Мои дорогие! Задайте себе вопрос: что о вас однажды скажет история?
Иосиф Слепой, украинский диссидент, епископ Украинской греко-католической церкви, кардинал Римско-католической церкви

Конюшня на асфальте

65-летний фермер Николай Пономарев хозяйствует почти в центре Полтавы и мечтает о собственном ипподроме
5 апреля, 2006 - 19:25
НИКОЛАЙ ПОНОМАРЕВ ТЕПЕРЬ ХОЗЯЙСТВУЕТ НА СВОЕЙ ЗЕМЛЕ

Немолодым уже, в пятьдесят, Николай Григорьевич организовал в 1990-м свою ферму. «Ферма» примечательна тем, что расположена в пятнадцати минутах ходьбы от одной из центральных улиц Полтавы. Это был странный эксперимент: разводить породистых рысаков практически в пределах трехсоттысячного города... Тогда, правда, это начато было еще не «кулаком» и не «фермером» Пономаревым, а конюхом фирмы «Наталка». Времена были советские и о возможности введения частной собственности в стране говорили еще шепотом. Новостройка будущего фермера появилась на землях Полтавского сельскохозяйственного техникума. А после завершения строительства конюшни Пономарев ее выкупил, стал владельцем хозяйства «Ямской двор». Это уже был последний год горбачевской перестройки, на горизонте виднелись новые времена. А потом начались у новоиспеченного фермера первые проблемы. По мнению самого Николая Григорьевича, всему причиной человеческая зависть. За годы работы конюхом «Наталки», а потом свободным фермером у него в «Ямском дворе» практически сразу появилось десять отборных лошадей, четыре телочки, телята, поросята, бычки (количество скота, правда, варьировалось годами). Купил себе тоже старый «ЗиЛ», а потом два трактора (новых), передвижной вагон-домик, карету, фаэтон, два прицепа, разный инвентарь. Одним словом, его хозяйство на глазах крепло, разрасталось и все это трудом, главным образом, одного Пономарева. Как тут не позавидовать?

Просто поражают мытарства Пономарева по разным чиновничьим институциям Полтавы — и с одной только целью: узаконить в частную собственность землю под построенным! Конюшня, сараи, загоны для скота, все это заработано и построено собственными руками, земельный же вопрос оставался открытым. Техникум мог отобрать у него все в любой момент. А шел уже на дворе 1996-й (!) год.

«Говорят, что мой вопрос способна решить только Верховная Рада. Следовательно, целый наш парламент должен заниматься проблемой одной конюшни?» — это сказано было тогда, в 1996-м. Проходили годы, но ситуация не менялась.

Он неоднократно за все это время доходил до отчаяния. «Заработал» инфаркт, чуть не умер, на какие-то секунды врачи констатировали остановку сердца... Откачали. «Планы были радужные, когда начинал. Вот мы с вами ехали по саду, видели землю, загроможденную мусором и навозом (это вывозят люди из соседнего мясокомбината). Если бы этот участок земли расчистить! Устроил бы здесь ипподром, учил бы деток школе верховой езды».

Постепенно Пономарев и мечты об ипподроме оставил. Теперь живет посезонными заботами, скотину почти всю распродал, ему хотя бы зиму перезимовать. Вопрос собственности на землю он правда решил. Аж в 2005 году! Подписали ему необходимый документ только тогда, когда в дело вмешалась областная прокуратура. Вся загвоздка была, видите ли, в том, что чудак-фермер хотел хозяйничать в пределах города, а не в угодьях соседнего села. Свое чудачество он объясняет просто: во-первых, привык именно к этой земле. Во-вторых, брать в аренду большой участок — значит, не быть той земли хозяином. Маленькую — не хочет. До сих пор хотел и не перестанет хотеть быть ВЛАДЕЛЬЦЕМ!

В его сегодняшние 65 уже непросто хозяйничать на земле.

— Несколько лет назад неудачно упал с коня и сломал ключицу. Не столько травма причинила боль и неудобства, сколько вынужденная бездеятельность. Ведь я не могу без работы не то что целый день — даже если несколько часов нахожусь где-то за пределами фермы — начинаю беспокоиться... Хозяйство мое то увеличивалось, то уменьшалось. Не покидает надежда воплотить в реальность мечту: организовать для детей школу езды верхом.

— А у вас она, эта школа, фактически существовала все эти годы! Сколько детворы вы приучили ухаживать за этими благородными животными!

— Но ведь я хотел, чтобы все было официально утверждено и поддержано... Да и осталось у меня на сегодняшний день всего трое жеребцов, содержать больше мне уже трудновато. Кроме лошадей у меня есть еще элитные голуби и симпатичные, японской декоративной породы курочки. Это для души, не ради хлеба насущного. И хотя нынче уже можно сказать, что «ветер наконец дует мне в спину» то есть должностные лица мне уже помогают, но жизнь тем временем проходит. Ищу человека, более молодого, чем я, который бы смог потянуть фермерское хозяйство. Кажется, нашел такого. Толковый мужик... А то уже дошло дело до того, что не знал, на кого оставлю свою конюшню. А спонсором моего фермерского хозяйства чуть не стала одна 89-летняя бабулька из Харькова, представьте себе! Где- то в газете обо мне прочитала и прислала письмо, мол, в восторге от того, что я делаю! Потом переводом получил от нее же немного денег. Это меня так растрогало, что я специально съездил в Харьков, чтобы поблагодарить эту добрую женщину...

Виталий ЦЕБРИЙ. Фото автора
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ