...Несогласие в собственных рядах есть смертоноснее за враждебные мечи, а внутренние разногласия открывают двери иностранным захватчикам.
Карл Густав Эмиль Маннергейм, государственный и военный деятель Финляндии, президент Финляндии

Голодомор — 32/33 — боль сердца всей Украины

1 августа, 2003 - 00:00

«…Царює смерть на рідний Україні
Чим провинилися її сини?»

Микола Руденко

Краеугольный камень международного права и этики межгосударственных отношений — геноцид не имеет и не может иметь срока давности. Голос многих миллионов невинных жертв звучит в наших сердцах и вызывает в душах такую же боль, как и 70 лет назад. Знания о трагедии приумножаются, а боль сердца становится еще более нестерпимой.

Преступная народоубийственная политика Москвы в Украине не была тайной для украинцев Западной Украины, живших под польским господством. Наоборот, они все знали, поскольку жертвы геноцида переходили через границу и рассказывали людям о трагедии украинского народа — искусственном голоде 1932 — 1933 годов. Украинцы Галичины, Волыни, Закарпатья и Буковины, а также западной диаспоры, не только оплакивали «ужасное положение наших братьев над Днепром», они создали центральные общественные организации, целью которых было собрать продукты питания и переслать их на Восточную Украину. Второй задачей было манифестировать перед миром трагедию Украины.

Инициативу широкой общественной организации выдвинула Украинская Парламентарная Репрезентация, которая 25 июля 1933 года создала Комитет Спасения Украины. В тот же день Комитет издал Воззвание, которое подписали представители всех украинских организаций города Львова. Первыми подписали этот документ депутаты Сейма Дмитрий Левицкий и Дмитрий Великанович. Представители всех организаций подписывались и ставили печати. Воззвание начинается драматичным призывом: БИЙМО У ВЕЛИКИЙ ДЗВІН НА ТРІВОГУ! «Велика Україна, Твій материк, цей найбагатший край в Європі, корчиться нині в голодових муках і болях і терпить нестерпний національний гнет. Російські комуністи- більшовики, що вогнем і мечем знищили Українську Державу над Дніпром… розпинають тепер український нарід. Український Народе! Де б Ти не жив поза межами Великої України, чи в Галичині, чи за океанами в Америці чи на Волині й Холмщині… Ти не можеш спокійно приглядатися величезному горю та мукам Твоїх поневолених і голоджених братів».

Это Воззвание словно озвучило национальную трагедию восточных украинцев, которая всегда присутствовала в сознании западных украинцев. Создавались общественные комитеты всех уровней, а координировал всю деятельность Центральный Комитет во Львове. В Подгайцах, например, 9 сентября 1933 года был создан Уездный Комитет Помощи Голодающим Украины, главой которого стал адвокат Григорий Стецюк. Вся деятельность проходила в структуре Комитета Спасения Украины, в который входили выдающиеся общественные и политические деятели Галичины, среди них посол и вице-маршал польского Сейма Василий Мудрый — председатель, депутат Милена Рудницкая — заместитель председателя, депутат Зеновий Пеленский — секретарь. Комитеты собирали средства, чтобы закупить продукты для голодающей Украины. Но коммунистическая власть заявила, что в Украине голода нет и запретила их ввозить. У Комитета Спасения Украины не было иного выбора как организовать общественные собрания и протесты с надеждой повлиять на международные структуры, чтобы они помогли украинскому народу. Центральный Комитет Спасения Украины провозгласил 29 октября днем скорби и протеста. В тот день 1933 года во всех селах и городах состоялись траурные церемонии в связи с трагедией украинского народа. Проходили траурные собрания разных организаций с соответствующими докладами, отправлялись богослужения и панихиды с проповедями. В этот траурный день «відправлялися в усіх львівських церквах торжественні богослуження в наміренні наших томлених голодом братів над Дніпром та панахиди за померших наслідком голоду».

Очень трогательно читается сообщение о проведении «ДНЯ ТРАУРА И ПРОТЕСТА» на Радехивщине, где люди «со слезами в глазах давали свои пожертвования для голодающих братьев». В селе Нестанычи особенно ощущалось духовное братское единение украинского народа, который был разделен искусственной границей. В Нестанычах, как и в каждом другом месте, отслужена Служба Божья и после панихида. «Настрій у селі, — описывает свидетель, — був дуже поважний і святочний. Всі громадяни здержалися від їди, курення і забав. Пополудні після вечірні церковні дзвони дзвонили 5 хвилин, після чого повстала в цілому селі 5- хвилинна мовчанка і згодом знову дзвони дзвонили 5 хвилин. В год. 5. відбулися сходини, на які запрошено місцевих громадян. Про події на В. Україні реферував о. парох. Ухвалено відповідні резолюції».

Протесты и резолюции, принимавшиеся общинами, интересны своим содержанием, а также уровнем общественного объединения. Так, к примеру, протест села Зарудцы, подписанный священником от прихода и председателями обществ «Читальні «Просвіти», Товариства «Рідна Школа», Кооперативи «Згода» та Товариства «Луг». Довольно обширный протест написали граждане Трускавца. «Протестуємо, — писали они, — перед усім культурним світом проти засудження на голодову смерть московськими комуністичними тиранами частини українського народу, яка опинилася під страшним совітським ярмом... Запевняємо наших многострадальних братів і сестер, що наша любов супроводжує і супруводжуватиме їх дальше на їхній хрестній дорозі». Подписали этот протест представители 8 обществ: «Сокіл», «Сурма», «Просвіта», «Рідна Школа», «Кооператива», «Союзу Українок», «Сільский Господар» и «Товариства Ремісників Промисловців і Торговців».

Очень многолюдным был день траура и протеста на Лычакове во Львове, где, после Службы Божьей и панихиды за умерших от голода, состоялось общественное собрание, на котором сделал доклад Орест Радловский. Докладчик представил присутствующим трагедию голодомора и его последствия для украинского народа. После доклада присутствующие единогласно приняли следующую резолюцию:

«1. Московсько–більшовицький уряд поневолив силою Україну та накинув її насильно чужий лад.

2. Московські більшовики та їх українські прихвостні стремлять до цілковитого знищення України, до винищення основи Нації широких українських мас і що теперішній голод це один із засобів до осягненої ціли.

3. Проти такого поступовання московського уряду закладаємо якнайрішучійший протест. Взиваємо все Українське Громадянство зривати маску з облудної політики, відкривати правдиве лице того уряду перед цілим світом.

4. Взиваємо все Українське Громадянство станути до рішучої боротьби з більшовицькою течією.

5. Взиваємо все Українське Громадянство помочи ділом своїм братам по той бік Збруча, складаючи пожертви на поміч голодуючим.

6. Нашим братам за Збручем висказуємо своє співчуття і взиваємо їх витримати в боротьбі з наїзником.

7. З вірою в невміручість духа Української Нації, виповідаємо безпощадну боротьбу з московсько–більшовицьким наїзником та їх українськими прихвостнями аж до повної побіди».

Резолюция приведена в полном объеме, поскольку она передает дух всех прочих резолюций и протестов, которые я имел возможность прочитать. Стоит отметить, что Центральный Комитет Спасения Украины был также одним из инициаторов и активных участников в «Международной межконфессиональной конференции по вопросу помощи голодающим в Советском Союзе». Конференция, которую инициировал кардинал Т. Инницер, состоялась в Вене 16 и 17 декабря 1933 года при участии выдающихся личностей, представлявших разные национальные и конфессиональные группы. Наибольшие две группы участников представляли евреи, которых представлял Главный раввин Австрии доктор. Д. Фойхтванг вместе с несколькими видными профессорами, и украинцы, которых представлял епископ Будка, в качестве представителя Митрополита Шептицкого; от Центрального Комитета Спасения Украины депутаты Сейма Милена Рудницкая и Зеновий Пеленский. Прибыли также доктор Л. Чикаленко (из Варшавы), проф. О. Лотоцкий (из Парижа), доктор Витошинский (из Лондона)...

После открытия конференции и вступительного слова Кардинала Инницера, обширное сообщение и обсуждение ситуации голодомора и вопрос помощи открыл доктор Э. Амменде. После исчерпывающих дискуссий присутствующих представителей различных организаций Конгресс принял Декларацию, в которой было подтверждено состояние голодомора, включая людоедство, существовавшее главным образом в Украине и на Северном Кавказе. Декларация также обращается к мировой общественности помочь тем несчастным народам. Стоит отметить, что и в Люксембурге был создан Комитет помощи голодающим, который издал интересный и трогательный призыв к населению этой спокойной страны. В нем есть такие слова: «Мільйони і мільйони людей, діти і дорослі просять і плачуть за хлібом. Це в країні, що зветься житницею Європи. Подумайте: це брутальне мордерство людей є діяволським ділом тепер пануючої Росії, яка ненавістю і терором хоче побудувати новий світ».

К сожалению, мировая общественность плача украинских детей, умиравших с голоду, почти не слышала, хотя вопрос голода на Украине ставил премьер-министр Мовинцкел, представитель Норвегии в Женеве на заседании Лиги Наций. Трагическая действительность украинского народа не растрогала таких негодяев как Уолтер Дюранти, главного корреспондента «Нью Йорк Таймс» в Москве, который 31 марта 1933 года, после путешествия по Украине писал: «Нет настоящего голода или смертности от голодания, однако распространена смертность из-за недоедания». И Эдуард Эррио, премьер-министр Франции, который во время своего путешествия по Украине также не увидел голодомора, а только светлые стороны советской жизни.

Тарас ГУНЧАК, профессор истории Ратгерского университета (США)
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ