Народ, который верит, что какая-то смежная страна или империя получит ему государство, никогда не сможет стать на собственные ноги и будет всегда паралитиком. А его политические группы будут задними колесами для чужих агентуры.
Олег Ольжич - украинский поэт, археолог и политический деятель

Единство Украинского православия. Быть или не быть?

Владимир МАМЧИН, докторант богословского факультета Инсбрукского университета Франца Леопольда (Австрия) — о результатах Синаксиса и современном состоянии объединительного процесса
11 сентября, 2015 - 10:24
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

С 29 августа по 3 сентября 2015 года в храме Святой Троицы в квартале Пера Константинополя (ныне Стамбул) состоялся Синаксис (Собор епископов) Константинопольского патриархата. Одним из важных вопросов был вопрос единства украинского православия. По этой проблеме прошли совещания Святейшего Вселенского Патриарха Варфоломея с иерархами УПЦ США и Канады, двое из которых недавно были в Украине, где выступали в роли посредников в объединительных переговорах между УАПЦ и УПЦ КП. Во время этих совещаний иерархи УПЦ в диаспоре, в частности, высказали свое мнение, суть которого в том, что проблемой для единства украинского православия является то, что одна из его веток находится в составе Московского патриархата (сомнительное с канонической точки зрения переподчинение Киевской митрополии под юрисдикцию Москвы состоялось в 1686 году. — В.М.). Также на протяжении этих совещаний было высказано предложение относительно того, что возобновление единства украинского православия может состояться через вхождение православных юрисдикций Украины под омофор Вселенского патриарха. Попытаемся проанализировать, насколько мнения, высказанные на Синаксисе, отвечают современным реалиям нашего государства и насколько возможен предложенный Константинополем вариант возобновления единства.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ОБЪЕДИНИТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА

В июле этого года прошли переговоры об объединении между УПЦ КП и УАПЦ, которые, к сожалению, завершились безрезультатно. Патриарший совет и Архиерейский собор УАПЦ отклонили все довольно ультимативные предложения УПЦ КП относительно Объединительного собора. «Камнями преткновения» стали вопросы пропорции представительства делегатов от обеих церквей на Объединительном соборе, названия будущей церкви, а также выборов предстоятеля. Выйдя с переговоров, оба его участника громко хлопнули дверьми, выдав заявления своих официальных пресс-служб, в которых взаимно обвиняли друг друга в срыве переговорного процесса. Третья ветка православия — УПЦ заявила, что все эти переговоры — внутреннее дело УАПЦ и КП, однако одновременно звучало что-то наподобие «так мы и знали». Однако обе церкви — участницы переговоров продолжают декларировать свою преданность идее единства и другого, кроме поиска единства, пути не видят. Правда, УАПЦ, завершив переговоры на этом этапе, не имеет плана, как пытаться объединяться дальше, а вот в КП призывают «объединяться снизу», а фактически приходу УАПЦ присоединяться к УПЦ КП. Московский Патриархат пока наблюдает за ситуацией и активных действий в деле единения не совершает. Таким образом, все вроде бы не против объединяться, но пока дело объединения остановилось.

ОБЪЕДИНИТЕЛЬНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Анализируя сказанное на Синаксисе, а также принимая во внимание современное состояние объединительного процесса, изложенное выше, можем смоделировать несколько перспектив будущего объединения. Заявления Константинополя относительно того, что препятствием к единству Украинского православия является пребывание одной из его веток в МП, дают понять, что Вселенский Патриарх прозрачно намекает Москве, что Украина все-таки не является канонической территорией «Белокаменной», а Константинопольская церковь-мать готова способствовать делу единства Украинской церкви. Напрашивается вывод, что Москва с такой формулировкой не согласится и будет доказывать, что Украинская церковь все же должна быть в подчинении Москвы, мол, сами верующие этого хотят. Зачем Константинополю входить в конфликт с Москвой — непонятно. Хотя варианты есть. Из тех же заявлений на Синаксисе нетрудно судить, что Константинополь видит дело объединения как образование в Украине митрополии Вселенского патриархата, в которую бы вошли УПЦ КП, УАПЦ и часть УПЦ. Это единение в варианте Константинополя. Кто же в Украине на него согласится? Однозначно согласится большинство УАПЦ (за исключением небольшого количества приходов, которые предпочтут не подчиняться Константинополю, а и дальше оставаться автокефальными), но одну УАПЦ Вселенский Патриархат принимать не будет, поскольку она насчитывает всего 1500 приходов, а ради такого количества Константинополь не станет рисковать отношениями с Москвой. Поэтому Константинополю так важно объединение церквей перед тем, как они войдут в его юрисдикцию.

А вот Киевский патриархат несколько раз заявлял, что статус митрополии, тем более в составе Вселенского патриархата, для этой церкви неприемлем. Сам Патриарх Филарет отмечал, что все равно, в чьей зависимости быть — Московской или Стамбульской, — УПЦ КП согласна лишь оставаться в том же статусе — автокефальной церкви с предстоятелем в сане Патриарха. Все остальное УПЦ КП не устраивает. А Константинопольскую церковь-мать можно просить лишь о каноническом признании Киевского патриархата и тех, кто к нему присоединится, Поместной православной церковью.


ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Что касается УПЦ МП, то очевидно, что она никогда в полном составе не согласится ни на автокефалию, ни на вхождение во Вселенский патриархат. Относительно автокефалии, мы помним 1990-е: когда тогдашний Предстоятель УПЦ митрополит Филарет был активным промотором идеи автокефалии, то целые епархии писали обращения к Патриарху Московскому с просьбой «принять под свой омофор». Часть же УПЦ, которую можно назвать «проукраинской» или, как ее предпочитают называть противники, «автокефалистской», кажется, была бы готова перейти в новую объединенную церковь независимо от того, была бы это митрополия Константинопольского патриархата или автокефальная церковь. Для них главное — «каноническое признание», единство и возможность сопричастия с мировым православием. Другая же, консервативная часть УПЦ, видит единение лишь одним способом — «покаяние раскольников» и «возвращение» их в «церковное ограждение».

Поэтому вариант единства, предложенный Константинополем, сейчас маловероятен к реализации. Потому что, с одной стороны, Константинополь готов принять под свой омофор лишь большую и объединенную Украинскую церковь, а с другой — главный игрок — УПЦ КП, без которой это единение не может состояться, — согласна лишь на автокефалию. Или идея единства украинского православия — это несбыточная утопия. Возможно ли реализовать мечту украинцев? К размышлениям приглашаем также наших экспертов.

КОММЕНТАРИИ

«ПОСЛЕ ПРИЗНАНИЯ АВТОКЕФАЛИИ И ОБЪЕДИНЕНИЯ УПЦ РПЦ ПРЕВРАТИТСЯ ИЗ ЦЕРКВИ-ИМПЕРИИ ПРОСТО В ОДНУ ИЗ ЦЕРКВЕЙ»

Владыка Евстратий (Зоря), Архиепископ Черниговский и Нежинский, спикер УПЦ КП, секретарь Священного Синода:

— Вопрос урегулирования статуса Украинской церкви, прекращения антиканонического подчинения части УПЦ Московскому патриархату — это вопрос будущего не только для Украины, но и для всего православия. Потому что как Россия без Украины не может возродить империю, так и РПЦ без власти над Украиной не сможет диктовать мировому православию свою волю, мотивированную доктриной «Русского мира», пользуясь тем, что МП больше, чем все остальные церкви вместе. Приблизительно 40% МП находится в Украине. После признания автокефалии и объединения УПЦ РПЦ превратится из церкви-империи просто в одну из церквей. Как СССР с Украиной был мировой сверхдержавой, а современная РФ — просто большая страна. Поэтому для Вселенского патриархата, испытывающего давление со стороны Москвы, которая стремится перебрать себе первенство в православии, украинский вопрос — это вопрос будущего. Тем более что московская церковная политика из-за стремления служить государственным интересам России ставит под угрозу единство всего православия. На что прозрачно намекает итоговый документ Синаксиса.

Долг Вселенского Патриарха — заботиться о единстве и поддерживать его. Иерархи украинской диаспоры как украинцы значительно лучше разбираются в проблемах церкви в Украине, чем большинство иерархов Константинопольского патриархата. Также активно на позицию украинских иерархов влияет их паства в Америке и Канаде, которая желает, чтобы церковь на Родине была независимой от Москвы и официально признанной. Российская агрессия в Украине усилила эти настроения среди диаспоры, на что не могут не реагировать иерархи. Поэтому вполне естественна активизация их роли как наблюдателей и посредников в налаживании диалога в Украине и относительно Украины. Мы поддерживаем эти усилия и одобрительно воспринимаем те плоды, которые уже есть. Надеемся, что конструктивный труд продолжится и в дальнейшем. Что касается омофора Вселенского Патриарха, то эта идея нереальна и она сейчас не рассматривается даже в самом Константинополе. Наша церковь провозгласила свою автокефалию и просит Константинополь признать эту автокефалию. Такими были все предыдущие исторические прецеденты. Ни одна церковь, получившая признание своей автокефалии от Константинополя, для этого не входила предварительно под его омофор. Ближайшим для нас примером является церковь в Польше, которая исторически была частью Киевской митрополии, незаконно купленной московскими царями в 1686 году. Когда эта церковь освободилась от московской власти, она не пошла под омофор Константинополя, но просила и получила признание своей автокефалии (в 1924 г.). Мы считаем, что так должно быть и в нашем случае: Константинополь должен признать автокефалию Киевского патриархата. А когда УПЦ КП получит такое признание, тогда процесс создания единой поместной церкви значительно ускорится. Потому что большинство православных из других юрисдикций воздерживаются от единения с нами лишь потому, что Киевский патриархат — «непризнанный». Само признание УПЦ КП со стороны Константинополя мы видим ключом к достижению церковного единства в Украине

«КЛЮЧ К РЕШЕНИЮ ПРОБЛЕМЫ ЕДИНСТВА ЛЕЖИТ НЕ В КОНСТАНТИНОПОЛЕ И ДАЖЕ НЕ В МОСКВЕ, А В ЦЕРКОВНОМ КИЕВЕ»

Протоиерей Николай ДАНИЛЕВИЧ, заместитель главы ОВЦС УПЦ:

— Вопросу единства украинского православия на Синаксисе на самом деле не уделялось столько внимания, как об этом написано в новости, появившейся на сайте «Религия в Украине». Патриарх Варфоломей в своей вступительной речи об Украине упомянул лишь один раз, когда он говорил о «продолжающемся разделении православной паствы Украины». Это понятно, ведь основной задачей, стоявшей перед иерархами Константинопольского патриархата, было обсуждение вопросов, связанных с Всеправославным собором 2016 года. Тем более что Патриарх в своей речи сказал, что этот Синаксис (собрание) не призван принимать административные решения, а носит лишь консультативный характер. При этом в итоговом коммюнике среди прочего сказано, что «иерархи Вселенского патриархата направляют свои мысли и молитвы к тысячам наших братьев в Украине и молятся за прекращение разделения и за восстановление мира и единства благочестивого украинского народа». Эти слова можно понимать как касающиеся как церковных дел в Украине, так и политической жизни и военных действий, продолжающихся на востоке. Хочу отметить, что все публичные заявления Вселенского патриархата свидетельствуют о том, что эта церковь готова способствовать объединению украинского православия, но на основе священных канонов. В частности, после визита экс-президентов Украины Л. М. Кравчука и В. А. Ющенко в Константинополь и их встречи с Патриархом Варфоломеем в официальном сообщении было сказано, что Константинопольская церковь готова быть посредником «для канонического разрешения глубокого церковного разделения в Украине». Кроме того, позиция Константинополя заключается в том, чтобы обеспечивать «более тесное сотрудничество и укрепление связей между Православными церквями, чтобы Православная церковь, несмотря на то, что канонически состоит из многих автокефальных церквей, имела единый голос и чтобы в ней формировалось сознание того, что она не перестает быть единой церковью» (из выступления патриарха Варфоломея на Синаксисе). Эти и другие официальные заявления Константинопольского патриархата свидетельствуют о том, что эта церковь не сделает шагов и действий, которые бы принесли разделение в среду православных христиан по всему миру. Это означает, что ни одна из украинских неканонических конфессий (УПЦ КП, УАПЦ) не может быть в одностороннем порядке признана Константинополем в качестве поместной церкви без согласования с РПЦ, потому что это будет нарушением канонического права и приведет к большим проблемам в мировом православии. Эти вещи важно понимать и учитывать, чтобы не создавать себе и людям лишних иллюзий. Признание любой из украинских неканонических конфессий в качестве поместной церкви невозможно, потому что автокефалия дается всей церкви, а не какой-то ее отколовшейся части. Не может, к примеру, в Украине 4600 приходов УПЦ КП быть поместной церковью, а 12 700 приходов УПЦ в Украине не быть поместной церковью. Если продолжить это сравнение по регионам, то ситуация станет еще очевиднее. Не может 284 прихода УПЦ КП в Ривненской области быть поместной церковью, а 539 приходов УПЦ в той же Ривненской области не быть поместной церковью. Не могут 18 приходов УПЦ КП в Харьковской области быть поместной церковью, а 283 прихода УПЦ в той же Харьковской области не быть поместной церковью. Кроме того, глава УПЦ КП Филарет отлучен от РПЦ — поместной церкви. А согласно церковным правилам, такой человек и возглавляемая им конфессия не могут быть приняты в общение другой поместной церковью, в данном случае — Константинопольским патриархатом. Если же даже теоретически предположить, что Константинополь мог бы признать отдельно взятую УПЦ КП или УАПЦ, то это в православном мире был бы акт, подобный аннексии Россией Крыма. Ведь как Россия, аннексировав Крым, нарушила всю систему мировой безопасности, так и возможное одностороннее признание УПЦ КП или УАПЦ Константинопольской или любой из поместных православных церквей мира приведет к нарушению церковных правил и всей системы межправославных отношений и принесет в семью православных церквей не «более тесное сотрудничество и укрепление связей», чего хочет Вселенский патриархат, а раздор. А следовательно, «Константинополь нам не поможет», и эти варианты отдельного вхождения всех православных юрисдикций Украины в лоно Вселенского патриархата и последующего их объединения и получения автокефального статуса нереальны. На мой взгляд, ключ к решению проблемы единства лежит не в Константинополе и даже не в Москве, а в церковном Киеве. Убеждения же иерархов УПЦ в США и Канаде, приводимые в тексте вышеупомянутой новости с сайта «Религия в Украине», которые назвали одним из препятствий к единству пребывание УПЦ в составе Московского патриархата, являются откровенно недружелюбными как к УПЦ, так и к РПЦ как части Мирового православия. Неправильно строить свою церковную идентичность на антирусской, на воинственной риторике по отношению как к УПЦ, так и к РПЦ, как это делают в некоторых украинских конфессиях и, к сожалению, отдельные представители диаспоры. Следует помнить, что РПЦ, нравится это кому-то или нет, является весомой частью Мирового православия, и если какая-то из упомянутых украинских конфессий хочет войти в эту семью поместных православных церквей, то неразумно конфликтовать с отдельными ее членами. Даже невзирая на сложные украинско-российские политические отношения.

УПЦ выступает за единство украинского православия на основе канонов церкви. Если будет достигнуто внутреннее единство церкви, если будет преодолен раскол, то мы готовы в перспективе рассматривать даже возможность автокефального статуса, но это следует решать соборно, спокойно, мирно, без политических обвинений и лозунгов, при согласии большинства церковного народа и духовенства, а также при согласовании со всеми поместными церквями, в состав которых будет претендовать войти Православная церковь в Украине в новом возможном статусе.

«ОНИ ОФИЦИАЛЬНО ЗАГОВОРИЛИ ОБ УКРАИНЕ — ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ И ЦЕРКОВНОЙ, И ИХ ГОЛОС ЗВУЧАЛ НА ВЕСЬ МИР»

Отец Михаил ДИМИД, доктор богословия в области экклезиологии и экуменических наук, преподаватель УКУ:

— Из официальных текстов обращения патриарха Варфоломея к своим епископам, а также из конечного коммюнике Синаксиса Вселенского патриархата в Стамбуле 2015 года напрашиваются такие выводы: существуют три уровня церковного иерархического подчинения во Вселенском патриархате: а) прямое — иерархия Вселенского престола; б) не до конца автономное, «под омофором» Вселенского престола — украинские и карпаторусинские иерархи; в) автономное, «на каноническом попечении» — автономные церкви Финляндии и Эстонии. Поскольку делается ударение на отдельном статусе украинской церковной структуры в иерархии Вселенского патриархата, кажется, что в будущем он мог бы не только относиться к диаспорным церквям, но и перенестись на материнскую территорию и повыситься в уровне. Такая «не-до-конца-автономия» стала бы временным мостом для спасения украинского православия от еще большего погружения в пропасть раздробления. Не потому что разделение — это что-то негативное само по себе, а потому что оно приносит противосвидетельство самой церкви и дискредитирует проповедь Божьего слова. Мол, те, кто борется за единство вокруг Христа, разъединяются в имени Христа. Очень важным и новым является то, что не только патриарх Варфоломей, но и все иерархи Вселенского патриархата направляют свое внимание и молитву для решения проблемы церковного православного раздора в Украине. Они официально заговорили об Украине — человеческой и церковной, и их голос звучал на весь мир. Те, кто имеет соответствующий опыт, знают, что это не просто «внимание и молитва». Для церкви это всегда является предвестником реальных шагов к переменам. Тем более, когда говорится о «тяжелых условиях» и о «страдании» от «разделения» «набожного украинского народа» и напоминается всем о своей материнской роли, то есть о том, что не какой-то неопределенный русьский, а «украинский народ получил свою веру и крещение от Матери-Церкви Константинопольской». Думаю, что очень важно обратить внимание на эти все нюансы церковного дипломатического языка, видеть, с какой настойчивостью Вселенский патриархат готовит почву для своей возможной прямой интервенции в Украину, но также понимать, что он этого сейчас не сделает, поскольку приоритетом №1 для Вселенского патриархата является отбывание Великого поместного всеправославного собора, а это не сможет произойти без Московского патриархата, намерения которого недружелюбны относительно идеи единства украинских христиан в единой поместной церкви.

Володимир МАМЧИН
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ