Диктаторы ездят верхом на тиграх, боясь с них слезть. А тигры тем временем начинают испытывать голод.
Уинстон Черчилль, государственный деятель Великобритании, писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе

«Мажоры» за рулем

Громкое дело, всколыхнувшее Днепропетровск, хотят «спустить на тормозах». Это становится недоброй традицией
22 марта, 2011 - 19:51

Эта история всколыхнула Днепропетровск осенью прошлого года. Ранним утром 20 октября на Набережной Победы джип «Тойота Прадо» сбил на пешеходном переходе трех женщин. Их тела от мощного удара разбросало на сотню метров. Как рассказал журналистам сотрудник пресс-службы областного управления ГАИ Максим Талдонов, женщины не успели перейти широкое шоссе на зеленый свет, когда зажегся красный — остановились на разделительной полосе. Жертвами оказались 43-летняя Светлана Тараненко, 62-летняя Светлана Алтукова и 45-летняя Валентина Турленко. «Водитель на джипе «Тойота Прадо» двигался в сторону улицы Космическая, — пояснил гаишник. — Совершив наезд, он скрылся с места преступления. Очевидцы трагедии тут же вызвали «скорую», но никого из пострадавших спасти не удалось. Через полчаса после ДТП автомобиль убийцы был найден недалеко от места происшествия. Правда, уже без номеров. Но это не помешало установить владельца автомобиля».

Машину с помятым корпусом обнаружили во дворе одного из домов по проспекту Героев. Фото автомобиля жители этого дома опубликовали в интернете через несколько часов. По их словам, именно здесь и жил виновник ДТП. Возможно, такая огласка вынудила правоохранителей несколько позднее признать, что серый джип «Тойота Прадо» был зарегистрирован в 2006 году на имя Дмитрия Рудя, 1985 года рождения. Выяснилось также, что молодой человек приходится сыном прокурору Жовтневого района, на территории которого и произошла авария. Более того, виновник ДТП сам работал следователем прокуратуры Индустриального района, однако, как заверяют в этом ведомстве, на момент происшествия он уже уволился. По горячим следам Д. Рудя задержали, а затем и арестовали, поместив в днепропетровский СИЗО. Для «объективности расследования» уголовное дело передали в соседнее Запорожье, что вызвало взрыв эмоций у жителей Днепропетровска, возмущенных резонансным происшествием. В объективность расследования мало кто верил, в чем можно было убедиться, почитав комментарии на городских форумах и в социальных сетях. Вскоре после ДТП инициативная группа интернет-пользователей создала специальный сайт, посвященный «делу Рудя». Кроме того, молодежь, обсудив в сети сложившуюся ситуацию, решила пикетировать по субботам здание областной прокуратуры на центральном проспекте Днепропетровска. У ее дверей появилась палатка, где можно было поставить подпись под воззванием к прокурору области и Президенту Украины. В нем горожане требовали возвращения уголовного дела в Днепропетровск, что, по их мнению, содействовало бы общественному контролю над ходом расследования, а позднее и слушанием уголовного дела в суде. Интересно, что широкий резонанс способствовал поиску случайных свидетелей аварии. Одна из городских газет — «Днепр вечерний» — опубликовала схему, начерченную рукой одного из таких очевидцев. Из нее следовало, что «Тойота Прадо» якобы попыталась объехать на светофоре стоящие впереди машины, рванув по разделительной полосе, где и стояли погибшие женщины. Другие очевидцы утверждали, что от сильного удара одну из женщин отбросило под колеса «Дэу», двигавшейся по встречной полосе. Именно ее водитель бросился вызывать «скорую», в то время как водитель «Тойоты» сначала вышел из машины, а затем, очевидно, осознав случившееся, быстро ретировался.

Пригодились ли эти свидетельства следователям из Запорожья — неизвестно, поскольку ход разбирательства надежно защищен тайной следствия. Впрочем, в прессе сообщалось, что подозреваемый как квалифицированный юрист, пользуясь своими правами, якобы не спешит давать показания. Уже вскоре появились и мнения юристов, специализирующихся на автомобильной тематике. Они считали, что общественность напрасно ждет строгого наказания для Дмитрия Рудя, ведь суд может найти многочисленные смягчающие обстоятельства. Например, обнаружится, что на дороге не было положенной разметки, погибших женщин мог закрывать другой транспорт, а главное — они не должны были стоять на разделительной полосе, где нет «островка безопасности». Такие прогнозы, возможно, были недалеки от истины. В феврале адвокат потерпевших Эдмонд Саакян сообщил на пресс-конференции, что уголовное дело уже передано в Орджоникидзевский райсуд Запорожья, а его материалы подшиты в трех увесистых томах. Э. Саакян, который присутствовал на следственном эксперименте, рассказал, как все случившееся представляется обвиняемому. Тот поясняет, что ехал на зеленый свет со скоростью 60 км в час. Женщины стояли на разделительной полосе, но, испугавшись встречного транспорта, сделали шаг назад, и угодили под колеса машины Д. Рудя. Свои действия после наезда обвиняемый описывает так: он вызвал «скорую», включил «аварийку», вышел из машины. После чего, поняв, что погибшим уже ничем не поможешь, впал в состояние аффекта. Как он уехал, как бросил машину, как свинчивал номера — ничего не помнит. Очнулся Д. Рудь, по его словам, в больнице под капельницей. Адвокат подтвердил информацию о том, что родственники погибших получили от обвиняемого денежную компенсацию и написали заявление об отсутствии материальных и моральных претензий. О деталях договаривались адвокаты сторон на «основе судебной практики». Назвать размер компенсации Э. Саакян отказался. Возможно, потому, что следом встал бы вопрос о доходах прокурорской семьи. «Обе стороны довольны», — многозначительно заметил он. Между тем, по закону виновнику аварии грозит лишение свободы от пяти до десяти лет. Однако Э.Саакян уверен: даже если суд вынесет самый строгий приговор, реально обвиняемый отсидит не более двух-трех лет. Гипотетически ему могут дать и условную судимость, или вообще оправдать. Интересно, что побег с места преступления, который должен был послужить отягчающим обстоятельством, в деле не значится вообще. «Если бы он не останавливался, считалось бы, что он скрылся с места преступления, а так — нет», — поясняет Э. Саакян. Вскоре после ДТП отец обвиняемого был переведен из прокуратуры Жовтневого района на должность старшего помощника прокурора города. Теперь считается, что он не занимает руководящую должность, а стало быть, исключается влияние на работу правоохранительных органов. Правда, на все вопросы о семье Рудей в прокуратуре и милиции реагируют очень нервно. Хотя не секрет, что именно замалчивание помогло «спустить на тормозах» не одно громкое дело.

Интересно, что всего лишь за год до аварии на Набережной Победы в другом районе города — проспекте Гагарина — под колесами джипа погибла 62-летняя сторож Днепропетровского национального университета Любовь Темная. Несмотря на то, что сразу после аварии муж погибшей Иван Темный заявил, что имя виновницы гибели его жены известно всему городу, правоохранители не рисковали его обнародовать. Только месяц спустя тогдашний начальник ГУ УМВД в Днепропетровской области Анатолий Науменко признал на пресс-конференции, что за рулем находилась дочь одного их основателей группы «Приват». «Действительно, за рулем была Ксения Мартынова, ее машина сбила женщину, когда та переходила дорогу на мигающий желтый. Сейчас проверяются факты, думаю, дело дойдет до суда», — сказал генерал.

С тех пор в днепропетровской милиции изменился руководящий состав, и история обрела совершенно иной оборот. Уголовное дело было тихо закрыто в июне минувшего года. В действиях К.Мартыновой следователи милиции не обнаружили состава преступления, а прокуратура Днепропетровской области с этим согласилась.

Вадим РЫЖКОВ, «День», Днепропетровск
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ