Пессимизм не побеждал ни в одном сражении.
Дуайт Эйзенхауэр, американский военный и государственный деятель, генерал армии, 34-й Президент США

Мальчики со скниловской фотографии. Семь лет спустя

21 августа, 2009 - 00:00

Со времени скниловской трагедии, которая по числу погибших считается самой большой аварией в истории авиационных шоу, прошло уже семь лет. Напомним ужасную «жатву» Скнилова: 27 июля 2002 года вследствие падения истребителя Су-27 в толпу львовян и гостей города, которые собрались на Скниловском аэродроме на шоу, посвященному 60-летию 14-го авиационного корпуса Военно-воздушных сил, погибли 77 человек (в том числе — 28 детей) и пострадали около 250.

Среди страшных фотографий, которые тогда облетели весь мир, был снимок братьев Хмиль — заплаканных-опечаленных трехлетнего Остапчика и десятилетнего Олега. На смертоносном празднике была убита мама мальчиков, которая успела накрыть собой младшенького. Олега, к счастью, отбросило от мамы взрывной волной. Несовместимые с жизнью травмы получила бабушка — умерла через несколько дней в больнице. О беде глава семейства Юрий Хмиль, который в то время вместе с матерью Ольгой Ивановной находился в селе, узнал из телевизионных новостей. Он даже и предположить не мог, что Галина с двумя сынами и тещей пойдут на шоу...

По редакционному заданию журналист «Дня» разыскала братьев Хмиль. Сразу же отмечу, что отец мальчиков отказался от каких-либо комментариев. Он прав, потому что всегда хочется говорить о чем-то хорошем, а не бередить рану... На разговор согласилась мама Юрия — Ольга Ивановна.

По ее словам, 40-летний Юрий вступил в брак, жена — достойная женщина. В семье все хорошо. Олег и Остап называют жену Юрия мамой.

Олег уже совсем взрослый. Недавно поступил во Львовскую политехнику. Будет учиться на менеджмента, хотя, жалуется пани Оля, за учение придется платить. И добавляет: «В этом году поступали в вузы только трое детей-скниловчан. Так неужели нельзя было им дать хоть какие-то льготы, чтобы учились на государственном?»

Остапчик перешел в 5-й класс. Учится в школе с углубленным изучением английского языка. У него несколько похвальных грамот. Трижды подряд принимал участие в Международных математических конкурсах «Кенгуру» и трижды получал сертификат о победе. «Учится, — говорит бабушка, — хорошо, потому что есть помощь в доме. Кроме того, у него очень хорошая учительница».

На протяжении двух лет сразу после трагедии дважды в неделю Ольга Ивановна водила малого к невропатологу, которая просила мальчика рисовать. «Я не понимала, почему лечение начинается с рисования», — говорит пани Оля. Вспоминает, что врач Марьяна Викторовна давала Остапчику фломастеры всех цветов, а он тогда, на первых порах, брал в руки только черный. «И так вырисовался, что черных цветов в рисунках не осталось... — облегчено вздыхает бабушка. — Так, играми и рисованием невропатолог его немножко вытянула из тех нервов». Но оба мальчика, говорит, стоят на учете у окулиста, а Олег уже очки надел — «это все последствия страха на Скнилове». Отдыхать в этом году дети не ездили: «Не за что, — жалуется пани Оля. — Олег поступал. Все силы вкладывали на поступление — нанимали репетиторов. Теперь, когда уже есть списки абитуриентов, заплатили Олегу за учебу — за год вперед».

Детей только один раз — через год после катастрофы — Сыховский районный совет отправил в Трускавец. Потом два года подряд мальчиков оздоравливали в Трускавце и Евпатории за счет канадского благотворительного общества «Каритас» — от львовской больницы Шептицкого. Также «Каритас» поздравил детей на Николая. «А наше государство... Только дали по несколько тысяч на детей сразу после катастрофы, а потом... Даже не спрашивают, нужно ли что». Правда, мальчики пенсию за маму получают — 250 гривен на двух. Пани Оля, которой через год исполнится семьдесят, до сих пор работает: «Нужно, чтобы детям хоть какую-то копейку перебросить».

Остапчик оказался не очень разговорчивым. И все же немного информации удалось из него вытянуть. Сказал, что сидит за одной партой с Адрианой. Хотел бы от нее пересесть, потому что «в классе есть лучшие девчата». Теперь не решился учительницу попросить, чтобы пересадила. Может, попросит. Любит смотреть телевизор, преимущественно американские комедии. Играет на компьютере — в «стрельбу и гонки». У него много друзей. А еще Остап — заядлый футболист. Член добровольной футбольной команды. Ходит играть в футбол по субботам в 6 утра — «пока поле свободное, потому что уже в девять приходят старшие игроки». Играет в футбольной команде и в школе. «Слава Богу, что футболист. Немного выбегается — хорошо ест», — радуется бабушка. И добавляет: «Вы даже не можете себе представить, как это тяжело было в первые годы после Скнилова. Ни трактор не имел права ехать, ни машина... Услышав гул, мальчики плакали...»

Татьяна КОЗЫРЕВА, Львов
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments