Кто забывает уроки истории, обречён на их повторение
Джордж Сантаяна, американский философ и писатель испанского происхождения

«Мы приехали в Киев просто с чемоданами»

Ректор Таврического национального университета имени В. И. Вернадского, профессор Владимир Казарин — о развитии вуза в Киеве и ответственности элит за события на полуострове
6 октября, 2016 - 10:29

С Владимиром Павловичем мы встречаемся в госпредприятии «Крымский дом». Там Таврическому национальному университету выделили помещения для проведения вступительной кампании. Пока мы беседуем (происходит это 30 сентября), слышны разговоры студентов, оформляющих документы для поступления в вуз. По результатам вступительной кампании, длившейся до 20 сентября, в университет зачислили 247 первокурсников. Около 300 человек перевелись на старшие курсы. Но Владимир Казарин прогнозирует, что до конца учебного года это число может вырасти и до двух тысяч — Министерство образования и науки разрешило крымчанам переводиться на обучение в университет-переселенец в течение всего года.

26 сентября в здании МОН торжественно открыли учебный год в университете. Ректор ТНУ имени В. И. Вернадского эмоционально рассказывает о планах по развитию вуза и крымских проблемах, которые игнорируют украинские власти. А разговор с Владимиром Казариным мы начали с того, как огромному университету удалось восстановить свою работу в столице всего за десять месяцев.

«МЫ ПРИЕХАЛИ В КИЕВ ПРОСТО С ЧЕМОДАНАМИ»

— Мы все время ощущали поддержку Украины. 1 января 2015 года Россия закрыла все украинские вузы в Крыму. 2014 год был объявлен ею, захватившей Крым, переходным, и мы до конца 2014-го еще действовали как украинские учебные заведения. А с 1 января все украинские вузы ликвидировали и на их базе создали так называемый Крымский федеральный университет, куда слили ТНУ, аграрный, медицинский, экономический университеты, научно-академические центры — все-все. Просто воровство.

Мы изначально не были с этим согласны, подняли вопрос о восстановлении Таврического университета в Украине. Все шло ни шатко, ни валко, пока не написали письмо народным депутатам, а они обратились к Президенту. Петр Порошенко в сентябре 2015 года наложил резолюцию, чтобы Кабинет Министров решил вопрос о переводе Таврического университета в Киев положительно и в кратчайшие сроки. В сентябре прошлого года дали мощный толчок процессам по восстановлению университета. Сработало и то, что Таврический университет открывался в 1918 году в Симферополе как филиал Киевского университета святого Владимира.

В ноябре университет начал существовать юридически, состоялись первые кадровые назначения, в декабре получили приказ тогдашнего министра образования Сергея Квита, обязывающий нас восстановить формат всего вуза. Вообще Сергей Миронович Квит нам очень помогал. Мы же сюда приехали просто с чемоданами. И надо перерегистрироваться, нужен юридический адрес. Тогда Сергей Квит предложил дать университету адрес министерства. И у нас в уставе сейчас юридический адрес — проспект Победы, 10.

Большой вклад в развитие вуза внесла и нынешний министр образования Лилия Гриневич, еще когда возглавляла парламентский комитет по вопросам науки и образования. Тогда она первой согласилась с нами, что правила вступительных экзаменов для крымчан и жителей оккупированных территорий Донбасса нужно изменить коренным образом. А став министром, Лилия Михайловна настояла на этом. Не важно, какой у ребенка паспорт, аттестат — мы все равно его берем, создаем образовательную декларацию и так далее. Была введена система, когда ребята на базе прикреплённой к нам школы сдают украинский язык и историю Украины в рамках школьной программы, а у нас — профильный предмет, необходимый для факультета, куда они поступают. И на основе трех этих экзаменов становятся студентами.

За десять месяцев вуз состоялся. Среди студентов, наверное, 94% — крымчане. Есть часть из Донбасса и десятка полтора — из других регионов Украины. Формируем подготовительное отделение для иностранцев. Все это создает здоровую атмосферу для развития университета.

«ХОТИМ СОЗДАТЬ ЦЕНТР ВИЗАНТИНИСТИКИ, ЧЕГО НИКОГДА НЕ БЫЛО В УКРАИНЕ»

 — Насколько вуз укомплектован преподавателями?

— В наших списках более 300 преподавателей, которые хотят и готовы работать. Но зачисление будет поэтапным. Сейчас зачисляем преподавателей по нынешнему штатному расписанию, там 67 штатных единиц. Потом пойдет второе зачисление. Около 60% наших преподавателей из Крыма, есть люди из других вузов Украины, наши коллеги из Донбасса.

Мы даже готовимся зачислить несколько иностранных специалистов. Хотим создать центр византинистики, чего никогда не было в Украине. Странно, потому что именно Украина — наследница византийских традиций, не изучать Византию нельзя — это часть нашего исторического и ментального пространства. Так вот, в этом центре византинистики выразили желание работать трое ученых из Парижа, двое из них — украинцы, которые когда-то уехали во Францию и сделали там карьеру.

— Что с материальной базой ТНУ? Известно, что для решения этого вопроса к университету должны присоединить Академию муниципального управления.

— Спасибо Министерству образования и науки, действительно была инициирована реорганизация Академии муниципального управления путем присоединения ее к Таврическому национальному университету. Согласно распоряжению, принятому Кабмином 27 сентября, академия становится нашим структурным подразделением, Институтом муниципального управления. Вместе мы сможем использовать одну материальную базу. Например, мы разворачиваем учебу в корпусе академии на улице Кирилловской, 164, который несколько лет стоял закрытым из-за сокращения численности студентов. Места хватит всем.

Параллельно мы сами нашли два имущественных комплекса, на которые оформили государственную аренду. Во-первых, спасибо Зурабу Аласании (гендиректор Национальной телекомпании Украины. — Авт.), который предоставил нам площадь в так называемом «карандаше», здании телецентра на Мельникова, 42. Нам передают в аренду 2000 квадратных метров, там наши журналисты, филологи будут учиться и стажироваться. А на Ленинградской площади мы арендовали здание Института химии, который восемь лет не работает. Там площадь помещения — 4000 квадратных метров.

Самая острая проблема — общежития. Большинство наших студентов из Крыма, 95% из них нуждаются в общежитии. По нашим планам после Нового года численность обучающихся в ТНУ может составить около 1500 человек — значит, нужно 1200—1300 мест в общежитиях. А к весне, думаю, количество студентов перерастет 2000 человек — и опять нужны общежития. Есть потребность и в преподавательской гостинице, потому что многие преподаватели переехали из Крыма.

Думаю, несколько общежитских комплексов должны быть переданы нам или взяты в аренду — мы над этим работаем.

«ЕСЛИ МЫ ЛИШИМ ЛИЦЕНЗИЙ УКРАИНСКИЕ ВУЗЫ В КРЫМУ, ОСУЩЕСТВИМ ВТОРОЙ АКТ ИХ УБИЙСТВА»

 — Вы заявляли о планах создать на базе Таврического университета центр крымоведения. Что происходит в этом направлении?

— В определенном смысле центром крымоведения является весь Таврический университет. Здесь крымские преподаватели, студенты, проблематика, которая нас интересует в первую очередь. Но одновременно нужен такой специальный центр. С этой инициативой когда-то выступало правительство, в частности Степан Кубив (первый вице-премьер-министр — министр экономического развития Украины. — Авт.). Мы не продвинулись в решении этого вопроса. Сейчас мы снова написали письмо на имя вице-премьера Вячеслава Кириленко, где говорим об этом. И если Кабинет Министров заинтересован и готов оказать поддержку, мы могли бы создать квалифицированный центр крымоведения по всей совокупности проблем: начиная от гуманитарных аспектов и заканчивая политологией, аналитикой, в том числе военной. Потому что некоторые решения, связанные с Крымом, у нас принимаются спонтанно, без глубокого понимания ситуации на полуострове.

 — Каких знаний о ситуации в Крыму не хватает Украине?

— Например, сейчас поставлен вопрос о лишении лицензий вузов, оставшихся на оккупированных территориях. Вопрос инициирован вузами Донбасса, для которых эта проблема актуальна. Дело в том, что был приказ министерства о переезде высших учебных заведений с оккупированных территорий на контролируемые украинскими властями. Ряд вузов остались на оккупированных территориях и продолжают действовать, используя украинские лицензии, программы, представляясь украинскими вузами. Это не соответствует действительности, ведь реально части Донецкой и Луганской областей, где они работают, подчиняются своим кремлевским хозяевам. Важная деталь: Россия не объявила эти регионы российскими. И в этом случае действительно целесообразно лишать вузы на неподконтрольных Украине территориях украинских лицензий.

Другая ситуация в Крыму. Там украинских учебных заведений не существует. Крым объявлен территорией России, проведен так называемый референдум, вошли в действие российские законы, и украинские вузы там просто убиты. Действующие там Крымский федеральный университет и другие заведения работают на основе российских лицензий и законов. Украинские вузы там — в спящем режиме. Если мы лишим лицензий украинские университеты, работавшие в Крыму, мы осуществим второй акт их убийства. Этого нельзя делать, мы должны сохранить за ними право возродиться в Украине. Уже приехали из Крыма на материк профессора-медики, которые говорят, что будут возрождать медицинский университет. Приехали профессора-аграрии и говорят, что хотят возрождать аграрный вуз. Так и другие учебные заведения.

«ВМЕСТЕ МЫ ПРОВЕЛИ БОЛЬШУЮ ТРАНСФОРМАЦИЮ КРЫМА»

— В 2001 — 2005 годах вы были заместителем председателя Совета министров Автономной Республики Крым, в 2006 — 2010 годах — первым заместителем председателя Севастопольской городской государственной администрации. По-вашему, какова ответственность крымских политической и научной элит в том, что сейчас происходит на полуострове?

— Элиты несут главную ответственность за ситуацию в регионе, где они существуют. Крымские элиты были разные, и та часть руководящего слоя, к которому я могу себя причислять, провела на полуострове огромную работу. Вместе мы осуществили большую трансформацию Крыма. Я работал в правительстве Сергея Куницына (председатель Совета министров АРК в 1998 — 2001, 2002 — 2005 годах. — Авт.). События той поры, всякого рода соцопросы, голосования, референдумы показывали, что Крым поддерживает свой украинский статус. Собственно, на референдуме за независимость Украины более 50% крымчан проголосовали «за». Появилось поколение молодых людей, которые не захотели учиться в оккупированной зоне. В 2014—2015 учебном году 15 тысяч украинских студентов уехали учиться на материк. И это их гражданская позиция: они знают, что они — дети Украины.

В марте 2014 года в Крыму не было никакого волеизъявления. В псевдореферендуме участвовало 35—38% населения. Это доказывается очень просто: 60% крымчан не меняли номера на машинах, их пришлось силой заставлять это делать. Крым был за Украину.

Вопрос, который вы поставили, на мой взгляд, нужно ставить иначе, нужно говорить об измене части крымской элиты. Где премьер-министр Крыма Сергей Куницын? Здесь, в Украине, народный депутат. Где Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров? Здесь. На материковой части формируются крымские прокуратура, СБУ, крымский вуз, восстановлена крымская футбольная команда «Таврия» и так далее. А на полуострове — часть крымской элиты, которая по природе была изменнической и такой себя проявила. У того же Владимира Константинова (председатель самозваного госсовета Крыма. — Авт.) на груди места нет для новых орденов и медалей — он всю коллекцию украинских наград собрал. И тут вопрос к киевской элите — куда вы смотрели, когда поощряли таких людей?

А переход Крыма под Россию — это акт военной агрессии. Пришли люди без опознавательных знаков и с оружием, захватили здания. Не думаю, что можно упрекать гражданское население за то, что оно не вышло с голыми руками против танков и пулеметов. Это было задачей нашей армии, наших правоохранительных органов, но они с этим не справились. Почему — должны разбираться компетентные органы.

Мария ПРОКОПЕНКО, фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments