Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Год духовности — под символами бездуховности

25 июня, 2004 - 00:00

По решению Донецкого областного совета, 2004 год объявлен в области годом духовности. Идея сама по себе прекрасная, ведь Донетчина — край настоящих великанов национального духа. Здесь родились, жили, творили великие поэты, писатели, художники, композиторы, которые обогатили духовность нашего края. Даже далеко не полный перечень знаменитых имен поражает: Владимир Сосюра, Василий Стус, Архип Куинджи, Иван Карабиц, Никита Шаповал, Олекса Тихий, Михаил Гришко, Анатолий Соловьяненко, Алла Горская, Виктор Зарецкий, Виктор Арнаутов. Судьба этих выдающихся людей тесно связана с донецким краем.

Однако предусматривал ли проект «Год духовности на Донетчине» возрождение украинской духовности и национального сознания в регионе, в котором постоянно навязываются чужие идеи и символы? Нельзя дать исчерпывающий ответ на этот вопрос только отчетом (а он слишком длинный) о фестивалях, концертах, спектаклях, конкурсах и тому подобное. В прошлом году в Донецке нанесли сокрушительный удар по духовности, ликвидировав школу №36 с украинским языком обучения. Восстановление справедливости в планах «Года духовности», к сожалению, не предусматривается. Это придает официальным мероприятиям года духовности вид блестящей витрины и напоминает анекдот о голом, который решил пофрантить, украсив шею галстуком.

Не так давно на сессии Мариупольского горсовета обсуждали программу развития и функционирования украинского языка, предложенную управлением образования горсовета. Программа предусматривает увеличение количества школ со статусом украиноязычных, поэтому депутаты восприняли ее очень болезненно и нервно и приняли с поправками. Один депутат договорился до того, что «не следует навязывать украинский язык в русскоязычном регионе!» Так понимают духовность некоторые народные избранники. Хватит ли им «пятилетки духовности», чтобы осознать бесперспективность намерений обеднить духовное развитие учеников школ?

Но главное не только в языке, но и в формировании «новой» общности людей под названием «донбасовцы», которой прививается отстраненность от процесса формирования украинской политической нации. Вместо того, чтобы помочь людям найти себя в этом процессе, им предлагают идеологический суррогат «мы — донбасовцы», которым пытаются заменить естественное «мы — украинцы». Те, кто видит в этом свою политическую выгоду, пропагандируют, что «интернационализм» объединяет, а «национализм» разрушает. В этой формуле нет места пониманию той стороны, против которой «воздвигаются баррикады». Вместо этого открываются шлюзы для внешнего влияния.

Даже такой безобидный, на первый взгляд, момент, как фотографирование у «Царь-пушки» постепенно превращается в символический ритуал. «Царь- пушка» — копия известного памятника, который советскому человеку преподносили, словно восьмое чудо света. Эту копию, которая изготовлена на «Ижстали», установили перед зданием горсовета. Возможно, иметь под окнами своеобразный «кусочек Кремля» — это очень круто. Но разве у нас нет своих раритетов? Раритеты есть, чувства гордости за них не хватает. Изображение копии «Царь- пушки» растиражировали в буклетах, календарях, эмблемах фестивалей, видеоклипах. Таким образом, новоявленный символ Донецка сделали из эрзац-памятника, что унизительно для города, который называют шахтерской столицей. И вот уже свадебный кортеж автомобилей останавливается вблизи «памятника», и молодые подходят с цветами к символу славы и непобедимости русского оружия, как когда-то их родители — к памятнику Ленину. А неподалеку, через два квартала, возвышается духовный символ Украины — памятник Кобзарю.

Эмблемой года духовности стало изображение свечи на фоне карты Донецкой области в виде ладони. Это копирует тот образ, который вызывает щемящее воспоминание о гражданском призыве Джеймса Мэйса почтить в годовщину Голодомора в Украине память погибших от сталинского террора. «Свеча в окне» — символ духовности, который завещал нам Джеймс Мэйс. Он первым рассказал человечеству о миллионных жертвах геноцида против украинского народа, о тех, кто организовал это преступление. А в центре Донецка одна из улиц носит имя большевика Постышева — организатора голодомора в Украине. На доме № 66 висит мемориальная доска, которая объясняет прохожим, что улица названа «в память выдающегося деятеля Коммунистической партии Советского Союза». О роли «выдающегося деятеля» в истязании украинского народа террором голода и массовыми репрессиями, в погроме украинской культуры рассказали в своих исследованиях историки Орест Субтельный и Юрий Шаповал. О причастности Постышева к преступлениям против украинского народа рассказывают все современные учебники по истории. Похоже, что только донецкой городской власти эти факты неизвестны. Между тем представители общественных организаций проводили просветительскую работу — давление на власть при помощи обращений и предложений. Еще 22 августа 1990 года в Донецкий городской совет народных депутатов поступило обращение от областной организации УРП и общественно-политической организации «Демократический рух», в котором предлагалось переименовать улицу Постышева в улицу Василия Стуса. Предложение осталось без ответа. В 1992 году совещание Донецкого государственного университета дало согласие на установление мемориальной доски В. Стусу. С этого времени областная организация «Просвіта» ставит вопрос об увековечении памяти Стуса. Только в 1996 году исполком Донецкого горсовета принял решение об установлении мемориальной доски Василию Стусу на фасаде первого учебного корпуса Донецкого госуниверситета. В отношении улицы Постышева ответа не было.

К 190-летию со дня рождения Тараса Шевченко и в связи с проведением года духовности областные организации «Просвіти» и КУН обратились в Донецкий облсовет и облгосадминистрацию, предложив проведение пакета культурно-просветительских мероприятий, среди которых и требование переименовать улицу Постышева. В ответе заместителя председателя постоянной комиссии по вопросам культуры, духовности и поддержки средств массовой информации В. Тимченко говорится о том, что переименование улиц относится к компетенции органов исполнительной власти города Донецка. Тогда организация КУН обратилась к председателю Донецкого горсовета А. Лукьянченко, внеся 14 предложений по проведению года духовности, в частности предложение переименовать улицы имени палачей Украины Постышева, Мехлиса, Мануильского и других. Ответ поступил от начальника отдела культуры Донецкого горсовета Н. Юренко. Из 14 пунктов перечня мероприятий, предложенных КУН и «Просвітою», удостоился внимания только пункт 7 об увековечении памяти Никиты Шаповала, Владимира Сосюры, Аллы Горской, Олексы Тихого, Василия Стуса. Официальный отказ: «Увековечение памяти Никиты Шаповала, Олексы Тихого, Аллы Горской считаем нецелесообразным, так как их творческая деятельность не связана с городом Донецком» (письмо 01-1/72 от 23.03.04) Во-первых, это утверждение не отвечает действительности, во-вторых, разве деятельность Мехлиса, Абакумова, Ворошилова, Дзержинского и других связана с городом Донецком? Отдел культуры пишет: «Художница Алла Горская жила и работала в г. Киеве. Одна из ее работ — мозаика «Женщина-птица» — расположена в нашем городе, в ресторане Макдональдс». Опять неточность: кроме мозаичного панно «Женщина-птица» Алла Горская создала мозаики, размещенные на торцах СШ № 5 в Донецке (180 кв. м). Далее — еще интереснее: «На основании выводов специалистов, она («Женщина-птица». — Г.А. ) была сохранена при проведении реконструкции здания». Опять отдел культуры недостоверно информирует тех, благодаря кому и была сохранена мозаика — это областные организации Союза украинок и «Просвіти». Об этом в свое время писали газеты, в том числе донецкие. Возможно, в отделе культуры не знают, что Алла Горская была не только художницей, но и правозащитником. Весной 1960 года в Киеве был основан «Клуб творческой молодежи» — общественная организация, которая ставила своей целью объединить духовные силы молодого поколения для национального возрождения в Украине. Душой клуба были Василий Симоненко, Алла Горская, Лина Костенко, Иван Драч, Иван Свитлычный, Василий Стус, Евгений Сверстюк, Николай Винграновский, Михаил Брайчевский. В клубе была создана комиссия, которая занималась поисками мест погребений жертв сталинского террора.

Сегодня кощунственным сочетанием в Донецке несовместимого — произведение Аллы Горской на улице имени Постышева — духовные сокровища Украины оскверняются под пятой бездуховности прославления имен палачей Украины в названиях улиц Донецка.

Обычно местная власть мотивирует свое нежелание упорядочить топонимику города якобы астрономическими финансовыми расходами на смену табличек с названиями улиц. Но при этом в Донецке меняют старые советские таблички с русскоязычными надписями на новые, в которых имена Постышева «с соратниками» вычеканены на государственном украинском языке. Дальше, как говорится, уже некуда.

Поэтому с сожалением вынуждены констатировать: пока что год духовности на Донетчине проходит под символами бездуховности.

Галина АЛЕКСАНДРОВА, Мариуполь
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments