Мне была суждена такая судьба, что ваши мертвые выбрали меня. Нельзя заниматься историей холокоста и не стать хотя бы наполовину евреем, как нельзя заниматься историей голодомора и не стать хотя бы наполовину украинцем.
Джеймс Мейс, американский историк, политолог, публицист, исследователь Голодомора в Украине, автор газеты "День"

Место силы — Хутор Надия

Нам в наследство остался бесценный подарок Тобилевича
25 сентября, 2020 - 10:10

Современный мир все меньше оставляет пространства для души, исчезают места, где живет гармония и покой.  В поисках тишины и восстановления себя люди согласны на двенадцатичасовые перелеты в Гоа, Бали, Таиланд. Сейчас такие места получили название «место силы».

Для меня же подобным местом является зеленый оазис в украинской степи — Хутор Надия, основанный Иваном Тобилевичем, известным драматургом и театральным корифеем.

Ежегодно Хутор Надия становится невероятно популярным среди жителей Кропивницкого и театральных деятелей.  В последние выходные сентября здесь традиционно проходит театральный праздник «Сентябрьские самоцветы», который календарно привязан ко дню рождения классика.  В этом году — 175-й день рождения Ивана Карповича Карпенко-Карого.

Мое знакомство с хутором-музеем произошло в 2009-м. И это была любовь с первого взгляда и навсегда.  Такой уют попробуй найти.  Романтические пруды — животворная сила воды, без которой в степи не выживешь.

Обширные дубы, которые на протяжении веков набрали силу и создали настоящий шатер, защитив территорию усадьбы от жаркого солнца и незваных ветров.  Дубы, высаженные руками корифеев — Заньковецкой, Садовского и всей когорты.  Неподалеку — молодые дубки Тарковских.  Андрей Тарковский, Арсений Тарковский — связаны родственными связями с Иваном Тобилевичем.  Их дед и отец — Александр Тарковский — вырос под опекой Ивана Карповича.  А хутор навсегда сохранил имя первой жены, матери детей — Надежды Тарковской-Тобилевич.

Немалое количество земли, полученное как брачное приданое жены, усилиями Карпа Тобилевича принимает вид усадьбы.  На перекрестке Чумацкого Пути рядом с колодцем для жаждущих вырос хутор, получивший особый смысл, значение, силу в украинской культуре.  Жаль, ох, как жаль, что ни соотечественники, ни руководящие кадры культуры не осознают значимости Хутора Надия на ментальной карте Украины.  Разрушенные в военное время здания и территория возродились и стали музеем только благодаря упорству Андрея Юрьевича Тобилевича в середине прошлого века.  История создания музея-заповедника и то, сколько пришлось пережить лишений, унижений, выселение и даже заключение внуку драматурга, стоит отдельной книги.  И он это сделал: спас родовое подворье не для себя — для нас.

Имеем счастье видеть дом, поставленный Карпом Тобилевичем (опытным управляющим имениями), и больший дом, возведенный Иваном Карповичем после возвращения из ссылки.  Невыездной Карпенко-Карый (еще несколько лет находился под гласным надзором полиции) имел возможность принимать у себя дома «звезд» сцены.  Гости были особенные.  Ведь жизнь на степном хуторе хоть и имела свои преимущества — отдаленность от лишних глаз, тишину, уединение, однако не отличалась комфортом и требовала много физического труда.  Поэтому даже самые дорогие гости днем ??работали рядом с хозяином по хозяйству, а вечером были непосредственно задействованы в постановке новых спектаклей.

О необычной хуторской жизни необычного хозяина рассказывает экспозиция, разместившаяся в доме, построенном Иваном Тобилевичем.  Воспроизведена жилая часть, заполненная мемориальными вещами, мебелью того времени.  Еще часть экспозиции посвящена театральной деятельности Карпенко-Карого и его сценическим партнерам.  Оригинальные вещи, вышивки и вязание крючком Софии Тобилевич, сценические костюмы, раритетные фото.

Но мало наблюдать — стоит услышать, в том числе и о том, о чем не пишут в книгах.  Почувствовать особый дух, невероятную атмосферу Хутора Надия.

На самом деле нам (современным посетителям) повезло больше: мы видим хутор несколько иным — обжитым, с многочисленными насаждениями деревьев, упорядоченным.  Трудно представить, что более полутора века назад это была голая степь.  Место, которое так любил Иван Карпович и где завещал себя похоронить.  Могила выдающегося драматурга не на центральной аллее известного некрополя — на сельском кладбище.  Рядом — захоронения жены, детей, внуков.

Наверное, это и есть высшая философия жизни: уйти тихо, достойно и сложить кости в милом сердцу уголке.

Только с ретроспективы веков, открывая для себя историю жизни и деятельности Ивана Карповича Тобилевича вне рамок школьной хронологической таблицы и даже вне лекций филфака, находясь на хуторе «в степях Украины», осознаешь, сколько энергии, сил, здоровья, труда отдано достижению цели  — развитию хутора и созданию украинского национального театра.  Два в одном — едином и нераздельном.  И самое ценное — цель достигнута.  Нам в наследство остался бесценный подарок — труд его жизни — хутор Надия и украинский театр.

Неторопливость и спокойствие хутора побуждают к размышлениям.  Хочется отогнать грустные мысли далеко.  Однако, учитывая особенность нашего времени, невольно осознаешь все риски существования уникального хутора-музея.  Не знаю, по какому принципу нашим музеям присваивают статус «Национальный», и считаю, что в первую очередь этот статус должны получать мемориальные усадьбы-музеи украинских художников, литераторов, общественных деятелей — создателей нации.  Хутор Надия в 35 км от Кропивницкого.  Готовы ли будут городские кадры ездить за смешные музейные зарплаты за город?  Кто будет держать научную и материальную планку музея?  Традиционно вопросов больше, чем ответов.  И традиционно — кадры культуры делают вид, что проблем не существует.

На территории музея-заповедника «Хутор Надия» существует еще один музей — единственный в Украине музей танца.  Его появление здесь не случайно.  Именно «корифеи» вывели на сцену украинский танец.  Экспозиция музея знакомит с историей украинского народного сценического танца, лучшими танцевальными коллективами страны и зарубежья, известными хореографами, благодаря которым наш танец стал известным в мире.  Портреты и фото со стен напоминают о необходимости реэкспозиции, о соответствии требованиям времени.

Когда, когда наконец появятся те, кто будет любить Украину «до глубины собственного кармана»?

Анжела Савченко, фото автора
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ