Самые страшные в жизни те люди, которые прочитали одну книгу. С человеком же, который много читает, всегда будешь иметь о чем поговорить, и тебе рядом с ним ничего не будет угрожать.
Иван Малкович, украинский поэт и издатель, владелец и директор издательства «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА»

«Лишние» ценности

Уникальной экспозиции Олыкского музея не нашлось места
19 октября, 2005 - 19:43
СУДЬБА ЭКСПОНАТОВ МУЗЕЯ, ПОХОЖЕ, ИНТЕРЕСУЕТ ТОЛЬКО БИБЛИОТЕКАРЯ НИНУ ПАВЛОВНУ ТОМАЩУК. ПО ЕЕ СЛОВАМ, ИЗ-ЗА СВОЕЙ ЗАБОТЫ ОБ ИСТОРИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЯХ ОНА УЖЕ НАЖИЛА НЕМАЛО ВРАГОВ

«Сегодня уровень внимания государства к проблемам культуры остается крайне неудовлетворительным», — констатировали участники состоявшегося позавчера круглого стола. И по мнению главы комитета ВР по вопросам культуры и духовности Леся Танюка, МВД должно заняться государственной программой защиты культурного наследия страны. Пока же этого не случилось, энтузиасты берут дело в свои руки. Не требуя благодарности, они делают все возможное, чтобы ценные музейные экспонаты все же остались «в живых». Даже если некоторые того не очень хотят...

Когда из Олыкского исторического музея украли серебряные часы, бронзовые украшения времен Киевской Руси, Георгиевский крест, царские документы и археологическую коллекцию, уже не- известно. Свидетелей же не было! Много лет музей зимовал в холоде, потому что некому было нарубить дров и протопить печки. А три года назад остатки экспозиции банально свалили в коридоре местной школы, где они валялись, пока их не приютила городская детская библиотека, также переведенная сюда из аварийного помещения. И никому, кроме библиотекаря Нины Павловны Томащук, до сих пор не жаль, что старинный городок Олыка утратил не просто исторический музей, который имел звание народного, а что-то большее: это можно назвать душой, а можно — шансом на восстановление статуса «волынского Лувра».

В последнее время Нине Павловне приходится выступать в основном в роли «злого фокусника». Вот она отодвигает тяжелые стеллажи с книгами, откидывает занавески — в глубине внутреннего шкафа две полки, заложенные старыми фотографиями, папками с документами, картинами и другой мелочью, оставшейся от богатой музейной коллекции. Конечно, с точки зрения истории, это не мелочи, а полноправные свидетели былых времен. Однако сокровища, которые могли бы стать гордостью музеев даже значительно более высокого ранга, безвозвратно утрачены. В Олыке и околицах рассказывают и об уникальной коллекции монет, которая бесследно исчезла из музейного сейфа. А, может, и не из сейфа, потому что в последние годы вместо дверей на здании музея висела... занавеска. Сам же музей много лет размещался в небольшом, но величественном доме в центре Олыки, который сегодня зияет пустыми окнами. Это — семейный дом переселенцев из Польши Приндецких. Их родственник, житель Олыки Николай Казимирович Приндецкий, сейчас основной претендент на эти руины (дом выставлен на аукцион). Он, говорит поселковый глава Галина Езерская, хочет не просто восстановить дом, но и устроить в нем «что- то для Олыки». Возможно, гостиницу, в которой город уже давно нуждается.

В том, что город лишился музея, по мнению Галины Тимофеевны, «виновен Француз». Но у Нины Павловны свое мнение.

— Музей размещался на втором этаже и занимал территорию в 120 квадратных метров. Представьте, сколько материалов было здесь представлено! А библиотека занимала первый этаж. Когда в 94 м году умер Петр ЛукичЖуковский, учитель местной школы, который и создавал музей, он остался без присмотра. Однако люди приходили, хотели увидеть экспозицию, и я 10 лет по собственной воле была экскурсоводом по тем, конечно, остаткам, которые уцелели, — рассказывает Нина Павловна. — Музей совсем не отапливался, а библиотека немного: посылала мужа с сыном в лес заготовливать дрова и протапливала печки... Но завелся грибок, перешел на стены, и когда начали валиться стеллажи с книгами — забила тревогу. На ремонт нужно было 5 тысяч гривен, но нам их не дали. В читальном зале уже начал проваливаться пол, потому что вода подходила под самый дом, и когда мы потом сорвали доски, они были белыми от плесени. А в апреле 2003 года нас за три дня «перебросили» в помещение школы, потому что, сказали, в Олыку «едет Француз» (тогдашний глава облгосадминистрации. — Авт. ), и власть не хотела, чтобы он увидел, в каком состоянии музей и библиотека...

Возможно, если бы не визит Француза, музей «загнулся бы» сам по себе, и никому до этого уже не было бы дела. А так его материалы вместе с библиотечным фондом переправили в школу, и с тех пор Нина Павловна никому из чиновников покоя не дает.

— Нам обещали, что в школе выделят две комнаты под библиотеку, а одну — временно под музей. Место есть. Если школа рассчитана на 964 места, то в прошлом году здесь училось 405 детей, а сегодня и 400 нет... Дали же одну комнату, мы поместили в нее свой фонд, 14 тысяч книг, а шкафы, столы, музейные стенды и другие материалы остались в коридоре. Деревянные музейные вещи точат термиты, а металлические доедает ржавчина... Через 4 месяца пишу заявление, чтобы нам дали комнату под читальный зал, у нас же не книжный магазин! С боем отвоевала комнату, нажила врагов среди учителей. И это я должна бороться со всеми?.. За то, что библиотеке нужно помещение, что в Олыке должен быть музей?..

И знойным летом, когда буйствует природа, и поздней осенью, которая безжалостно срывает все временные зеленые завесы, древняя Олыка навевает гнетущие мысли. С какой стороны в нее не заедь — везде взгляд натыкается на руины. Будешь ехать из Луцка через Одерады — увидишь, как разрушается бывший клуб, а практически напротив, возле бара под названием «Бузок», в любое время года толпятся подвыпившие мужики. Давно безлюдно возле конторы бывшего племенного совхоза, который прославил Олыку на весь Советский Союз. А если взобраться на остатки древнего оборонного вала в селе Залисочье рядом с Олыкой, за рекой Путиловкой, видно, как зияет вынутыми ставнями одно из строений быткомбината, который также был известен своими трудовыми свершениями на всю советскую страну. Еще одно запущенное помещение комбината покосилось в самом центре Олыки, и хотя хватало желающих как-то решить его судьбу (или судьбу земельного участка под ним), но законный владелец пока в чужие руки не отдает. Если и впечатляет сегодня Олыка, то только большим количеством круглосуточных питейных точек.

Жители окрестных сел по старой памяти еще называют Олыку «городом», а старожилы просят водителей автобусов остановиться в центре «возле замка», вызывая неподдельное удивление. История сделала такой крутой поворот, что давно уже Олыка известна как своеобразная «психиатрическая столица», но не надо забывать, что если бы не областная психбольница, которая разместилась в бывшем замке князей Радзивилов, то от дворца и руин могло бы не остаться. Время от времени муссируется мысль о создании здесь заповедника, музея под открытым небом... Бывший замок обещают передать то под санаторий, то под резиденцию украинского Президента... «Имеющая два современных аэродрома (приблизительно 20 километров до каждого), расположенная в экологически чистой рекреационной зоне недалеко от оживленных дорог, но не на них, Олыка заслуживает лучшей судьбы, а ее памятники архитектуры, которым могли бы позавидовать некоторые большие города, еще ждут настоящих хозяев», — так писали в «Дне» несколько лет назад киевские архитекторы, когда решался вопрос, станет ли Олыкский замок резиденцией Президента Украины.

К сожалению, не стал. Нынешний олицкий поселковый глава Галина Езерская пытается как-то «разрулить» ситуацию с «бесхозными» сооружениями, но не все, говорит, в воле местной власти. — Всем помещениям, которые были на нашем балансе, мы нашли хозяев. Вот бывшее здание поселкового совета уже валилось (и это в самом центре) — продали под квартиру. Хозяин сделал хороший ремонт и хочет открыть салон обрядовых услуг. Большие средства расходуем на ремонт детсада. Делаем шатровую крышу, потому что старая уже провалилась, все это, пока я не стала главой, пропадало! А помещение большое, могли бы здесь разместить и библиотеку, и музей, и музыкальную школу. А дорога на Лычаны, по которой уже отказываются ехать рейсовые автобусы?.. Управление из Луцька обещало начать здесь ремонт и в 2003, и в 2004 году... Что касается исторических и архитектурных памятников, то сейчас восстанавливаем старое еврейское кладбище. До войны в Олыке жили тысячи евреев. Кладбище занимало два гектара, и значительная часть отошла в свое время под огороды. Люди согласились взять землю в другом месте — какой же огород на костях?.. Еще есть старое польское кладбище, на котором уже давно похозяйничали охотники за сокровищами... Просил польский консул и здесь навести порядок, так, возможно, буду просить об этом школу».

Олыкская власть занимается старыми кладбищами, потому что к этому ее принуждают «сверху». А о судьбе практически утраченного музея неустанно напоминает и ей, и высшим инстанциям (только к главе райгосадминистрации обращалась раз десять!) едва ли не одна 67-летняя библиотекарь.

Отвоевав (как для себя!) в школе две комнаты для библиотеки, она все же чувствует себя здесь, как во вражеском лагере. После того как Нина Павловна послала письмо в областное управление образования, в котором речь шла не только о нежелании предоставить (как было обещано властью) помещение музею, но и о других неприятных делах и под которым подписалось 190 жителей Олыки, одна из учительниц, говорит, пообещала ее «стереть в порошок».

После смерти Петра Лукича Жуковского Нина Павловна взяла на себя роль оликского летописца. Взяла поневоле, потому что «по-соседски» знала музей «наизусть».

— 10 лет бесплатно тянула его как могла. Приходили посмотреть его и бывшие наши ученики, и сами жители городка, приводили знакомых и родных, когда те на каникулы или в отпуск в Олыку приезжали...»

Во всех инстанциях, в воле которых наказать или помиловать несчастный оликский музей, Нина Павловна предлагала: если уж два историка в школе и три географа «руками и ногами» отбиваются от музея, она могла бы и дальше им временно заниматься. Точнее, тем, что от него осталось, потому что нужно собирать новую экспозицию. Но ее (хотя без нее все давно разнесли бы без следа!) бесцеремонно устраняют. Сейчас же музей истории в Олыке продолжает оставаться в «подполье», за стеллажами с книгами. Районная власть решила, что он должен быть в школе. Руководить им будет, как сказал «Дню» заведующий районным отделом образования Юлиан Таранчук, молодая учительница-филолог, которая сейчас без работы. Но музей оказался... вообще ничейным!

— Когда встал вопрос о том, чтобы передать музей образованию, мои работники подняли архивы, но никаких документов, которые бы удостоверяли, что он у нас на учету или где-то на учете, нет, — говорит оликский поселковый глава Галина Езерская.

Наталья МАЛИМОН, Луцк. Фото автора
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ