том, чтобы иметь какие-то удобные условия. Это не так, как включить обогреватель и не нуждаться в пуловерах в гостиной. При опасных изменениях климата существует риск того, что человечество попадет в terra incognita — неизвестную землю без соответствующего оборудования и достаточного количества пищи.

Конечно, мне нравится сейчас выращивать виноград на севере Германии. Также, когда погода становится теплее и суше, некоторые регионы, такие как немецкое побережье Балтии, выигрывают от бурного туризма. Но цена за эти небольшие и краткосрочные выгоды, которые придется оплатить в среднесрочной перспективе, слишком высока.

Романия ГОРБАЧ, Марьяна ВЕРБОВСКАЯ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ