Это же большая глупость - хотеть говорить, а не хотеть быть понятым.
Феофан (Елеазар) Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ

Две беды украинских детей

Те, кому до 18-ти, пытались рассказать о них депутатам, но...
8 июня, 2005 - 21:08
ДАЖЕ В БЛАГОПОЛУЧНЫХ СЕМЬЯХ ДЕТИ ДАЛЕКО НЕ ВСЕГДА ОБЛАСКАНЫ ВНИМАНИЕМ РОДИТЕЛЕЙ. ПО УТВЕРЖДЕНИЯМ ПСИХОЛОГОВ, ИМЕННО ЭТОТ ФАКТ НЕРЕДКО ТОЛКАЕТ ПОДРОСТКОВ НА УЛИЦУ / ФОТО МИХАИЛА МАРКИВА

Не будь эта ситуация столь вопиющей, над ней можно было бы посмеяться. Уже стало доброй традицией проводить парламентские слушания в полупустом сессионном зале. Хотя если точнее, то «камерная» атмосфера характерна лишь для некоторых вопросов — чернобыльских, например, или детских. Позавчера после обеда депутаты не спешили заслушивать отчеты двух министров о том, как охраняется в Украине детство. Пустующие места народных избранников заняли представители общественных организаций и непосредственно главные герои слушаний — те, кому до 18-ти. Впрочем, последние также с тоской наблюдали за происходящим. Вероятно, не фраз в стиле «дети — наше будущее» ожидали они от «взрослых» дискуссий. И тем более не размышлений о реприватизации, на которую в скором времени «плавно» перешли выступающие.

Но вернемся к сути. Из добрых двух десятков выступлений можно было вынести, что проблем у украинских детей как минимум две: бедность и бесправие. Как показало социологическое исследование, обнародованное министром молодежи и спорта Юрием Павленко, 84% опрошенных школьников убеждены: права ребенка в Украине нарушаются. Более того, половина участников опроса пришли к выводу, что происходит это довольно-таки часто. Дети далеко не всегда могут иметь собственное суждение и высказывать его, полноценно отдыхать и получать в нужном объеме медицинскую помощь, образование. Что самое неожиданное — большинство родителей в Украине воспринимает свое чадо как эдакую безропотную собственность. Яркий пример тому — письмо, которое зачитала на слушаниях уполномоченный ВР по правам человека Нина Карпачева. 12-летний Сергей из Киева написал омбудсману примерно следующее: «Помогите что-то сделать с моим отцом. Он воспитывает меня только в пьяном виде, а перед этим запирает в шкафу...». И если бы письмо с подобным содержанием было у уполномоченного единственным! Как рассказывает Нина Карпачева, в Украине распространено еще такое «педагогическое ноу- хау», как лишение детей пищи. А бывает, что родители попросту выставляют ребенка на улицу — чтобы тот не крутился под ногами... Неудивительно, что после таких историй уполномоченный ратует за создание в Украине ювенальной (детской) юстиции и института детского омбудсмана. По мнению Н. Карпачевой, его на общественных началах должны представлять старшеклассники — девочка и юноша. «Я абсолютно убеждена в том, что именно дети, соблюдая принципы гендерного равенства, должны предлагать конвенцию по правам человека, учиться сызмальства защищать свои права», — заявила Н. Карпачева.

Но если «правовой» рецепт вроде как «выписан», то причину всех остальных бед украинских детей искоренить будет намного сложнее. К примеру, почему у нас так непопулярны дома семейного типа и усыновление? Да потому что интернатная форма заботы о сироте обходится райгосадминистрациям намного дешевле, — отвечает Ю. Павленко. Или почему в Украине ежегодно 26—30 тысяч детей оказываются в приютах, а за последние десять лет количество сирот увеличилось на 60%? Ответ, считает министр, будет аналогичным: нет денег. Одни родители за ними уезжают на заработки, оставляя ребенка в лучшем случае на бабушку-дедушку. Другие же и не пытаются искать средства — впадают в алкогольную депрессию. Так или иначе, результат один: в 52 тысячах украинских семей присмотр за ребенком признан не надлежащим. Министерство молодежи и спорта уповает на известные 8,5 тысячи гривен, которые отныне выплачивают на каждого младенца. Дескать, и рождаемость, наконец, повысится, и родители смогут дать своему чаду намного больше. Только вот психологи прогнозируют обратный эффект. По их мнению, и без того не самые сознательные украинские родители начнут зарабатывать на детях. Вполне вероятно, что брошенных малышей, появившихся на свет ради, скажем, нового холодильника, станет больше.

Кстати, младенцы — отдельная тема. По словам министра здравоохранения Николая Полищука, 28% новорожденных имеют те или иные патологии уже в роддоме, а 40% беременностей протекает на фоне анемии. Несмотря на то, что в последние годы младенческая и материнская смертность снизилась, украинские показатели все равно далеки от европейских. Смертность детей первого года рождения составляет почти половину всех случаев детской смертности в стране. А материнская — 13,8 на 100 тысяч рожденных живыми. Неудивительно, что в сельской местности все вышеперечисленные проблемы обостряются. Ведь до сих пор там обеспеченность больницами не превышает 3% от необходимого. К слову, свою лепту в здоровье (вернее, нездоровье) детей вносит даже образование. По данным Минздрава, за годы учебы в школе количество тех, кто имеет хронические заболевания, увеличивается в 2,5 раза.

Как и полагается, заслушав докладчиков, Верховная Рада приняла резолюцию слушаний. Правительство обещает разработать программу по ликвидации детской беспризорности, а также укомплектовать службы по делам несовершеннолетних (сейчас они обеспечены кадрами всего на 50%). Пропагандировать собираются и усыновление, особенно национальное. А кроме того, активно работать с родителями — повышать в них ответственность и консультировать в вопросах воспитания. Впрочем, представитель одной из общественных организаций напомнила, что в Украине уже есть документы для борьбы с беспризорностью. Только вот почему-то лишь в прошлом году было выявлено более 50 тысяч детей улицы, а из них 12 тысяч поставлены на учет впервые.

Оксана ОМЕЛЬЧЕНКО, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ