Пусть мысли, заключенные в книгах, будут твоим основным капиталом, а мысли, которые возникнут у тебя самого - процентами с него.
Фома Аквинский, теолог, святой католической церкви

Наталья АТАМАСЬ – о своей «Птичьей истории»

«День» поинтересовался, как живется украинским пернатым и чем удивляют их «скандалы и интриги»
10 июня, 2021 - 20:02

     «Она отметелила мое чувство прекрасного в мире живых существ, и я теперь в полном плену культа птиц... « — написал на «Фейсбуке» ученый-ботаник, автор познавательно-развлекательного блога «Довколаботаніка» Алексей Коваленко. «...теперь я точно уверена: и куры, и все другие птицы — в миллионы раз умнее нас, людей. И привела меня к этому выводу ну вот просто бомбически-фантастически-интереснейшая экскурсия крутецкого орнитолога Натальи Атамась в мир птиц»— это уже отрывок из отзыва музейщицы Леси Гасиджак. Так читатели реагируют на книгу «Пташина історія», вышедшую несколько месяцев назад. Мы тоже не смогли пройти мимо и пообщались с ее автором — орнитологом, специалистом по гнездовой биологии и трофическим связям водно-болотных птиц Украины, кандидатом биологических наук, научной сотрудницей Института зоологии НАН Украины, популяризатором науки Натальей Атамас.

«Я НЕ КОЛЕБАЛАСЬ»

— Как вы лично «пришли» к птицам? Откуда ваша любовь и интерес к ним?

— Мне всегда казалось, что интерес к природе и животному миру в целом — это что-то из детства, когда человек с чистым восторгом оглядывается вокруг себя и видит, сколько всего вблизи бегает, летает, прыгает. У него кучи вопросов и желание узнать больше. Затем с возрастом это проходит, но не у всех. Мои родители — инженеры. С детства мой папа играл со мной с транзисторами, паяльником и другим железом, рассказывая, как устроены телефон, радио, компьютер. Отсюда идея, что все вокруг — это сложная машинка, которую можно разобрать, посмотреть, что внутри, и выяснить, как она работает. А природа — это самая сложная машинка в мире, и чем больше ты с ней разбираешься, тем меньше понимаешь, четко осознаешь, сколько ты всего еще не знаешь, значит — становится все интереснее и интереснее. Невозможно остановиться. Птицы в этом — это в определенной степени случайность. Но поскольку я изучаю именно их 20 лет, то они — венец моего «незнания», следовательно, именно о них мне и есть что сказать. Такой вот парадокс. Я написала книгу, потому что мне было интересно разобраться в своей голове и разложить все по полочкам. Ну, и еще деньги, да.


НАТАЛЬЯ АТАМАС / ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА НАТАЛЬИ АТАМАСЬ

— Как возник замысел вашей книги «Пташина історія»? Сложно ли было его воплощать, были ли у вас определенные сомнения?

— Меня окружает куча прекрасных людей, и этот замысел прежде всего возник в их головах. Они начали говорить: «Эгей, ты интересно рассказываешь, интересно пишешь, почему бы не написать книгу?» На самом деле я давно должна была написать книгу — научную монографию по биологии водно-болотных птиц. Но я понимала, что ее прочитают в лучшем случае 10 человек, а тщеславие — это мой грех, есть такое. Поэтому когда предложили написать научно-популярную книгу о животных, я решила, что это прекрасная возможность. И нет, я не колебалась, потому что всю жизнь читаю естествоведческие научно-популярные книги на трех языках, знаю, как они устроены, как сделать книгу интересной, дружественной к любому читателю и увлекательной. У меня был четкий план книги, график работы, лучшая команда издателей, которой я доверяла, — и все удалось.


САМКА САПФИРОВОГО МАЛЮРА


ВОРОБЕЙ ДОМОВОЙ

«ХОТЕЛА ПОКАЗАТЬ ВСЕМ ИЗВЕСТНЫХ ПТИЦ — ВОРОБЬЕВ, СИНИЦ, СОРОК — ПОД НЕОБЫЧНЫМ УГЛОМ»

— Чему могут научить (если должны) читателей 7 разделов «о скандалах, интригах и искусстве выживания в птичьем царстве»? Чем больше всего удивят, на ваш взгляд?

— У меня, наверное, не было такой цели — специально научить. Я считаю, что нет ничего плохого в том, что научно-популярная книга прежде всего развлекает читателя. Также не разделяю мнения о том, что если книга посвящена какой-то науке, ее объектам и написана ученым, то она обязательно должна быть академичной, сухой, смертельно серьезной и заходить на читателя, как тяжелый бомбардировщик — «сейчас я вам устрою выжигание невежества!» Есть много прекрасных книг, где сохранен баланс между ненавязчивым просвещением и развлечением, то есть это абсолютно реально. Я стремилась именно к этому и хотела показать всем известных птиц — воробьев, синиц, сорок — под необычным углом. Хотела, чтобы люди удивились тому, как в природе все гармонично построено и насколько мы, люди, — наши обычаи, поведение, культурные и семейные установки — созвучны тому, что происходит в природе, у птиц, насколько мы близки. И при этом насколько мы отличаемся. Человеку всегда интересен прежде всего он сам, а животные — это зеркало, в которое мы смотрим в поисках ответа на вопрос: кто мы такие и почему мы такие? Когда я писала о семейной жизни птиц, то есть о вещах, которые известны каждому человеку: изменах, браке, семейных отношениях, домостроении и территориальности, обучении и выживании, — то держала эту основную идею в голове.


ПАРА УТОК


САМКА ЧЕРНОГО ДРОЗДА

 

А еще было желание, чтобы люди узнали немного больше о том, как работают полевые зоологи, поэтому в книге есть различные небольшие зарисовки из моей экспедиционной жизни и исследований.

«БЕРДВОЧЕРЫ ВИДЯТ ТО, ЧТО НЕ УСПЕВАЕМ УВИДЕТЬ МЫ — ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ УЧЕНЫЕ»

— Насколько в Украине, по вашему мнению, развивается культура птицесозерцания? Что на это влияет?

— В книге есть целая глава о птицесозерцании, и это не напрасно. Во-первых, в ней я отдаю дань всему сообществу людей, которое влюблено в птиц, хоть и не сделало пернатых своей профессией. Во-вторых, это уважение конкретному человеку — автору фотографий в моей книге, воину-добровольцу, чемпиону Украины по фрирайту, прекрасному вдохновляющему человеку и страстному бердвочеру — Валерию Чоботарю. Без него это была бы совсем другая книга.


САПФИРОВЫЙ МАЛЮР САМЕЦ


СИНИЦА ГОЛУБАЯ

А вообще я могу сказать следующее: тот расцвет культуры птицесозерцания, который происходит сейчас просто на глазах, — это один из важнейших источников вдохновения. Люди не просто интересуются птицами — они помогают ученым (и мне в том числе), они защищают природу и животных от застроек, свай и других проблем, они помогают заповедникам и национальным паркам и способствуют развитию внутреннего туризма. Это абсолютно мощное и положительное явление, которое стремительно распространяется за последние 5-6 лет, и я считаю, что это настоящее чудо. Бердвочеры видят то, что не успеваем увидеть мы — профессиональные ученые, они доезжают туда, где у нас доехать постоянно нет денег или времени, это очень полезно для развития научного знания о птицах Украины.

«ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА — НЕ ДАТЬ ЗАСТРОИТЬ ЭТО БОГАТСТВО ОЧЕРЕДНЫМИ СЕРЫМИ КОРОБКАМИ»

— Если очень обобщенно, то как живется птицам в Украине? В столице и Киевской области в частности?

— В Киеве есть Днепр, большая река уже сама по себе обеспечивает существенное птичье разнообразие. У нас все еще сохраняются старые лесные и лесопарковые массивы — Голосеевский и Пуща-Водица. У нас есть уникальные луговые участки, очень важные для птиц, — Осокорковские и Троещинские луга. Все это делает Киев привлекательным местом для птиц и людей, которые ими интересуются. Главная задача — не дать застроить это богатство очередными серыми коробками.


САМЕЦ ЧЕРНОГО ДРОЗДА


СНЕГИРЬ-САМЕЦ

Что касается Киевщины, то здесь тоже гнездует и неплохо себя чувствует большое количество редких краснокнижных птиц: величественные орланы-белохвосты, черные коршуны, кулики-сороки и веретенники большие. Но проблем становится больше. Первая из них — это бесконтрольное разорение степных и луговых участков и долин рек, что особенно опасно не только для птиц, учитывая изменение климата и будущий дефицит воды. Сваи, браконьерство, застройка, загрязнение воды — список длинный. На севере Украины добавляется бесконтрольная добыча торфа, в Карпатах — рубки. Все это непосредственно влияет на птиц и людей, мы все в одной лодке. К сожалению, человек не понимает, что, например, болота — это не только место проживания уникальной птичьей фауны, это еще самый большой резервуар и естественной очиститель воды, — то, что надо сохранять не просто ради природы, а ради собственного будущего.

— Вы одна из соорганизаторов научно-популярного проекта «Дни науки». Почему это для вас важно и как проект живет во время пандемии?

— «Дни науки» — это не просто популяризаторский проект с долгой жизнью, это и лучшая в мире команда друзей и единомышленников. Карантин и пандемия, конечно, очень повлияли на нас. Ведь фишкой проекта всегда было то, что любой с улицы мог прийти в институт, в лабораторию, в поле с учеными и посмотреть и послушать, как мы работаем, чем занимаемся, задать вопросы, узнать, почему наука — это важно. Живое общение — это то, что сейчас невозможно в условиях пандемии, и поэтому мы пошли в интернет и запустили проект «Наукуїмо» на Ютюбе. Это короткие ролики с разными учеными, которые отвечают на часто задаваемые вопросы из своей отрасли знаний: микробиологии, зоологии, нейрологии и так далее. Я, например, просто написала на «Фейсбуке»: «Эй, люди, что бы вы хотели послушать о птицах в формате 5 минут на вопросы?». Сотни людей в комментах поотмечали то, что им наиболее интересно, даже Майкл Щур зашел и спросил, как птицы находят дорогу во время миграции. Часто задаваемые вопросы мы взяли в работу; что у нас получилось, можно посмотреть здесь: https://www.youtube.com/channel/UCpCD9q38ND-RYpN4hnSsC3A. Пока продолжаем выкладывать наши видео и надеемся, что люди оценят такой формат.

Підготувала Ольга ХАРЧЕНКО, «День». Фото надані видавництвом «Віхола»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ