Время великодушно и справедливо - оно очищает память, снимает наветы и оскорбления с осужденных, воскрешает забытых, судит неправедных.
Сергей Параджанов, кинорежиссер, сценарист, художник

Как Ильф сыграл роль Чаплина

31 января, 2003 - 00:00

В издательстве «Текст» вышли две уникальные книги, которые дают наиболее полное представление о сатирическом тандеме века: Ильфе и Петрове. Опубликована полная версия записных книжек Ильфа и рукопись ненапечатанной книги «Мой друг Ильф» Евгения Петрова.

Но особенно интересен подробный рассказ о фотографической страсти Ильфа. Примерно с 1929 года он увлекся художественной фотографией и достиг в этом искусстве весьма приличного уровня, что было связано в те годы и с технологическими трудностями. «Уши Паниковского стали такими красными, что при их свете можно было проявлять фотографические пластинки», — метафора, явно сочиненная Ильфом.

Его писательская наблюдательность, умение выхватывать частное из общего было отлично переплавлено в фотоизображения. И литература, и живопись ( а художественное фото принадлежит скорее к этому виду искусства) используют язык образов. Ильф снимал архитектурные ансамбли, индустриальные сооружения, делал фоторепортажи из путешествий и портреты. Как художник «в чистом виде», Ильф запечатлел ряд фотонатюрмортов. Особенно интересен «Натюрморт с галстуками».

По сути — это мужской портрет. «Мужчина» вырисовывается в остроумном подборе вещей: хаотично спутанные галстуки, бутылка коньяка, коробка спичек, пепельница, до краев набитая окурками. Этакий холостяк! Спустя десятилетия подобный прием использовал для создания своих видеом ( коллажи из предметов-символов) Андрей Вознесенский. Например, видеома «Исидора Дункан и Сергей Есенин» состояла из длинного шарфа, затягивающегося в виде петли. Таким образом Вознесенский связал похожие трагические смерти двух влюбленных: поэта и танцовщицы...

Что касается религии, наиболее популярны ильфо-петровские ироничные выражения «Почем опиум для народа?» и «Вы не в церкви, вас не обманут». Однако, Илья Арнольдович сделал трагический снимок «Храм Христа Спасителя во время взрыва», показывающий, что бывают моменты, когда и сатирику до смеха. Ильф очень любил фотографировать в неожиданных ракурсах архитектурные сооружения, и величественный Храм Христа Спасителя у него запечатлен еще нетронутым в 1930- м году.

По фото «На первом съезде советских писателей» можно судить о разном отношении к «генеральной линии партии» внутри писательского тандема Ильф —Петров. Евгений Петрович, как и его старший брат — Валентин Катаев — больше подходили под понятие «советских вельмож». У старшего Катаева хватало откровенно идеологических вещей, вроде романа «Время, вперед!» (как сообщает энциклопедия, это произведение «о борьбе за высокие темпы социалистического строительства»).

У младшего Катаева на писательском съезде вполне «правильное», «ответственное» выражение лица, когда «инженерам человеческих душ» вдалбливалась мысль о «партийности советской литературы». У Ильфа же лицо человека, которого то, что творится сейчас в зале, не касается. Он пытался остаться ПРОСТО ХУДОЖНИКОМ. Но «жить в обществе и быть свободным от него невозможно», — утверждал основатель ленинизма.

«12 стульев» и «Золотой теленок» можно с полным правом назвать как советскими романами, так и антисоветскими. Советскими в том смысле, что оба сатирика были людьми с социалистическими идеалами. А антисоветскими — потому, что здравый смысл и задор этих произведений противоречил абсурдной системе уравниловки и распределения. Однако у Ильфа с Петровым нет ни одной откровенно антисталинской строчки.

Тем не менее, как большой художник, Ильф не мог не чувствовать тотальное давление на всех и вся самого Генерального из всех Секретарей. И в этом отношении один снимок Ильи Арнольдовича красноречивее его прозы. Это фото «В центральном парке культуры и отдыха у гигантского панно с портретом Сталина».

Великанский сапог, кажется, может в любой момент раздавить писателя. В тоже время этот ракурс сразу вызывает улыбку, он делает очевидной узурпацию власти одним человеком, прикрытой «верой в определяющее значение пролетариата и светлое будущее».

В Германии тем же занимался другой социалист, только с приставкой «национал-». Деятельность Гитлера стала объектом творчества англо- американского гениального сатирика — Чарли Чаплина.

Еще в 1937 году он задумал фильм «Великий диктатор». Лучшая сцена фильма, когда Чаплин в роли Гитлера играет глобусом, как шариком, ловко подкидывая его ногами и даже задницей, вызвала, говорят, у фюрера приступ бешенства.

Очевидна схожесть фото Ильфа с фильмом Чаплина. Забавно, что Илья Арнольдович своими очертаниями очень напоминает Чарли. То есть, Ильф как бы сыграл роль «маленького человека», в то время как сам Чаплин сыграл «большого».

Разумеется, эта фотография не была опубликована десятилетия. И несмотря на то, что Евгений Петров ужасно ревновал к хобби своего соавтора, только благодаря этой талантливой фотографии мы можем судить об отношении Ильфа к «отцу народов». Но и ее вполне достаточно.

Константин РЫЛЕВ, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments