Теперь каждый украинец должен, ложась, в головы класть мешок мыслей об Украине, должен покрываться мыслями об Украине и вставать вместе с солнцем с хлопотами об Украине.
Николай Кулиш, украинский драматург, режиссер, педагог, представитель Расстрелянного Возрождения

Львовской галерее искусств — сто лет!

Самый большой в Украине музей не имеет статуса национального
20 февраля, 2007 - 00:00

Торжественная академия в Оперном театре, выставка «У истоков галереи», презентация изданий, посвященных творческой коллекции и, наконец, открытие отдела европейского искусства во Дворце Потоцких — вот далеко не полный перечень мероприятий, посвященных юбилею Львовской галереи искусств, который в городе Льва, во всяком случае, интеллигенция, празднует как знаменательную дату. Ведь в значительной степени именно галерея создает Львову славу города-музея! Иногда сюда едут непосредственно для того, чтобы ознакомиться с собранием произведений искусства, расположенным в центре города и в многочисленных филиалах — старинных замках и дворцах Львовщины. Сюда едут в особенно приподнятом настроении, чтобы неспешно и с уважением склонить голову, любуясь красотой...

ИСТОРИЯ — КАК УВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ РОМАН...

...Однако, если немного углубиться в историю создания, да и в дальнейшее существование Львовской галереи искусств, то можно утверждать, что она, эта история, стоит внимания авторов авантюрных романов и кинематографистов. Потому что можно снять прекрасный приключенческий фильм, изображающий героически настроенных патриотов Львова и людей, с легкостью выдававших желаемое за действительное, с выстрелами и тайнами. Со слезами и смехом, которые всегда есть там, где бурлит жизнь.

А жизнь во Львове в начале века для коллекционеров была благодатной — в связи с хаосом, господствовавшим в Российской империи в 1905— 1907 годах, через Львов бесконечным потоком «плыли» тысячи произведений искусства, которые ловкие антиквары скупали. Стоит сказать, кое-что оставалось во Львове и для Львова — в огромных комнатах городского архива громоздились под стенами сотни произведений, закупленных или подаренных для будущей городской галереи. Еще в феврале 1902 года одна из расходных статей городского бюджета гласила: для приобретения произведений искусства. Правда, впервые о необходимости создания во Львове такой музейной институции заговорили публично и громко еще в 1862 году, когда польский художник Корнелий Шлегель в одной из львовских газет написал об этом статью. Он, скорее всего, высказал точку зрения многих мещан, однако до того, как идея начала воплощаться в жизнь, прошло еще почти 50 лет.

И вот в конце 1906 года должностные лица магистратуры, засиживаясь допоздна, ломали себе головы: отдать ли 225 тысяч крон, или 90 тыс. рублей, на приобретение коллекции сахарного промышленника Ивана Яковича? Огромные на то время деньги! Состояло это частное собрание из 2000 предметов, среди которых было 400 художественных полотен, в основном, старых мастеров. Комиссия от магистрата отправилась в село Ситкивцы, что на Виннитчине, где жил Якович, и все-таки приобрела коллекцию. Собрание контрабандой, ведь тогда между Австрией и Россией по реке Збруч проходила граница, перевезли во Львов и разместили в залах Художественно-промышленного музея. И первая выставка открылась 14 февраля 1907 года.

Как утверждает заведующий отделом фондохранилищ Львовской галереи искусств Игорь Хомин: «Сразу же разгорелся огромный скандал! Ведь такие имена, как Леонардо, Рафаэль, Рубенс и другие не отвечали действительности! (Львовяне ездили по миру и уже знали их настоящую манеру.) Скандал был столь громким, что замять его не удалось. И тогда пригласили искусствоведа из Вены, который часть не подтвердил, а часть подписей подтвердил, хотя есть такая информация, что за самую обыкновенную взятку... На сегодняшний день из 250 единиц ни одно имя не подтверждено, только одна картина «Воскресение Лазаря» Николя Пуссена выставляется как «школа Николя Пуссена». Хотя я был в Париже и видел несколько «пуссенов», но, кажется, даже к его школе полотно не принадлежит...»

Однако, несмотря на этот скандал, варшавский журнал «Иллюстрированный еженедельник» напечатал справедливое замечание: это достояние в конечном итоге сдвинуло дело создания городской галереи — от фантастических планов до реальности, даже если за это и заплачено слишком большую сумму...

Следовательно, экспонаты уже существовали, требовалось помещение. В 1913 году умирает львовский писатель, новеллист, ученый Владислав Лозинский, завещавший городу свое собрание произведений искусства, а дом, в котором они находились, отдал своему племяннику. Валерий Лозинский спустя некоторое время продал дом магистрату. Этот бывший дворец Изабеллы Дидушицкой на Стефаника, 3 до сих пор является главным корпусом Львовской галереи искусств. Он также является свидетельством того, как городские должностные лица иногда могут ценить искусство и заботиться о том, чтобы было что передать потомкам в смысле общественном, а не только семейном. (Но было ли это только в давние времена?!..)

На 1914 год галерея имела всего 1,5 тысячи экспонатов. Однако уже было подарено много ценного. Подарок коллекционера Михаила Тепфера стал основой большой коллекции автопортретов польских художников. Семья Пшибиславских отдала в вечный депозит коллекцию из 417 медалей. Свое собрание отдал Болеслав Ожехович, который около 30 лет собирал живописные полотна, рисунки, миниатюры, большую коллекцию монет, оружия, мебель, бронзовые изделия. Когда в 1914-м российские войска расположились в его усадьбе в Кальникове, что неподалеку от Львова, он обратился к магистрату с просьбой спасти коллекцию от возможного хищения. Собрание погрузили на 15 повозок и привезли в город Льва.

События 1939 года также несколько изменили жизнь галереи. В одном из документов, датированных 1940 годом, отмечено: «В состав новообразованной Львовской государственной картинной галереи — базой которой стали Публичная галерея города Львова и бывший Украинский национальный музей, вошли также национализированные собрания магнатов Дидушицких, Голуховских, Любомирских, Боваровских, Бадени, графа Пининского и других, а также произведения изобразительного искусства из музеев Ставропигийского братства, Духовной семинарии, Архидиецезиального музея, замков в Красичине, Подгорьях и другое». На протяжении одного только 1940-го собрание галереи путем «национализации» увеличилось на 4188 ценных экспонатов.

Однако во время войны коллекция картинной галереи понесла большие и, к сожалению, непоправимые потери. Немцы забрали 150 картин, которые так и не вернули. Картина Рембрандта «Автопортрет» отправилась в Краков, «Портрет дамы» Госсарта — в частную усадьбу губернатора Вехтера, в Новый Виснич поехали 5 сундуков с 98-ю картинами западноевропейских и польских художников. То, как прятали работники галереи самое ценное, что удалось спасти, — в фондах Исторического музея, в подвалах монастырей доминиканцев, подвалах монастыря бернардинцев, это также, без всяких сомнений, достойно пера романиста. А что уж говорить об огромной сподвижнической работе галерейщиков в то время, когда ее возглавил Борис Возницкий! В экспедиции по Галичине ездили едва ли не ежедневно и спасали от уничтожения произведения сакрального искусства. Что вытаскивали из огня, что из мусорника, и свозили все на старом грузовике. Не себе в дом, а в музей! Нужно отдать должное, немало и покупалось, государство на это выделяло средства, сегодня это делается в крайне редких случаях.

На сегодня только коллекция живописи составляет около восьми тысяч единиц хранения. Скульптуры — приблизительно шесть тысяч единиц, огромная коллекция медалей и медальонов польских и западноевропейских авторов (более 1200 единиц трехсот авторов). Если говорить о живописи, то во всех отделах выставлено около тысячи, скульптуры экспонируется значительно меньше. Медали практически не выставляются. В общем, если 10% выставлено, так это хорошо. В конце концов, так, как во многих музеях мира.

Конечно, здесь нет таких известных итальянских имен, как Леонардо, однако, что касается зарубежного европейского искусства, то равных Львовской галерее искусств в Украине нет. Когда-то на территории Союза она уступала разве что Эрмитажу и Пушкинскому музею. А есть целые коллекции, которых в Союзе и не было. Например, собрание произведений австрийского искусства. Шедевр мирового значения, жемчужина коллекции — Жорж де Ла Тур («Платеж»), конец XVI — начало ХVII века, причем картина никогда не была реставрирована и хорошо виден творческий уровень этого художника. Такой коллекции рисунков, акварелей, пастели, станковой графики, офортов нигде в Украине тоже нет (около десяти тысяч единиц хранения). Причем хранится все в надлежащих условиях. Конечно, кое-что нуждается в реставрации, следует снять старый лак, однако чтобы под знаком уничтожения — ни в коем случае! Здесь Возницкий, и весь коллектив сразу бьeт в набат!

ПОДАРКИ К ПРАЗДНИЧНЫМ ДНЯМ

Сегодня Львовской галерее искусств работники музеев Украины, да и не только ее, будут завидовать богатству, но больше тому, что наконец получил музей качественную печатную продукцию, дающую широкое представление о ценности и значении для нашего государства всех его драгоценностей. Сразу же два больших репрезентационных издания представлено на суд общественности. Первое — «150 шедеврів польського живопису у збірці Львівської галереї мистецтви» — стало совместным творческим достижением Украины и Польши. Автор текстов — завотделом фондохранилищ Львовской галереи искусств Игорь Хомин, а для подготовки репродукций и других технических работ выделило деньги министерство культуры Польши, издание же осуществила Государственная галерея искусств в Сопоте. Главным инициатором и приверженцем проекта стал ее директор — Збигнев Збуский. К каждой из 150 репродукций картин польских художников прилагается на польском языке короткая биографическая справка об авторе и подробное описание-аннотация к произведению. Вскоре должен выйти и англоязычный вариант книги.

«Интересным это издание является еще и потому, — говорит Игорь Хомин, — что там среди остальных представлены произведения, репродукции которых до сих пор нигде не издавались. Например, встреча Франца-Иосифа в Кракове. Он нанес такой визит в Галичину, ведь после Кракова поехал во Львов. Из-за большого ее размера (картина хранилась в валках) в Польше даже не знали, что такая работа у нас есть, а узнав, помогли с материалами для реставрации картины. Или, например, «Добыча Воронов» Марцели Герасимович, которую еще не видели сегодняшние посетители галереи. «Смерть Ацерна» Вильгельма Леопольского существует в трех вариантах. Один хранится у нас, один — во Вроцлаве и один — в Познани. На реставрацию львовского варианта также выделил деньги королевский замок в Авеле. Теперь министерство культуры Польши высказало желание помочь с реставрацией больших полотен — «Битва под Веной», которое хранится в Олеско, и «Битва под Парканами». Кстати, презентации этого альбома состоялись в нескольких городах Польши — в Познани, Кракове, Вроцлаве, Сопоте и Варшаве. И, как сообщили мне польские коллеги, ни один музей Польши не имеет такого серьезного издания — чтобы в таком значительном количестве и так качественно были изданы репродукции произведений искусства, представленных в музеях.

Второй художественный альбом в 240 страниц — «Львівська галерея мистецтв. 112 творів зі збірки» готовился в Украине, причем довольно-таки долго, почти 4 года. Издание художественных каталогов в Украине является вообще довольно-таки редкой вещью — слишком дорогое удовольствие. Однако генеральный директор компании «Гердан» Орест Шейка посчитал нужным взять на себя все расходы и подарить львовянам к юбилею книгу, которую можно было бы с гордостью дарить гостям Украины и почитателям искусства в собственном доме. Книга обтянута английским льном, в суперобложке. И хотя первый тираж — небольшой (1,5 тысячи на украинском языке и столько же — на английском), его активно раскупают. Первым, кто прислал средства, стал «Индустриальный Союз Донбасса», приобретя для своих презентационных нужд 500 экземпляров. Затем приобрести издание выразили желание многие львовские банки. А 10% от тиража «Гердан» дарит Львовской галерее.

Работа над этим изданием началась достаточно символически. Орест Шейка встретился с профессором Николаем Бевзом и подписали в кафе «Дон-Кихот» на салфетке «соглашение-обязательство» совершить что-то для легенды Львова. И впоследствии появились два проекта — «Львов — памятник исторического наследия ЮНЕСКО», работа над которым еще продолжается, и второй — этот. Однако компания «Гердан» решила пойти дальше. Вскоре вдоль проспекта Свободы будут установлены 30 световых табло, на каждом из которых можно будет увидеть одно творческое произведение, хранящееся в галерее, — «чтобы и львовяне, и все, кто сюда приезжает, знали, чем мы обладаем!»

Однако едва ли не самым большим событием, посвященным юбилею, стало открытие отдела европейского искусства во Дворце Потоцких. Заведующая отделом Оксана Козинкевич стопроцентно уверена, что открытие дворца является праздником не только города, а возможно, и целой Украины: «Ведь собрание, представленное у нас, имеет чрезвычайно большой диапазон — от античности до ХVIII века, и это произведения первого ряда мирового искусства. Задолго до открытия к нам звонили и просили посмотреть, и мы несколько раз открывали для студентов и ученых залы, и убедились — интерес к искусству в Украине, и особенно у молодежи, есть! Поэтому возможности нашего дворца необходимо использовать как можно шире: проводить по пятницам занятия с молодежью, привлекая к этому известных львовских художников, искусствоведов, историков.


БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

«Творческий Арсенал» — это интересно, но как я покину Львов?»

И все же, несмотря на праздничное настроение, Борис Возницкий, Герой Украины, директор галереи, возглавляющий ее уже 45 лет, выглядел несколько озабоченным.

— Борис Григорьевич, что не позволяет вам иметь в полной мере юбилейное настроение?

— У нас, простите, крыша потекла во Дворце Потоцких. Некачественно были выполнены ремонтные и реставрационные работы. В государстве же никто не исполняет законов Украины! А в соответствии с законом, все реставрационные работы должны проводиться через государственный орган охраны памятников, Львов такого полноценного органа не имеет. Появился только отдел охраны памятников в областной администрации, который не имеет никаких прав. А в идеале такое учреждение должно бы следить за всеми нормами, требовать соблюдения закона и штрафовать в случае его нарушения. Должно заниматься и реставрационной работой. А у нас ею занимается УКС — Управление коммунального строительства. Там нет ни одного специалиста нужной нам сферы. А нужно заказывать выполнение рaбот, следить, как они выполняются, и конечно, при этом быть профессионалами. Я обратился к мэру, и Андрей Садовый направил сюда огромную комиссию, и уже, к счастью, начинают сегодня что-то делать. А то вода текла аж до подвалов. А там у нас должно быть фондохранилище.

— Почти что шепотом здесь на празднике говорят о Свиржском замке. Это, наверное, также не дает вам спать спокойно?

— Свиржский замок — небольшой. Однако колоссальными являются заботы, порожденные им. Это же один из самых интересных замков на территории Западной Украины конца ХVI — начала ХVII века. Замок этот был передан в 60-х годах республиканскому Союзу архитекторов. Он начал реставрационные работы, которые велись активно в 70—80-х годах. Там уже подготовлено было большое помещение под конференц-зал, 40 комнат, помещение под ресторан... Потом деньги закончились и начали искать — кто же может помочь? Что-то «Лесхоз» хотел делать, но не смог. Охрана дворцовая уже подала в суд, мол, денег не платят, и уже приступили к продаже мебели, чтобы рассчитаться с долгами. В связи с тем, что творческий союз не мог ничего там делать из-за отсутствия средств, мы подписали с ним соглашение об общем пользовании этим замком. Это должен был быть Всеукраинский дом творчества, там могли бы отдыхать члены разных различных творческих союзов, проводить различные конференции. Мы уже там и охрану поставили, и начали что-то делать... И сейчас замок намерен приобрести какой-то бизнесмен, которому для полного счастья еще замка не хватает. И наше областное руководство решило, что нужно-таки сдать замок в концессию. А концессия, если посмотреть трезво, означает, что берут практически бесплатно. (Хотя смешно полагать, что это для бизнесмена обойдется бесплатно.) Но областная госадминистрация все же настаивает — передать на 50 лет в концессию. Там повесят вывеску: «Частная собственность» и 50 лет туда никто не подойдет, а через 50 лет неизвестно, что будет.

Существует закон о концессии, в котором записано, что можно сдавать только дома общественного назначения, если они не находятся в рекреационных зонах. А по замку Свиржскому есть соответствующий указ правительства также, за ним закреплено 22 гектара — пруды, леса вокруг... И сердце мое болит. Ведь у меня есть уже горький опыт потерь — замок в Новом Роздоле, где располагался санаторий. А потом его продали за 460 тысяч гривен(!) вместе со всеми помещениями — 12-ю гектарами парка, столовой, танцплощадкой, т.е. целым комплексом. Да полмиллиона гривен маленький особнячок под Киевом стоит!.. И этот владелец заметил, что там есть ценные вещи — 13 рельефов, хотя десять из них — копии, а три — мраморные, стоимостью приблизительно четыре миллиона долларов. Однако пятый год он ничего не делает, уже крыша там просела в одном месте. Кстати, он один раз приезжал ко мне, и я его спросил, зачем вы это купили?

— «Ну, купил — продам потом...»

— А зачем демонтировали?

— Потому что боялся, что разворуют его...

Демонтировал без разрешения, несмотря на запрет прокуратуры. Его сейчас нужно оштрафовать в 1000 окладов и вернуть через суд в собственность государства дворец.

— Поговаривают, вас звал в Киев Президент?

— Возглавить самый большой музей в Украине, который должен быть расположен возле Лавры. Это будет «Творческий Арсенал», расположенный в огромном доме конца ХVIII столетия. Очень интересный для меня проект — показать историю Украины на протяжении 20 тысяч лет, от каменной могилы, Трипольской культуры... Согласитесь, это идея Президента, и это престижно — возглавлять такой музей, к основанию которого подключены специалисты всего мира. Тем не менее, как я покину Львов, когда здесь так много проблем? Смогу только помогать. У меня же не закончена масса работы. Четыре замка — Золочев, Подгорцы, Жовква и Свирж. От последнего не откажусь и, возможно, придется разговаривать с Президентом. А сейчас Лига львовской интеллигенции написала большое письмо к Президенту, чтобы не отбирали у народа этот замок.

— А когда галерея получит статус национальной?

— Мы в ожидании. Львовская галерея искусств — все-таки самый большой в Украине музей, и он требует статуса национального. Но для этого его следует перевести на государственное финансирование. Сейчас мы финансируемся из областного, и область этой нагрузки не выдерживает. Это же 15 действующих музеев! Поэтому Львовская облгосадминистрация будет рада, если мы окажемся под патронатом Киева. А Киев думает себе — это же нам подсовывают 15 музеев и огромную галерею?! Вот в таких тисках оказались. Мы и здесь не нужны, и там... И вроде бы сейчас уже четыре министра подписали указ. Возможно, со второго полугодия нам предоставят государственное финансирование и галерея получит, наконец, статус национальной.

— Борис Григорьевич, говорят, будто при этом могут отсоединить замки от галереи и отдать их другому министерству — строительному?

— Да, я также слышал подобные разговоры, даже в министерстве, как и рассуждения о том, что, может, Возницкий там половину позакрывает? Ну что я закрою? Это же для Украины создавалось на протяжении 45 лет упорной деятельности!

— Вся Украина молится: не дай Бог, заболеть Возницкому, иначе все это утечет сквозь пальцы...

— Коллектив у нас сильный, лишь бы не учредили такого директора, которого уговорят либо пообещают ему что-то... Был уже и такого характера разговор: может отдать в подчинение Буского района Олесский замок? Кстати, тогдашний районный председатель говорил: «Да Возницкий не умеет работать, я бы в башне Олесского замка устроил гостиничку, и немало влюбленных пар мечтали бы там провести ночь... Брал бы 200 долларов с парочки! Разве такие не найдутся?» Но сделай так один раз, и все посыпется... Теперь пытаюсь удержать все в кулаке. Держать и идти дальше. Что-то новенькое каждый раз вытекает. В последнюю субботу каждого месяца с шести вечера до 12 ночи в Музее Пинзеля будут устраиваться творческие вечера, будет подключаться филармония, Оперный театр и другие заведения культуры. И во Дворце Потоцкого в зале нужно организовать что-то подобное. И выпускать хронику галереи и собрание научных трудов... Много замыслов и, к счастью, они понемногу воплощаются. (Возницкий смотрит лукаво) — Бог помогает!..

Ирина ЕГОРОВА, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments