Если свобода вообще что-то значит, то это право говорить другим то, чего они не хотят слышать
Джордж Оруэлл, британский писатель и публицист

Герой из нашего городка

Как батарея комбата Константина Коваля выбралась из Иловайского котла
7 октября, 2014 - 11:40

«Думаю, нужно говорить о тех героях 51-ой бригады, которые совершали настоящие подвиги. И не ждать, пока о них кто-то вспомнит и даст медальку, а требовать к ним внимания и уважения уже. Знакомьтесь — капитан Константин Коваль, командир второй противотанковой батареи противотанкового артиллерийского дивизиона 51-й бригады. Это именно тот Костя Коваль, о мужестве и профессионализме подразделения которого восторженно рассказывал полковник Евгений Сидоренко (для журналиста Юрия Бутусова). Благодаря ему многие люди таки вырвались из Иловайского котла...».


ФОТО КОНСТАНТИНА ЗИНКЕВИЧА

Эти слова волонтер из Владимир-Волынского Константин Зинкевич написал на своей странице в «Фейсбуке». Написал и ради того, чтобы помочь комбату Ковалю и его боевым побратимам... экипироваться. Ведь из пламени непровозглашенной войны ребята вышли не только с ранениями (к счастью, не особо тяжелыми), а без многих вещей, столь необходимых солдату в военном быту. Волонтер написал, что сам комбат Коваль («очень хороший и скромный человек с уставшими глазами») ничего не станет просить. А необходимы были дальномеры, шлемы, куртки, спальники, теплое белье, приборы ночного виденья, тепловизоры, берцы, аптечки... Но мало чем проникаются сегодня волонтеры, которые давно открыли «второй фронт» ради украинской армии!

Сам Костя Коваль сейчас находится в отпуске в родном городке, но готов, как говорят, в любой момент опять стать в строй. Он не только кадровый военный, а наследственный артиллерист. Офицерами служили оба дедушки и отец. Закончил Военный институт ракетных войск и артиллерии в Сумах. Капитаном стал весной этого года. 18 сентября ему исполнился 31 год. Дочери в ноябре исполняется три, и вскоре семья Ковалей ждет пополнения... Простая биография обычного молодого человека.

Наслушавшись о мужестве офицера, думаешь, что увидишь перед собой какого-то суперкиборга. А он и роста обычного, и вообще в толпе ничем не выделяется. Разве только глазами, которые свидетельствуют, что много чего видел. С такими глазами наши ребята теперь возвращаются с войны... В разговоре Костя скажет, что это на самом деле война артиллерии, в которой побеждает тот, у кого лучшая техника и кто точнее нанесет удар. Но, несмотря на силу противника, у украинской армии есть определенное преимущество: люди, которые научились воевать и готовы на все ради родного государства. «Ты туда пойдешь, потому что не хочешь, чтобы этот хаос оказался у ворот твоего дома»,   — так после сформулирует это ощущение еще один владимир-волынский волонтер Алексей Панасюк.

В День Независимости Украины батарея Коваля стояла около села Кутейниково. В этот день волынские военные подбили три БМД российской армии, а вояки из соседней страны разбежались по «зеленке». Но в ответ наших ребят накрыло шквальным артогнем... Потеряли три пушки, получили команду немного отойти. С двумя пушками под огнем уехали оттуда, имея только двух легко раненных. 25 августа поехали, говорит комбат Коваль, на рекогносцировку, выбрали место, где замаскировали две свои пушки. В бинокль видели, как подходит техника врага, насчитали более 70 единиц, но «высшая сила» (то есть командиры) приказали: «Наблюдать». «Я, конечно, не стратег, — говорит теперь Костя, — но понимал, что нас окружают». Впоследствии по нашим позициям очень сильно поработали вражеская артиллерия и «грады». После обеда в полутора километрах появилась другая вражеская колонна.

«Мы подпустили их на 200 метров от нас и тогда шарахнули. Огонь был без команды, я приказал наводчику Виталию Лукашуку подпустить их на 200 метров и стрелять. Ребята справа хорошо поддержали нас гранатометами. А другая наша пушка оказалась не засвеченной, что очень потом помогло», — скромно рассказывает о своей войне комбат Коваль, батарея которого прикрывала выход украинских военных из Иловайского котла. Он не отступил, когда на них шли вражеские колонны, а вступил в бой. В составе расчета той легендарной пушки были наводчик, рядовой Виталий Лукащук, солдат Александр Русов, старшие солдаты Сергей Касьянчук и Ярослав Ковальчук.

Украина об отважной батарее артиллеристов и их умелом командире узнала, собственно, от полковника, начальника бронетанковой службы вооружения оперативного командования «Юг» Евгения Сидоренко. Это тот полковник, который на захваченном им враждебном танке вышел из Иловайского котла. По его словам, 25 августа в три часа дня по пути от Кутейниково на Иловайск была обнаружена колонна российской бронетехники — 16 единиц, включая танки. Колонна двигалась прямо на позиции сил АТО, которые подверглись артобстрелу. «По радиостанции я услышал о движении колонны, — говорит Евгений Сидоренко. — Я был один рядом с российским танком, экипаж не был сформирован. Зная, что на позиции, которая прикрывала дорогу, стоит только одна наша противотанковая пушка «Рапира» из состава второй противотанковой батареи 51-ой механизированной бригады, я сел на место механика-водителя и поехал в угрожающем направлении. Около орудий стоял сам комбат Константин Коваль. Ребята проявили себя просто блестяще и профессионально». Уже первым выстрелом была уничтожена главная машина противника — МТЛБ-6М, которая имеется на вооружении только российской армии.

Далее опять Евгений Сидоренко: «В этот момент я понял, что нужно прикрыть наши орудия во время перезарядки и отвлечь внимание от нашей засады и резко выехал вперед на дорогу, перебрался в кресло командира и открыл огонь из крупнокалиберного пулемета по вражеской колонне и разбегающимся солдатам. Было немного тревожно, конечно, я же не знал, кто там за моей спиной — вдруг их сейчас накроют огнем, или они побегут, а я здесь один останусь, на открытой местности вообще без шансов. Но ребята оказались настоящими героями и профессионалами. Они подбили две следующие машины противника. Россияне открыли беспорядочный огонь и под прикрытием дыма и пожара сбежали, бросив своих убитых и одного тяжело раненного солдата из состава 31-ой десантно-штурмовой бригады...».

Из Иловайского котла батареи комбата Константина Коваля пришлось выбираться... на пузе. Потому что команда была — «Держаться», но держаться уже было не с чем: оставалось только десять снарядов. Константин гордится тем, что враг не прорвал оборону, которую держали и его ребята. Говорит, что и офицеры, и солдаты просто лезли под пули. Когда же отходили, то самое страшное, что по них работали «Ноны-2», гранатометы, снайперы. «Выгнали нас на поле и подогнали артиллерию. Словом, было весело!» — горько вздыхает Константин. Ему не безразлична судьба 51-ой бригады, которую теперь расформировывают, а ведь ее бойцы удержали не одну позицию, одержали не одну победу...

В одном из сел, чтобы иметь шанс вывести больше бойцов живыми, вынуждены были разделиться на мобильные группы. Делились на ходу. В ту, где был Коваль, попали два солдата из его батареи, четверо — из батальона «Миротворец» и один из батальона «Днепр-1». Хорошо, что на поле, по которому пришлось ползти два (!) километра, росли подсолнухи. Иначе бы живыми не выбрались. Ведь тех, кого враги видели, они просто достреливали.

На вопрос, была ли у них надежда выбраться к своим живыми, комбат Коваль говорит, что надежда была, ведь как без нее — и Богу молились, даже не зная молитвы, а своими словами. Отдельная история, как они нашли село, где стояли свои, как туда добрались, а уже оттуда их в Запорожскую область вывез Красный Крест.

«Кажется, словно этого всего не было, как будто уже и отпустило. А нет-нет, да и вспомнишь», — признается Константин. Из его батареи в живых остались (ранения тут уже и не считаются) все 40 человек, только один боец — в списках без вести пропавших. Разумеется, что во время боев выжили ребята и благодаря тому, что слушались командира. «Всегда говорил я: вас много    — я один, должны меня слышать. Да и тогда у нас еще были рации, общались с другими подразделениями, и можно было маневрировать», — добавляет капитан.

«История этой непровозглашенной войны пишется уже, — говорит волонтер Константин Зинкевич. — Потому нужно, чтобы люди знали наших героев, как они за нас воевали. Нужно, чтобы общество заботилось об их семьях, которые больше других живут между войной и миром, о раненых и контуженных, потому что их травмы начнут проявляться очень скоро, мы должны все беспокоиться, чтобы эти воины имели реальные льготы. Такие примеры мужества, офицерской чести, как у капитана Константина Коваля, отваги его солдат (а это же просто мобилизованные гражданские люди) мы должны даже культивировать. Чтобы дети знали, с кого брать пример».

 

Наталия МАЛИМОН, «День», Луцк
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ