Красота — это бесконечность, выраженная в законченной форме.
Фридрих Вильгельм Шеллинг, немецкий философ

На какую «раду» зовут Президента советники?

19 июля, 2002 - 00:00

События национально-освободительной войны украинского народа середины XVII века пошли по такому пути, что довели Богдана Хмельницкого в 1654 г. до союза с Москвой в Переяславском соглашении. Большую роль в этом играла идеалистическая надежда на единоверие православной Украины с православной Москвой, надежда на бескорыстную поддержку сильным единоверцем более слабого, изнемогавшего в постоянных войнах с католической Польшей и иноверными турками и татарами. Целью этого договора была взаимная помощь двух союзных государств в их борьбе против общего врага. Украина должна была оставаться полностью отдельным, независимым государством. Но московские империалисты начали ломать этот договор сразу же в первые месяцы после его подписания; они коварными, жестокими методами превратили Украину в свою колонию.

История украинского народа под властью Москвы — это одна долгая цепь порабощений, унижений, истязаний, физического уничтожения, этнопсихологического геноцида, беспрестанного преследования украинского языка, культуры, духовности. Москва считала: если в Украине будут придерживаться своих национальных особенностей, то Украину не удастся крепко и навечно привязать к московскому седлу. Искусственная изоляция на столетия отрезала Украину от окружающего мира. Украина теряла свой интеллект и талант, превращаясь в анонима; и сколько сил стоило ей избежать полной растворенности в московском общеимперском котле.

Обретя независимость, Украина особенно остро ощутила, что веками оставалась неведомой, не открытой для человечества, странной терра инкогнита в старой и хорошо изученной Европе. Самый жестокий, самый опасный след в психике, нравственности, поступках, действиях миллионов украинцев оставили московско-царские опричники и московско-коммунистические интернационалисты-инквизиторы. Расизм Московщины по отношению к Украине наиболее давний, наиболее масштабный, наиболее коварный. Евгений Маланюк справедливо отмечал, что террористически-полицейская машина тотально-централизованного государства коварно и грубо подгоняла национальные организмы под этнический уровень московской массы с целью создания едино-неделимого народа — русского, российского или «советского». Малороссийскость, национальный нигилизм пронизывали все общественные сферы, но сегодня наиболее всего дают о себе знать на высшем государственном уровне. Свидетельство тому также — Указ Президента Украины «Про відзначення 350-річчя Переяславської козацької ради 1654 року» от 13 марта 2002 г.

Последствия психологического давления со стороны России очень тяжело преодолевать, ведь в Украине до сих пор не утвердилась унифицированная национальная образовательная и гуманитарная политика. Искаженный Москвой образ украинца до сих пор тиражируется в прессе, кино, на телевидении. Национально-освободительное движение в Украине подается в специфической российской, т.е. негативной, враждебной модели толкования, в истерически-обвинительном тоне.

Фальшивая версия «общероссийского народа», «малороссийской ветви Великороссии», «общероссийского языка», как и московский неославизм, — это только позолота обновленной имперской ловушки. Активно подкармливаемый антиукраинизм — болезнь опасная, сложная. Болезнь негосударственности гангренизировала нашу духовность, но не убила нас как нацию, потому что в самые тяжелые времена национально сознательные украинцы шли на Голгофу против малороссиянизации, малопольшизации, мадьяризации, румынизации Украины. Потери украинцев в культурно-духовной сфере за века порабощения и сегодня тормозят процесс национального государственного строительства и радикального обновления общества. Духовное, моральное оздоровление украинской нации требует ее мировоззренческого очищения от чужих наслоений на здоровых моральных основах понимания и согласия. Вернувшись к здоровым первоосновам национальной традиционной духовности, корни которой еще в древнерусских великокняжеских временах, украинцы смогут преодолеть привитый чужестранцами комплекс национальной второсортности, преодолеть болезнь «малороссийства», освободиться от навязанных большевистских стереотипов, утвердить национальную историческую память.

Ввиду того, что язык является своеобразным синтезом всего национально-государственного, фокусом его видения, языковой вопрос в Украине вышел за непосредственно лингвистические рамки и приобрел острый политический, социальный, идеологический характер. Ведь язык формирует нацию, нация строит государство, государство сохраняет язык, потому что язык — это генетический код нации, константа государственной самодостаточности, самобытности, самоценности, неповторимости. Язык — это материализованное сознание, которое является основой формирования, утверждения морально-психологического явления — украиноцентризма, то есть такой мировоззренческой системы координат, в центре которой находится Украина и из которого всем нам следует смотреть на белый свет и оценивать все разнообразие жизненных явлений.

Государственная независимость подняла престиж украинского языка и дала власти широкие возможности использовать политический фактор в национальных интересах, разработать и внедрить национальную политику защиты своего культурного пространства от разрушительного влияния обрусения, остановить ассимилирующий процесс и начать оздоровление языково-культурной ситуации. Однако власть отстранилась от решения языково-культурных проблем, покинув дело на самотек, а украинские партии и общественные организации не смогли создать нужное давление на власть. Процесс обрусения не только не остановился, а фактически расширился; к нему добавилась американизация... Некоторое, да и то незначительное, улучшение языковой ситуации наблюдается только в официальной культуре. Наибольшие же потери украинский язык несет в той сфере, где его позиции наиболее уязвимы — в сфере урбанистической массовой культуры. Духовное ограбление украинского народа, идущее в ногу с ограблением экономическим, происходит во всех отраслях культуры, искусства, образования.

Ситуация в информационном пространстве Украины, в первую очередь, не отвечает Конституции, законодательству, требованиям национально сознательных украинцев. Почти 75% тиражей газет — русскоязычные. Российские газеты тиражом около 80 миллионов контрабандой ввозятся в Украину. В негосударственных (частных) электронных средствах массовой информации вещание на 90—95% ведется на русском языке. На 100 русских в Украине приходится 54 русскоязычных газеты, на 100 украинцев — только 7 украиноязычных газет. Фактически украинцы в Украине постоянно находятся в русскоязычной информационной среде. А тем временем представители промосковской пятой колонны по-фарисейски шумят на каждом перекрестке о какой-то мифической украинизации.

Нынешнее чужеземное информационное влияние — очень опасная помеха на пути формирования национальной и политической идентичности украинских граждан. С помощью мощной информационной агрессии Россия добивается изменения в свою пользу представлений украинских граждан о месте и роли Украины в европейском и мировом сообществе. Многие украинские радиослушатели и телезрители идентифицируют себя, как жителей одной из южных областей России, а не суверенного Украинского государства. Кроме того, российские телерадиопрограммы несут украинцам элементы московского имперского мышления.

Для «аншлюса» Украины Москва активно закладывает информационные, идеологические, культурологические, топливно-энергетические, социально-экономические предпосылки. Остается еще одна преграда — украинский язык, становой хребет украинства, одна из главных составляющих государственного самоутверждения Украины и национальной самоидентификации украинцев. Против него именно теперь направлен основной удар пятой колонны импер-шовинизма в Украине. Его цель — не допустить реализации 10 статьи Конституции Украины, затормозить ренессанс украинского языка на общегосударственном уровне, сузить сферу применения, заменить его русским. Маскируется все это под требования предоставить русскому статус второго государственного языка — фактически не второго, а первого. Но дело в том, что наследники Петра I, Екатерины II, Валуева, Александра II, Ленина, Сталина, Суслова не защищают право русских на свой язык. Они, в первую очередь, против того, чтобы украинцы в Украине пользовались своим родным украинским языком.

Преодоление морально-психологических качеств малороссийства, второсортности, национального нигилизма — сегодня одна из важнейших проблем, связанных с реализацией национальной идеи построения украинского государства, главным содержанием которой является социальная справедливость, рост благосостояния людей на основах развития самодостаточной экономики, национального образования, культуры, духовности, языка. Национальная идея не может торжествовать там, где нет социальной правды. И, наоборот, права трудящегося человека не могут быть реализованы за пределами национальной свободы, национального самоутверждения. Только четкие национальные ориентиры во всех сферах жизни Украины, осознание, что человек выступает не планетарной особью, а конкретно-исторической и национально-культурной индивидуальностью являются главнейшими предпосылками сведения к минимуму негативных последствий Переяславского соглашения 1654 года.

Самостоятельная, свободная личность, ее национальный государственнический дух, гражданственность, всестороннее нравственное развитие возможно только в национально-культурной и высокодуховной среде, где отсутствуют ненависть, пренебрежение, насилие, ассимиляция. Воля осуществляется в Духе, а Дух — в национальном Слове, призванном нести добро, правду, излучать позитивную энергию, служить пониманию, согласию, объединению, интеграции украинского общества на основах национальной идеи создания Украинского государства.

Василий ЛИЗАНЧУК, Львов
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ