Наши родители были на полуслове оборванным поколениям. Весь этот ком несказанного и навранного сверху, накопившись за века, теперь криком кричит. Стране нужны писатели для психологической санации.
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, эссеистика

Карантин и... стратегии успеха

Как и где искать ресурсы для развития в условиях постоянных ограничений и запрещений?
20 октября, 2020 - 11:00

Сегодня, по-видимому, большинство граждан мира в первую очередь интересуются коронавирусной статистикой,  — практика, которая объединяет всех. За полгода мы привыкли к слову «пандемия», к ограничениям, которые стали новыми обстоятельствами нашей реальности. Поэтому как говорить о психическом здоровье, обходя такой важный «фон»? О карантине, пандемии, наших ресурсах, адаптации и надежде — разговор с доктором психологических наук, национальной представительницей EDU EADP, профессором кафедры психологии и социологии Национального университета государственной фискальной службы Украины Людмилой РОМАНЮК.

— Пани Людмила, по вашему мнению, за полгода карантина снизился  ли у людей градус переживаний, связанный с изоляцией, дистанционированием, самоограничением, — страх, депрессия, неуверенность в будущем, агрессия?

— Градус переживаний, я сказала бы, даже повысился, но люди приспособились к новым правилам жизни. Нельзя утверждать, что эта адаптация к новым условиям жизни является безболезненной, но человек имеет природную способность привыкать. В психологии здоровья одним из базовых понятий является понятие привычки. В одном из культурных исследовательских проектов, что реализовывался в рамках моей докторской диссертации в период Евромайдана, выяснилось, что так называемые здоровые ценности — доброжелательности, самостоятельности, активности, активизируясь в турбулентном социуме, дают человеку большее ощущение субъективного благополучия, чем так называемые нездоровые ценности власти, первенства, победы  любой ценой. В настоящее время новые условия реальности дают нам возможность проанализировать внутренние запросы.

— Мы столкнулись с небывалым самоограничением. Специалисты Института психологии имени Григория Костюка пришли к выводу, что «формирование позитивных практик самоограничения (во время карантина. — Авт.) возможно благодаря направленности личности на реализацию актуальных задач; при отсутствии цели самоактуализации личность не способна перейти к позитивному самоограничению». Самоактуализация и цель в жизни — насколько они коррелируют с психическим здоровьем, влияют на него?

— Самоактуализация и цель в жизни имеют прямую корреляцию с показателями психического здоровья и субъективного благополучия человека. Цель самоактуализации личности предусматривает, на языке психологов-гуманистов, жизнь на уровне высших потребностей. Когда мы говорим о высших потребностях, то имеем в виду самоактуализацию. Это потребности, которые выходят за рамки удовлетворения потребностей выживания. Известно еще от классиков гуманистической психологии, что жизнь на уровне высших потребностей связана с большей биологической слаженностью, долголетием, снижением заболеваемости, улучшением сна и аппетита. Удовлетворение высших потребностей вызывает более глубокое ощущение счастья, душевного умиротворения и обогащения внутренней жизни. Именно приглашение к такому переходу в жизнь на уровне высших потребностей наблюдаем в настоящее время. Мы имеем запрос на мотивацию для самоосознания и на разработку личностной, успешной стратегии в новой реальности.

— Сегодня большинство украинцев экономит, не уверено в будущем. Не до высших потребностей — нужно выживать...

— Конечно, но даже в таких условиях можно говорить о преодолении, в известной мере, собственного эгоизма. Потому что удовлетворение потребностей тела — голода, потребности в материальных вещах, не перечеркивает, а может, напротив, активизировать в нынешнем кризисе любовь и заботу о людях, животных, развитии людей и обществ. Можно заботиться о людях преклонных лет, обездоленных, изменять практики обращения с природными ресурсами (в частности, переориентироваться на  сортировку мусора), заботиться о благоустройстве и красоте вокруг нас. Это не нуждается в больших финансовых вложениях, зато активность дает человеку ощущеник удовлетворенности.

— Нет цели в жизни — во время карантина будет депрессия. Нам прогнозируют, что пандемия будет длиться минимум год. Что тогда будет с нашим психическим здоровьем? Как вы оцениваете перспективы?

— Да, прогнозы сроков карантина и самой изоляции и ограничений пугают и, мягко говоря, не обнадеживающие. Справиться с так называемыми негативными эмоциональными реакциями можно и нужно. Коллеги практические психологи предлагают ряд таких копинг-стратегий.

Один из новейших ресурсных подходов к преодолению кризисных состояний предложен нашей исследовательской группой во главе с Dr.Domicele Jonauskaite из института психологии в университете Лозанны (Швейцария). Три года тому назад я имела честь быть приглашенной prof.Christiane Mohr в группу исследования ассоциативных связей между эмоциями и цветами, результаты которого недавно опубликованы в Psychological Sciences. На основе проанализированных данных 4598 взрослые из 30 разных стран на шести континентах сделаны вывод о «межмодальной ассоциации цвета и эмоции, которая является универсальным явлением». Даже больше, между ассоциациями цвет-эмоция нами была обнаружена четкая общая схожесть. Респонденты, как правило, связывали черный с печалью, страхом и/или ненавистью; красный — с любовью и/или гневом; розовый — с любовью, радостью и/или удовлетворением; серый — с печалью и/или разочарованием; желтый — с радостью; оранжевый — с развлечением; а белый — с облегчением. Во всех странах черный и красный цвета, вероятнее всего, были связаны с любыми эмоциями, тогда как коричневый был наименее ассоциируемым с эмоциями. Когда цвет подбирался к определенной эмоции, оценки эмоциональной напряженности разных национальностей были подобными.

Так что же объясняет единство ответов, а также отличия? Некоторые, по-видимому, универсальные связи цвета и эмоций могут происходить из общих физиологичных реакций. Например, угроза, которой мы твердо решили противостоять, связана как с приливом крови к лицу, так и с чувством гнева. Тогда это могло бы объяснить общую тенденцию сочетания красного и гнева.

Наша команда также обнаружила, чем ближе одна нация была к другой, или географически, или с точки зрения языковой схожести, то более похожими были их сочетания цветов и эмоций.

Опубликованный в Journal of Environmental Psychology еще один труд нашей команды, где проанализированы ответы респондентов из 55 стран показал, что уровень солнечного света также влияет на степень соответствия желтого цвета эмоции радости, в частности, желтый воспринимался как более радостный в холодных и дождевых странах.

Так вот, к чему эта «цветная информация»? Доказано, что соответствующий цвет осуществляет влияние на эмоциональный фон, дает человеку ресурс позитивного (или негативного психического состояния). Использование цветной терапии заряжает оптимизмом, хорошим настроением, что стоит учитывать в условиях карантинной самоизоляции. Ресурсным является тот цвет, что нравится именно вам.

— В чем человечество может выиграть? Как быть каждому человеку, в частности в непростых условиях?

— В пределах ресурсного подхода я открыла значимость для психического здоровья конструкта самоэффективности, который был разработан канадцем украинского происхождения Альбертом Бандурой. Он предложил термин «самоэффективность» — это то, насколько сам человек оценивает свои возможности преодолеть трудности. Альберт Бандура говорит, что есть четыре источника самоэффективности: опыт собственных успехов, наблюдение за чужими достижениями, вербальные убеждения и эмоциональное состояние. Наибольшим влиянием на самоэффективность имеет собственный опыт успехов и неудач в попытке достичь желаемых результатов. Самоэффективность растет также, когда люди наблюдают, как другие успешно справляются с решением разных задач. Например, исследование показало, что у студентов росла вера в свои силы, когда они были свидетелями, как их товарищи решали задачи или сдавали экзамен. Третий способ, с помощью которого может быть достигнуто ощущение эффективности, убедить человека, что он сможет и справится.  Это влияние должно быть в пределах понимания реальных способностей и возможностей человека. Мы должны поддерживать друг друга, понимать, что мы нужны людям, мы — не одни.

Четвертая составляющая самоэффективности — это наши эмоции. Так, доказано, что люди с большей вероятностью добиваются успеха, если они не напряжены и спокойны. Поскольку люди судят о своей эффективности также по уровню эмоционального напряжения, то любой способ, который снижает это напряжение, повысит прогноз эффективности.

Следовательно, надежда есть. Человечество может открыть для себя много ресурсов во время карантина. Главное — быть активным, это будет работать на сохранение психического и физического здоровья. Сегодня происходит переформатирование стиля жизни, и мы сами должны стать участниками этих изменений.

Оксана МИКОЛЮК, «День», фото предоставлено Людмилой Романюк
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ